Мутные воды севастопольской марикультуры

31 декабря 2015 г. в 07:00

Автор: Сергей Абрамов(все материалы автора)

"Новый Крым" разбирается, почему акватория Севастополя и Крыма, благоприятная для создания марикультуры, остаётся закрытой зоной для морского пищепрома.

Всё чаще в российской прессе приходится наталкиваться на материалы, заголовки которых обнадёживающе сообщают о возможностях Севастополя накормить мидиями всю Россию, а ещё о готовности иностранных компаний создать в Крыму крупные устричные хозяйства, где вырастут деликатесы для ресторанов нашей большой страны.

Однако нужно честно сказать: хотя шанс стать центром марикультуры России у Севастополя и Крыма огромен, для его реализации до сегодняшнего момента не сделан ровным счётом ни один шаг.

НАШ МЕНТАЛИТЕТ

Начать нужно с того, что на уровне руководства Севастополя и Крыма до сих пор не могут решить, будем ли мы развивать устрично-мидийные хозяйства или сохраним полуостров в виде непотопляемого авианосца. Это принципиальный момент! Кроме того, далеко не все чиновники, а именно они принимают решения о запуске каких-либо значимых программ развития, понимают необходимость создания морских хозяйств. Мы давно перестали бегать по лесам в поисках "дикого мяса", пшеницу выращиваем на полях, фрукты – в садах, а рыбу и морепродукты продолжаем добывать, но не голыми руками и удочкой, а используя сотни траулеров и сейнеров, оснащенных современными системами спутниковой навигации.

"Хотя весь мир давно решил: разведение устриц и мидий – это такое же сельское хозяйство, только на море. Сегодня более 40% всего вылова в мире – это продукты марикультуры – выращенная на фермах рыба, моллюски и водоросли", – рассказывает "Новому Крыму" заведующий отделом планктона севастопольского Института морских биологических исследований им. А.О. Ковалевского (ИМБИ) к. б. н. Александр Болтачев.

ОСОБЕННОСТИ ЧЁРНОГО МОРЯ

Еще с античных времен достоверно известно, что черноморская рыба и моллюски намного вкуснее продуктов Средиземного моря. Эллины, массово экспортировавшие черноморскую барабульку, султанку и хамсу, объясняли их превосходные вкусовые качества низкой солёностью нашего моря. Но если море по-прежнему плещется за нашими окнами, то данные морской разведки говорят, что человечество достигло предела вылова рыбы и моллюсков еще 50 лет назад. И сегодня наиболее почитаемый древними греками деликатес – черноморские устрицы – находятся на грани полного исчезновения. Единственная возможность их сохранить – искусственное воспроизводство на фермах.

КИТАЙ ВПЕРЕДИ ВСЕХ

В гастрономах Севастополя и Крыма невозможно купить местную мидию или устрицу, этого просто нет. Зато в изобилии мороженые морепродукты из Китая и Чили. Из 5 млн тонн выращенных моллюсков во всем мире 73% – продукция Китая. Если говорить о мидии, то доля Китая на мировом рынке – 42%. Через 5 лет объема выращенных моллюсков в 1 млн тонн собирается достигнуть Республика Чили, обладающая сегодня 12% мирового рынка мидии и экспортирующая более 3% своей продукции в Россию. Чилийская мидия (при такой же цене) намного вкуснее китайской, поэтому она активно завоевывает рынок РФ. "Европейский и наш рынок морепродуктов уже занят. При этом сейчас вся Европа страдает от дефицита традиционных мидий и устриц, который мог бы удовлетворить Крымский полуостров", – рассказывает "Новому Крыму" научный сотрудник ИМБИ Сергей Щуров.

НАСЛЕДИЕ

За годы, прошедшие со времени перестройки, в Крыму не было построено ни одной причальной стенки, ни одного берегоукрепительного сооружения. Мало того, за годы владычества Украины в Крыму осуществлялась интенсивная разработка подводных месторождений строительных песков, что привело к исчезновению известнейших песчаных пляжей в районе Евпатории и появлению оползней. Советская комплексная целевая программа моллюсковой индустрии, согласно которой выделялись суда, подводные аппараты и даже были достигнуты сборы – 370 тонн мидий в год, была уничтожена.

Однако осталась мощная научная база – институты, методики, разработки, – которую сегодня, даже при большом желании и политической воле, создать с нуля просто невозможно.

"Была изучена зона Черного моря, гидрометеорологические и гидрохимические условия, особенности биоклимата. Мы поставили экспериментальные хозяйства и смогли ответить на ряд вопросов: "В каких районах можно выращивать моллюсков, а в каких нельзя? Что можно выращивать? Какими будут темпы роста, какие затраты?" – рассказывает Щуров.

По словам Александра Болтачёва, Институт биологии южных морей (сейчас ИМБИ) сохранил потенциал и уникальные знания, которые позволят на очень высоком уровне выращивать микроводоросли – базовый элемент для создания медицинских препаратов и пищевых добавок, парфюмерных средств, удобрений для сельского хозяйства, кормов для животных и птиц. "В специалистах, которые могут поставить нормальное хозяйство на морских фермах, проблем тоже не будет. Мы можем их подготовить", – заключил он.

КОНФЛИКТ С ФЛОТОМ И РЫБАКАМИ

В настоящий момент марикультура в Севастополе и Крыму существует в виде экспериментальных проектов ИМБИ и нескольких частных полукустарных хозяйств. Одна из главных проблем заключается в отсутствии юридически выделенных участков моря для разведения мидий и устриц. Поэтому и инвесторы не приходят: деньги некуда вкладывать. И, стоит заметить, без разрешения этой сложности дальше можно не двигаться – это самый первый базовый шаг. Получение участка для марикультуры нужно согласовать с ассоциацией "Рыбаки Крыма" и Ассоциацией рыбопромышленников Севастополя и Крыма, а еще с Черноморским флотом РФ, Пограничным управлением ФСБ, центрами туризма и рекреации, экологами, структурами, отвечающими за заповедные территории и транспортные водные маршруты…

Но в отличие от рыбной ловли марикультура как отрасль хозяйства не изымает естественные биоресурсы из моря, а воспроизводит их. И при правильном выращивании и съёме урожая моллюсков марикультура также становится и мощным инструментом восстановления морской среды.

"Все бухты Севастополя и Крыма заняты военными. Если место всё еще не занято, то оно считается потенциально перспективным для использования военными или рыбаками. Есть участки моря, не освоенные ни военными, ни рыбаками, но там нет инфраструктуры: дорог, электросети, коммуникаций. Что нам в такой ситуации делать? Мой ответ – задействовать государственный потенциал", – говорит Щуров.

Классический пример: через пару месяцев после вынесения заявки на получение участка для разведения мидий выясняется, что на этом месте планируется вылов рыбы или здесь – зона интересов защитников нашей Родины. Заявки постоянно вступают в некие противоречия, и их не утверждают. Хотя во Франции, Италии, Норвегии устрично-мидийные хозяйства благополучно соседствуют с военно-морскими базами. Одни границы охраняют, другие людей кормят. Умеют же как-то!

ТЕХНОЛОГИИ

Кроме проблем с выделением участков, наша морская культура сталкивается с настоящей катастрофой в технологическом блоке. "У нас полностью отсутствует собственное производство якорей, технических садков – всего того, что мы называем фермой. Нужно своими силами строить суда, но базы для их производства практически нет. Севастопольское судостроение разрушено. Нужно восстанавливать заводы, ПТУ", – рассказывает Щуров.

Конечно, даже сейчас своими скудными силами кое-какое судно построить можно. Его производство силами предприятий Краснодара или Санкт-Петербурга обойдётся в 200 тыс. долларов. Можно за 300–350 тыс. евро приобрести новое иностранное судно со всей технологической начинкой, но в нагрузку потребуется заплатить 30% от обозначенной суммы за провоз и растаможку.

ПИЛОТНЫЙ ПРОЕКТ

В Севастополе, на базе ИМБИ, при участии и инвестиции средств компании "НИО Марикультура" существует небольшой пилотный проект устричного хозяйства. "Все свои знания и умения мы воплотили в нашем небольшом питомнике. Нами разработана технология разведения устриц и способа их переноса в открытое море. Есть лаборатория – несколько комнат, в которых проводится искусственный нерест устриц для получения потомства. Когда устрицы подрастают до четырёх миллиметров, мы выставляем их в море в специальных садках. Для этой фермы сделали небольшое судёнышко, всё полукустарным способом, своими силами", – рассказывает Сергей Щуров.

Устричный проект Института является пилотным, поскольку инвестор, заинтересованный в развитии марикультуры, в настоящий момент ищет "большие деньги" под глобальный проект с большим питомником по производству молоди, размещением 20 ферм, строительством причала, судов и технических помещений. Начинать устрично-мидийный бизнес, по словам Щурова, нужно, имея в наличии минимум 1 млн долларов. "О меньших суммах даже и говорить нет смысла. В Институте еще 8 лет назад был создан технико-экономический проект развития марикультуры в бухте Ласпи. Сейчас мы готовы разработать значительно более мощный проект развития марикультуры в акватории Севастополя, прилегающей к  районам Любимовки, Качи и до мыса Лукулл. В этом районе моря можно выращивать до 3–4 тысяч тонн моллюсков. Нужна земля и, соответственно, вода", – заключил эксперт.

В завершение хочется сказать, что, даже несмотря на угасающий оптимизм учёных и практиков, потенциал для бурного развития марикультуры в Севастополе и Крыму существует и он обоснован. За первые два-три года работы этого бизнеса можно "отбить" все затраты и выйти на прибыль. Эти цифры давно просчитаны и за границей, и у нас. Дайте только свободно дышать на поверхности и под водой!

Просмотров: 821




Новости по теме

Читайте также