Панно судьбы, или В каждом кусочке – солнце

4 декабря 2015 г. в 10:30

Автор: Ольга Новицкая(все материалы автора)

Чтобы увидеть работы замечательного мастера Павла Павловича Грейсера, не нужно покупать билеты в музей. Достаточно прогуляться по улицам крымских городов и хорошенько всмотреться в наследие "застойных" времен. В обветшалые многоэтажки, в пересохшие фонтаны, в опустевшие Дворцы культуры. В этих хорошо знакомых с детства памятниках советской архитектуры непременно отыщется частичка света, оставленная Павлом Павловичем. Это мозаика, которую так щедро составлял для любимого полуострова художник Павел Грейсер. Одно из самых известных панно мастера, украшавшее собой фасад магазина "Солнце в бокале", по праву можно было считать визиткой центральной части Симферополя. К сожалению, речь об этом произведении искусства, как и о большинстве работ Павла Грейсера, можно вести только в прошедшем времени. Мозаика, которая могла бы еще долгие  годы радовать глаз, заметно повреждена.

Никто не забыт

Знакомство журналистов "НК" с Павлом Грейсером состоялось с легкой руки секретаря редакции  Эллы. Так, с ее подачи, мы отыскали интереснейшего мастера – Павла Павловича Грейсера – и узнали, что панно на фасаде соседствующего с редакцией института эфиро-масличных культур далеко не единственная его работа, созданная для любимого города.

Прежде всего удивил тот факт, что Павел Павлович не крымчанин. Точнее сказать, не уроженец Крыма. Он приехал из далекой Сибири и сумел так прочувствовать дух нашего полуострова, что передает его в каждом штрихе карандашного наброска, в каждом росчерке обычной шариковой ручки. Листая альбом крымских зарисовок Павла Павловича, выполненных в графическом стиле, невольно ловишь себя на мысли о том, что их автор с легкостью мог бы презентовать свои выставки не только в крымских музеях, но и далеко за его пределами. Работы рождались на свет совершенно неожиданно, как свежий ветер врывается в окно мчащегося по горной трассе автомобиля. Остановился художник, вышел из машины – и набросал в блокноте то, что нельзя передать словами и остановить нажатием кнопки самого лучшего цифрового фотоаппарата. Вот так, с помощью карандаша или ручки, взял и оставил на листе бумаги след убегающей вдаль дороги, луч заходящего солнца, конус стремящегося ввысь кипариса.

 – Почему делом вашей жизни стала мозаика? – спрашиваем у Павла Грейсера.

 – Понимаете, мне хотелось, чтобы мои работы могли увидеть как можно больше людей.

Пожалуй, более четкую задачу для искусства подобрать невозможно. Глубину чувств человека, сделавшего ее смыслом жизни, постичь крайне сложно. Но в общих словах, на языке, понятном каждому, кто видит панно, собранное из мозаики, обозначить ее можно так: красота, которая выдержит испытание временем и, не прячась в камерных залах, спасет суету будничной жизни от утомительной серости.

Все оттенки синего

Яркость во всех ее проявлениях – так можно описать взаимоотношения Павла Павловича и его работ.

 – У меня нет любимого цвета, – признается художник. – Все зависит от того, какое предназначение у работы.

И действительно, рассматривая уцелевшую мозаику, сложно сказать, какие краски в ней доминируют. Ощущается общий дух – то, что делает наш полуостров единственным и неповторимым. Кусочки сложенных бок к боку плиточек стекла наполнены солнечным светом, теплом золотистого песка, зеленью листвы и бездонной синевой моря. Что касается синевы, переходящей в лазурь и аквамарин, то память хранит с детства воспоминания о ней, собранные в бассейне возле ресторана "Кечкемет". Сегодня от чудесного бассейна с кораллом не осталось и следа. Но Павел Грейсер помнит, как он появился на ладонях нашего города, и рассказывает об этом с особым теплом.

 – На "Кечкемете" я работал в паре с Александром Выголовым, – вспоминает художник. – Он занимался интерьерами, а я делал мозаику бассейна и панно на стене.

Сам факт появления в советском Симферополе заведения с иностранным названием достаточно прост. Кечкемет – наш венгерский город-побратим. Советское руководство Симферополя отдало команду построить в городе кафе "Кечкемет". И наши строители умело претворили задачу в жизнь. Объект общепита из камня и стекла бодро укрепился на участке городской земли в районе Московского кольца. Сразу после завершения строительства Павел Павлович получил заказ на художественное оформление "маленькой Венгрии" в виде мозаики.

 – Меня смущало пятно пустоты у входа в новое кафе, – вспоминает он, – тема воды, лучей солнца в ней – самая главная в наших краях. Я заполнил пустоту бассейном.

На стене будущего кафе мастер выложил мозаику с летящими птицами. Сюжет был взят из венгерского фольклора, каждый взмах крыла нес в себе дух
мадьярского эпоса.

Принимать новое кафе приехал лично первый секретарь обкома партии Николай Кириченко. Осмотрелось первое лицо и отдало распоряжение: быть "Кечкемету" рестораном. В спешном порядке заведению изменили меню, набрали персонал более высокой категории – и наш респект побратимам заструился лазурью фонтана на глади мозаичного бассейна. Сколько оттенков синего собралось в чаше причудливой формы, уже и не вспомнить. Но симферопольцы, чье детство прошло в районе Московского кольца, безусловно, помнят, какими гладкими на ощупь были плиточки мозаики и как хотелось стать счастливым обладателем хоть одной из них.

Дотянуться до небес

 – Если бы я сейчас согласился сделать мозаичное панно для города, то только на такой высоте, чтобы до него нельзя было дотянуться, – признается Павел Грейсер.

Сразу вспоминается киношная фраза "достучаться до небес". Похоже, что в наши дни, когда лица городов теряются в бетоне и стекле однотипных высоток, мозаика с обилием красок и полутонов так же недосягаема, как небеса, дарящие свои цвета мастеру Павлу Грейсеру.

А в том, что яркие краски продолжают жить в душе мастера, сомневаться не приходится. Простившись с Крымом на период безвременья, Павел Павлович снова нашел себя там, где искусство, впрочем, как и жизнь, длятся вечно – в музее Христианской религии на Кипре. В стенах древнего монастыря, основанного в XII веке, крымский художник делал рельефы. Его работы кипрского периода говорят о себе без слов:  "Дары Волхвов", "Вход Господен в Иерусалим", "Сошествие в ад", "Сретенье".

 – Вы верующий человек? – спрашиваем у Павла Павловича.

 – Да, но не до фанатизма.

В ответе без тени фальши явно звучит то, что движет художником Павлом Грейсером. Эту движущую силу можно назвать миром в душе. Только так, просыпаясь с желанием творить, создавать и оставлять потомкам, можно стать счастливым человеком. Павел Павлович Грейсер счастлив. Это ощущается в каждом его слове, в каждом жесте. Он умеет принимать все, что преподносит ему судьба. Делает это не всегда с радостью, но всегда с пониманием. И результат не заставляет себя долго ждать. Поезжайте в Евпаторию – вокзал встретит вас мозаикой мастера. Прогуляйтесь по Симферополю – непременно увидите кусочки солнца и моря, собранные Павлом Павловичем.

Хочется верить, что долгие годы будет нас радовать замечательное панно, выложенное на доме с адресной табличкой "Киевская, 150". Может, город скинет занавес неухоженных деревьев, и с легкой руки нашей Эллы засияют новыми бликами разноцветные плитки, уцелевшие чудом.

фото Алексея Васильева

Просмотров: 806





Новости по теме

В Турции найден гроб с останками русского офицера царской армииРегби: в Алуште завершился первый...

Читайте также