Кого при жизни хоронят, тот долго живёт

20 ноября 2015 г. в 08:30

Автор: Игорь Азаров(все материалы автора)

Помню, как в самом начале 80-х вся страна вместе с Аллой Пугачёвой задорно распевала: "Ленинград! Ленинград! Я еще не хочу умирать!" – и никто (ну почти никто, в том числе и пишущий эти строки) не знал, что это перевранный стих Мандельштама и что там все в высшей степени грустно.

Согласитесь: радостно кричать "Я еще не хочу умирать!" – противоестественно. Глупая песня с мудрым текстом быстро исчезла. А слова врезались в память.

"Я еще не хочу умирать!" – это крик того, кого при жизни хоронят, кому не дают жить. Сейчас так может кричать практически каждое из НЕКАЗЁННОКОШТНЫХ печатных СМИ, адресуясь, ясное дело, вовсе не к городу на Неве.

С некоторых пор стало модным подталкивать "бумагу" – газеты, журналы, да и книги! – во мрак небытия. Когда этим черным делом занимаются чудовищно невежественные образованцы и хитрованы, локтями расчищающие поле для своих "проектов", все более-менее понятно. Странно, когда в добровольные могильщики "бумажных изданий" записываются те, кто, по идее, должны были бы делать все с точностью до наоборот. Если эти люди просто кривляются, это их дело. Беда в том, что дурной пример заразителен.

"Газета скоро умрет!" – высокопарно пророчествует в Алуште на недавнем форуме региональных СМИ маститый и авторитетный Владимир Сунгоркин. Эту свою мысль главред "Комсомольской правды" аргументирует так: "Печатать (газеты. – Ред.) только для "бабушек", которые не знакомы с мультимедиа, не имеет смысла".

При этом – можете убедиться сами! – бумажная "Комсомолка" (долгих ей лет жизни) лежит во всех киосках. Говорить с трибуны можно все что угодно, язык без костей. Но уходить в безбрежный мир интернета, отказавшись от печатного издания, господин Сунгоркин явно не торопится и нам пример не подает. Видимо, "Комсомольская правда" сегодня интересует не одних лишь дремучих "бабушек". Зачем тогда, простите, гнать волну?! С целью дезориентации конкурентов?

Начал, впрочем, хоронить "бумагу" не Сунгоркин. Верховным идеологом скорых похорон газет следует именовать российского журналиста и футуролога Андрея Мирошниченко, автора трактата "Когда умрут газеты".

Резоны в том, что пишет Мирошниченко, имеются, это признать необходимо.

"Люди, родившиеся в год Московской олимпиады, – последнее газетное поколение. Их подростковая социализация выпала на 90-е годы, когда еще была жива традиция семейной подписки… Следующее поколение, родившееся в 90-е, социализировалось в нулевые, когда был интернет. Это цифровое поколение. У них доминирует бытовой навык пользования интернетом. Про газеты-журналы они уже мало знают. А покупать (печатные издания. – Ред.) и вовсе не умеют, – пишет футуролог Мирошниченко. – Недавно (текст 2010 г. – Ред.) проводили исследование среди студентов, на вопрос "Что такое подписка?" 54% ответили: "Подписка о невыезде". Уже даже значение слова меняется. Когда последнее газетное поколение уйдет со сцены, тогда и прекратится газетная эпоха. Произойдет это к концу 20–30-х годов. Вот крайний срок".

***

В начале прошлого века, лет 100 назад, с  появлением и бурным развитием кинематографа, разного калибра футурологи дружно принялись хоронить театр. И все они тоже говорили о том, что вот вымрет-де последнее "театральное поколение" – и привет! А театр жив. Жить будут и газеты. Но для того, чтобы выжить, нужно отвечать духу времени – совершенствоваться, меняться. Совершенно ясно, что без своего сайта газета летит с одним крылом, а журналист без аккаунтов в соцсетях, без интернета – не более чем грамотный крот…

Владимир Тулупов, декан факультета журналистики Воронежского госуниверситета, выписывает газетам свой "рецепт": "Не превращать издание в "веселые картинки", где много иллюстраций – рисунков, фотографий, инфографики – и мало публицистики. Газетчикам вообще не следует во что бы то ни стало гоняться за оперативностью – интернет не перегонишь! – и брать другим, сделав акцент на аналитике, развивая "свои" информационные жанры: расширенная заметка, детальный отчет, проблемное интервью. Такой минус, как "дискретность выпуска", легко превращается в плюс, если читатель ждет встречи с любимым автором, с интересной рубрикой
и т.д."

Можно заметить, что оптимизм декана журфака ВГУ относительно будущности "бумажных СМИ" достаточно сдержан. Тулупов совершенно справедливо указывает на разрыв в мировосприятии разных поколений, о чем, как мы помним, твердит и Мирошниченко.

Системное, "текстовое мышление" с его выявлением глубинных связей, с триадой "тезис – антитезис – синтез", с историческими экскурсами и параллелями, психологизмом, внутренней логикой – сегодня достояние немногих избранных. Их внутренний мир слишком сложен.

Основная масса молодого и подрастающего поколения – носители так называемого клипового сознания, весь мир для них все равно что комикс.

Я бы это самое клиповое сознание определил как мировоззрение той сказочной Козы, которая "бежала через мосточек – ухватила кленовый листочек; бежала через гребельку – ухватила водицы капельку".

Все это (вернёмся к пояснениям Тулупова) отлично сочетается с принципиальным нежеланием платить за информацию и неспособностью удерживать свое внимание на чем-то дольше, чем на несколько минут.

В конечном же итоге, как полагает Владимир Тулупов, газеты к 30-м годам XXI века, конечно, не умрут, но либо станут распространяться бесплатно, фактически из типографии отправляясь в макулатуру, либо станут очень дорогими и элитарными, либо сугубо профессиональными – для очень узкого круга столь же узких специалистов.

Утешает газетчиков воронежский декан лишь тем, что в нашем обществе сохраняется "традиционное уважение и доверие к печатному слову".

***

Чтобы немного перевести дух, позволю себе маленькое отступление – но не слишком далеко от темы.

Во времена не столь уж давние одна сотрудница (не из пишущих) в ответ на мои горькие сетования о падении тиража наставительно заметила:

– Потому газета не расходится, что вы пишете не интересно. Вот вы пишите интересно – и люди будут покупать!

При этом на мой вполне закономерный вопрос о том, что, к примеру, было бы интересно прочитать в газете ей самой, вразумительного ответа от дамы не последовало, хотя я был настойчив.

Истинно говорю вам: человеку с кругозором курицы интересны только его корм и насест…

***

В стремлении поскорее "похоронить" газеты есть свой маленький секрет, который улавливается, к сожалению, не всеми. Заключается он в том, что "бумажная газета" своим могильщикам представляется исключительно в виде морального устаревшего НОСИТЕЛЯ информации. Ну кто, в самом деле, вспомнит про кассеты VHS, когда есть DVD-диски – ну и так далее!

Такая подмена понятий (в логике это так называется) приводит к тому, что нам предлагают не замечать различия между омлетом и сковородкой.

Газета не бумажка с текстом. Газета – своего рода достояние общей культуры общества, если угодно – социокультурный феномен, с именем, историей, традициями; это не бездушная кассета, диск или допотопная бобина – это плод творческой работы значительного коллектива издателей, авторов, дизайнеров, верстальщиков, корректоров.

Тулупов прав: если газета и может от чего-то безболезненно отказаться в пользу безликого и супероперативного интернета – так это от публикации хроники текущих новостей, тех самых "клипов", дорогих мерцающему вниманию носителей одноименного мировосприятия.

Другое дело, что из потока совершенно разрозненных, бессвязных, подчас малограмотно излагаемых новостей, мелькающих в десятках информационных лент, потребитель получит лишь гору полуфабрикатов.

Редактор же газеты и его сотрудники, формируя содержание (контент – сейчас так модно говорить!) каждого номера своего издания, выдают вдумчивому читателю годный к употреблению, сбалансированный (и часто обеззараженный!), относительно легко усвояемый информпродукт.

Не ценить этого – значит, не понимать, что такое полезная информация вообще. Конечно, требования к качеству работы редакторов и журналистов в условиях, откровенно неблагоприятных для "бумажных СМИ", очень высокие. Материал в интернете – бабочка-эфемерида, публикация в газете – документ.

Не пишу намеренно о том, как весь этот – назову явление по имени – трындеж  о скорой кончине "бумажных СМИ" сказывается на подготовке в вузах молодых журналистов. Работать в "умирающих" газетах они не хотят, а места всех Малаховых, Познеров, Киселевых и Брилёвых давно заняты…

Кстати, пока теоретики и интеллектуалы ведут споры о том, как долго протянут газеты, практики действуют так, словно печатные СМИ уже в состоянии трупного окоченения. Выяснилось, что созданным именно для этого организациям и службам НЕ ВЫГОДНЫ ни организация подписки, ни доставка, ни распространение газет и журналов. Отдельная тема, конечно…

***

Никогда не забуду безумные очереди за газетами и журналами в перестроечные годы! Купить просто так, без боя, "Неделю", "Аргументы и факты", "Эхо планеты" было невозможно, а "Наше наследие" и "Иностранная литература" вообще считались предметами роскоши.

А потом был начат тотальный развал. С ним угас и интерес к прессе, пошла деградация и читающих, и вещающих. Крымчане, оказавшись по уши "в Украине", вообще были вынуждены долгие годы потреблять информационные помои; слава Богу, что у нас местная печать давала отдушину, хотя и своего булькающего дерьма здесь хватало…

Как вы понимаете, делиться им здесь – загубить все дело. Естественно, многое будет реализовано уже в 2016 году.

И конечно, нам очень дорого мнение читателей. В самом деле, напишите нам, что же вам действительно ИНТЕРЕСНО?

P.S. Любой материал, который пишется для газеты, обречен на предельную лаконичность. "Чтобы словам было тесно, а мыслям просторно" – этот некрасовский завет хорошо помнят все журналисты, верные "бумаге". Поэтому будем считать, что разговор о жизни и судьбе газет только начат. И уже в начале этого разговора ясно одно: участь любой газеты в руках её читателей!

Просмотров: 293




Новости по теме

Читайте также