Воробышек с соловьиным голосом

25 декабря 2015 г. в 07:00

Автор: Елена Раскина, Москва, специально для "НК"(все материалы автора)

Два года назад на фестивале "Алые паруса" в Феодосии московский молодёжный театр "Блуждающие звёзды" представил пьесу "Воробышек" о жизни Эдит Пиаф – столичных авторов Елены Раскиной и Михаила Кожемякина. Михаил в спектакле сыграл роль Раймона Ассо, а Эдит играла талантливая студентка Международного гуманитарно-лингвистического института (Москва) Алия Шуриева. "Голосом" Пиаф была студентка того же института Валентина Симеониди.

Кто может знать лучше о судьбе великой французской певицы, чем авторы пьесы, ведь её созданию предшествовала долгая работа с документами. Мы попросили одного из авторов, Елену Раскину, рассказать читателям "НК" о жизни легендарной певицы.

Нищие, но гордые

19 декабря 1915 года в нищей артистической семье родилась девочка, названная Эдит. Эдит Гассион. Семья была нищей и артистической в полном смысле этих слов: отец девочки, циркач Луи Гассион, в прошлом – герой Первой мировой войны, устраивал представления прямо на улицах, а дочка собирала деньги со зрителей – в жестяную банку из-под консервов. Мать девочки, Анита Майяр, актриса без ангажемента, бросила мужа и дочь, а сама отправилась в неизвестном направлении в поисках лучшей жизни и сцены для приложения своих в прошлом блестящих актёрских возможностей.

Чудо святой Терезы из Лизье

В раннем детстве девочка воспитывалась в Нормандии, у бабушки со стороны отца, во всех отношениях достойной женщины, которая была хозяйкой борделя. Несчастные "девушки" из бабушкиного борделя не имели детей и заботились об Эдит как о собственной дочери: купали её, кормили, одевали, расчёсывали малышке волосы и рассказывали сказки.

Кстати, Эдит в детстве была слепой, и бабушкины девицы водили её на могилу святой Терезы из Лизье, кармелитской монахини, одной из четырёх женщин в истории католицизма, получившей почётный титул "Учитель церкви". Водили в надежде, что святая на небесах заступится за девочку и вернёт малышке зрение. И о чудо! Зрение к Эдит вернулось!

Вторая неслыханная удача

Это была первая неслыханная удача в жизни Эдит. Первое чудо. А второе чудо произошло тогда, когда Эдит пела на улицах Парижа, а её подружка и нахлебница Симона собирала деньги за выступления в жестяную консервную банку. К Эдит подошёл хорошо одетый, приятный господин и, по словам Симоны Берто, посмотрел на девушку так восхищённо, как будто был в неё влюблен. Господин этот оказался хозяином знаменитого кабаре "Жернис" на Елисейских полях, искателем талантов. Звали его Луи Лепле. Месье Лепле пригласил нищую девочку петь на сцене своего кабаре. Он же придумал для Эдит псевдоним – Пиаф, что значит "воробышек".

Казалось бы, перед нами история Золушки, и дальше всё должно быть очень хорошо, просто прекрасно – слава, деньги, красивая жизнь... Но Эдит не отпускало её прошлое. Прошлое нищей побродяжки, не имевшей никакого другого достояния, кроме голоса. "Старые знакомые", лихие ребята из бедного, отдалённого района Парижа Бельвиль, который был тогда чем-то вроде московских Марьиной рощи или Хитровки, не оставляли Эдит в покое. Уличная певичка вышла в люди – надо воспользоваться этой её удачей.

Чёрный день

И вот в один чёрный день, когда Эдит, как обычно, пришла в кабаре "Жернис", она узнала, что Луи Лепле убили. Кто-то проник в его квартиру и выстрелил в её друга и покровителя, второго отца. Полиция стала подозревать, что именно Эдит навела своих былых "дружков" на квартиру Луи Лепле, а главное, на его сейф. Все это могло бы окончиться для Эдит очень плохо, если бы судьба не помиловала её в третий раз. Произошло третье чудо в её жизни, самое главное.

Кабаре "Жернис" прекратило свою работу, но Эдит заинтересовался друг покойного Луи Лепле, поэт и антрепренер Раймон Ассо. В то время он был секретарем у знаменитой певицы Мари Дюба. Впоследствии Эдит исполнит несколько песен Мари Дюба, например "Моего легионера".

Как "малышка Эдит" стала дамой

Эдит обожала Мари Дюба, эта певица была её кумиром. "Малышка Эдит" даже не думала, что когда-нибудь превзойдет Мари Дюба, станет "голосом Франции". А пока Раймон Ассо предложил Воробышку свою помощь. Именно ему принадлежала идея нового сценического имиджа Эдит Пиаф – не малышка с улицы, Золушка-замарашка, одно из тех несчастных созданий, которых сотни, а то и тысячи на улицах Парижа, а "мадемуазель Пиаф", изящная, хорошо одетая, надушенная, в "маленьком чёрном платье", как любила говорить Коко Шанель, и с тщательно уложенной прической – волосок к волоску.

Раймону Ассо почти удалось сделать из Эдит даму. Почти, потому что сквозь новый имидж отчаянно пробивался старый – былые манеры. Точнее, полное их отсутствие. Она иногда сбивалась с такта, особенно на званых обедах. Нет да и пропустит острое, не позволенное даме словцо, нет да и взбрыкнет, как норовистая маленькая лошадка. Словом, не соловей, а воробышек, всё равно воробышек – маленькая, шустрая, отчаянная птичка. Воробышек с соловьиным голосом. Бывает в природе и такое.

"Гимн любви"

Её очень любили многие, и почти все её песни были о любви. Одним отвечала взаимностью она сама, другие просто восхищались ею на расстоянии. Наверное, больше всех любил Эдит Раймон Ассо. Тот самый, который сделал из неё даму и великую певицу. А она больше всех любила боксёра Марселя Сердана, который погиб в авиакатастрофе, когда летел на свидание с ней. Но Марсель был женат, имел сыновей и едва ли согласился бы бросить семью ради Эдит. Так что их любовь оборвалась на самой высокой ноте.

Последней любовью стареющей певицы был молодой грек Тео Сарапис. С ним она даже обвенчалась по православному обряду. Впрочем, греком он был по происхождению, а французом – по гражданству и воспитанию. Он относился к Эдит нежно и преданно. А она была уже очень больна и с трудом выходила на сцену...

Великая Эдит говорила, что в жизни она лучше всего умеет делать три вещи – петь, вязать и любить. Заметим, что "петь" она ставила на первое место. А в перерывах между выступлениями вязала один бесконечный свитер. Вязание успокаивало нервы, помогало сосредоточиться.

А любовь? Любовь её окрыляла. Поднимала к звёздам. Поэтому одной из лучших её песен можно назвать "Гимн любви". Эдит Пиаф была права – лучше названных выше трех вещей, пожалуй, нет ничего на свете. Разве что сочинять стихи или писать картины…

Просмотров: 305




Читайте также