Это был урок и для побеждённых, и для победителей

Это был урок и для побеждённых, и для победителей

26 ноября 2015 г. в 11:34

Автор: Игорь Азаров(все материалы автора)
К 70-летию со дня начала Нюрнбергского процесса

Это был величайший судебный процесс в истории человеческой цивилизации. Судили не какого-то злобного маньяка, не шайку негодяев – на скамье подсудимых оказалось преступное государство, судьи искали меру возмездия для агрессии и геноцида. Когда сейчас, в наши дни, о ком-то говорят, что его (или их) "ждет свой Нюрнберг", все понимают: речь идет о суровом и неотвратимом наказании за преступления против мира и человечности.

Идею публичного суда над главаря- ми рейха высказал И.В. Сталин. Уинстон Черчилль вообще предлагал либо казнить пленённых нацистских бонз без суда, либо проводить над ними медицинские опыты – как на крысах. Франклин Рузвельт в итоге поддержал советского лидера, оговорившись, впрочем, чтобы суд не затянулся и не оказался "слишком юридическим".

На деле же получалось, что Нюрнбергский процесс открыл новую главу в истории международного права и правосудия. Впервые в истории – на международном уровне! – были заложены такие принципы, как ответственность государства за развязывание и ведение войны, за бесчеловечные преступления против мира, тяжкие военные преступления. Впервые была сформулирована коллективная и конкретная личная ответственность высших должностных лиц страны-агрессора. Было установлено, что преступления гитлеровских нацистов не имеют срока давности.

Не вина нюрнбергских судей, что не на все лбы было тогда поставлено клеймо позора, а мировые лидеры, отправив на эшафот каких-то там уже выпавших из большой игры кейтелей, кальтенбруннеров и штрейхеров, не спешили делать выводы для самих себя.

Нюрнберг, закладывая основы новой правовой культуры, которые были призваны открыть послевоенному миру возможности добрососедства и сотрудничества, оказался всего лишь последним проявлением взаимопонимания стран Антигитлеровской коалиции. Ибо слишком принципиальны противоречия между ведущими державами и слишком глубоко пустили корни традиции достижения своих целей за счет других стран и народов.

***

Нюрнбергский процесс над главными военными преступниками фактически стартовал 20 октября 1945 года – предъявлением обвинения двум десяткам высших гитлеровских приспешников. Ровно через месяц, 20 ноября, начались судебные заседания.

Одна из западных газет тогда опубликовала злую карикатуру, совсем в   духе

"Шарли". В центре совершенно пустого зала, обросший немыслимой длины бородой, был изображен лорд Джеффри Лоуренс, председатель Трибунала. Он провозглашал: "Международный трибунал прекращает свою работу, так как последний подсудимый скончался по старости лет!"

Кому-то очень хотелось как можно скорее завершить процесс (судьбы битых немцев уже никого не интересовали), чтобы наружу не полезли неблаговидные дела не только лишь подсудимых…

Не допуская внешнего давления и профанации, суд в самом деле не спешил

– словно за стенами Дворца правосудия еще не бушевали ветры холодной войны. Во множестве книг о процессе описано, какой восторг у подсудимых вызвала печально знаменитая "фултонская речь" (5 марта 1946 г.) Черчилля, похоронившая надежду на сотрудничество и взаимопонимание между двумя мировыми системами. Нюрнберг тогда остался послед- ним островком сотрудничества США, Великобритании, Франции и СССР.

Предъявление доказательств и речи сторон закончились 31 августа 1946 г. Приговор был оглашен 30 сентября – 1 октября, а глубокой ночью 16 октября 1946 г. осужденные на смерть нацисты были повешены.

На виселице свой гнусный жизненный путь закончили Риббентроп, Кейтель,  Йодль,  Розенберг,  Фрик, Франк, Кальтенбруннер, Штрейхер, Заукель и Зейсс-Инкварт. Борман был приговорен к смерти заочно. Геринг и Лей смогли уйти от правосудия, покончив с собой. Гесс, Редер и Функ получили пожизненное заключение. Шпеер, Ширах, Нейрат и Дениц были осуждены на длительные сроки заключения. Шахта, Папена и Фриче суд оправдал.

Трибунал проделал колоссальный объем работы. Достаточно сказать, что в ходе 403 открытых судебных заседаний было заслушано 116 свидетелей обвинения и 143 свидетеля защиты. Трибунал рассмотрел не менее 5000 документальных свидетельств. За 20 месяцев работы Трибунала в зал заседаний было выписано 60000 пропусков. Столь открытого и широко освещавшегося в СМИ процесса до тех пор мир еще не знал.

На английском и французском языках материалы Нюрнбергского процесса были полностью изданы в 42 томах. Текст стенограммы процесса на русском языке составил 39 томов. В СССР несколько раз приступали к публикации этих мате- риалов – и всякий раз публикация почему-то обрывалась; если я не ошибаюсь, по максимуму издано только 8 томов…

За семь десятилетий великий суд народов в Нюрнберге породил колоссальный объем художественной, документальной и мемуарной литературы, документальных и художественных фильмов. При этом процесс оброс, как днище корабля ракушками, множеством мифов, разрушение которых в условиях сложной политической конъюнктуры часто означает лишь замену одних домыслов другими.

***

Всех, кого интересует закулисная сторона процесса, личности подсудимых,  их отношение к происходящему, я отсылаю к изданному в Москве в 2012  году

"Нюрнбергскому дневнику" Густава Гилберта, сотрудника американских спецслужб, который под видом судебного эксперта-психолога общался с нацистскими бонзами в течение всего времени работы Трибунала. Известная у нас книга А. Полторака "Нюрнбергский эпилог" в самых своих интересных страницах – переводы именно из Гилберта, подчас без ссылок на первоисточник.

Я же, готовя этот материал, обратился к увесистому тому российского историка и юриста Александра Звягинцева "Нюрнбергский процесс. Без грифа "Совершенно секретно". Это самая свежая обобщающая работа, изданная в 2009 году.

Открыл авторское предисловие – и поразился. Сразу прошу прощения за данную цитату. "Противоречия между развитыми и остальными государствами становятся все острее. Появились глубокие трещины по границам культур, цивилизаций, – пишет Звягинцев. – Возникло новое масштабное зло – терроризм, быстро  выросший  в  самостоятельную глобальную силу. С фашизмом его объединяет многое, в частности намеренное игнорирование международного и внутреннего права, полное пренебрежение моралью, ценностью человеческой жизни. Неожиданные, непредсказуемые атаки, цинизм и жестокость, массовость жертв сеют страх и ужас в странах, которые, казалось, хорошо защищены от любой угрозы".

Вспоминаем последние трагические события, повлекшие огромные человеческие жертвы, и читаем далее: "В самой опасной, международной разновидности это явление (терроризм. – Ред.) направлено против всей цивилизации. Уже сегодня оно представляет серьезную угрозу развитию человечества. Нужно новое, твердое, справедливое слово в борьбе с этим злом, подобное тому, что сказал более 60 лет назад германскому фашизму Международный военный трибунал".

Это, напомню, написано в 2009 году, когда головорезы из ИГИЛ (организация запрещена в России) еще только качали мускулы и пестовались американцами, щедрыми и "дальновидными". Совершенно ясно, почему идея создания – по нюрнбергскому образцу! – Международного трибунала для террористов в наши дни провозглашается с высоких трибун и овладевает ушами сотен тысяч нормальных людей. При этом, если уж развивать "нюрнбергскую" тему, мне бы хотелось увидеть на скамье подсудимых не рядовых дикарей и варваров, а их наставников, спонсоров и вообще, так сказать, всех "заказчиков музыки", чем выше – тем лучше.

Думаю, что свой Нюрнберг ждет и деятелей правящей ныне в Киеве украинской  нацистско-террористической хунты.

***

…Когда последний приговоренный к казни в Нюрнберге нацист (Артур Зейсс-Инкварт, палач польского и голландского народов) был вынут из петли, все трупы с веревками на шее и табличками были выложены рядком для посмертного фотографирования. Каждая из  стран – участниц Трибунала могла выставить трех фотографов. Один из американских фотомастеров, потрясенный увиденным, тихо произнес: "Только в таком виде они безопасны!"

К этим словам, я думаю, и сегодня нет нужды что-то добавлять…

Просмотров: 277





Новости по теме

Глава горадминистрации Геннадий Бахарев высказал мнение о том, что памятник Народному ополчению...

Читайте также