"Соль" Севастополя

фото Ильи Варламова

"Новый Крым" разбирался, почему закон, дающий бывшим наркоманам и алкоголикам Севастополя шанс начать нормальную жизнь, был воспринят в штыки

Думаю, можно смело говорить, что каждый житель Севастополя хотя бы раз сталкивался с тем или иным проявлением проблемы алкоголизма и наркомании, существующей в городе. Для Севастополя это действительно большая и сложная тема, тянущаяся чёрным шлейфом из давних годов.

СТРАШНАЯ ПРАВДА

В июне 2015 года министр здравоохранения России Вероника Скворцова потрясла всю страну страшной правдой. Среди российских регионов Севастополь находится на первом месте по уровню распространения наркомании – вот что сказала министр.

По информации Скворцовой, по состоянию на 1 января 2015 года, в России было зафиксировано 547 215 наркозависимых людей. И, что самое печальное, более 100 тысяч наркозависимых приходится на территорию Республики Крым и города-героя Севастополя. В мае 2014 года директор Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов сообщил, что, по данным ведомства, примерное количество наркоманов в Крыму оценивается в 100–150 тысяч человек.

Только вдумайтесь в эти ужасные цифры: 100 тысяч наркозависимых – это почти 5% от всего населения Крыма (по состоянию на 14 октября 2014 года всего на полуострове проживает 2 284 769 человек). А если взять общую цифру наркозависимых по всей России, то выходит, что порядка 18% всех жителей страны, страдающих этой болезнью, проживают на территории Крымского полуострова. Волосы начинают шевелиться от таких подсчётов…

СТРАТЕГИЧЕСКАЯ БОРЬБА

Ещё в июле 2015 года автор этих сток, понимая необходимость решения обозначенной выше беды в Севастополе, спросил у председателя Законодательного Собрания Севастополя Алексея Чалого о его видении борьбы с алкоголизмом и наркоманией.

"Думаю, что это борьба стратегическая. Конечно, тактически органы (правоохранительные. – Авт.) делают то, что нужно, и то, что могут. Но стратегически – это изменение социальной среды: рабочие места, занятость, другой уровень образования, культуры и так далее. К сожалению, это очень неспешная история, которая, как мне кажется, решается только стратегически через изменение социальной среды. Об этом мы говорим с самого начала, в этом и есть стратегия развития города", – ответил тогда Чалый.

Конечно, всё это правильно. Печалит только, что на практике, похоже, нужно поднимать уровень культуры и образования не только всего севастопольского общества, но ещё и точечно – некоторых депутатов Законодательного Собрания города. Иначе как по-другому объяснить бурное обсуждение поправок в закон
№ 133-ЗС "О квотировании и резервировании рабочих мест для инвалидов и граждан, особо нуждающихся в социальной защите", которые в первом чтении с боями были приняты 22 декабря 2015 года, но отклонены во втором чтении 26 января 2016 года.

ПОПРАВКИ О НАРКОМАНАХ

Чтобы разобраться, что же вызвало ожесточённые споры севастопольских законодателей, достаточно знать несколько простых вещей. Первое – есть Закон города Севастополя от 5 мая 2015 года № 133-ЗС "О квотировании и резервировании рабочих мест для инвалидов и граждан, особо нуждающихся в социальной защите".

В этом законе сказано, что есть категории жителей Севастополя, испытывающих трудности в поиске работы, для которых устанавливаются квоты (чернобыльцы, инвалиды, матери-одиночки… Всего таких категорий девять). И они имеют право быть устроенными на работу по квоте на предприятиях, где наличие такой квоты предусмотрено законом. Второе: работодатель, предприятие которого обязано взять, например, троих сотрудников по квоте, может пригласить на работу троих чернобыльцев, а может – двух инвалидов и одну мать-одиночку… Словом, у работодателя всегда есть выбор, ему никто не навязывает, кого принимать на работу.

26 ноября 2015 года депутаты Заксобрания Татьяна Щербакова и Михаил Чалый внесли проект Закона города Севастополя о внесении изменений в статью 2-ю указанного выше закона. Смысл их поправки таков: добавить в действующий закон ещё одну категорию граждан, испытывающих трудности в поиске работы, для которых устанавливаются квоты. Это группа, ставшая десятой в списке, – "лица, прошедшие курс лечения и реабилитации от наркомании и алкоголизма" – и это третье.

ЖАРКИЕ ДЕБАТЫ

Казалось бы, хорошее дело – на законодательном уровне дать ещё одну дополнительную возможность для людей, уже перешагнувших через себя и прошедших курс реабилитации, как говорят сами экс-наркоманы, прошедших "программу", начать новую жизнь. Однако добрая инициатива одних депутатов встретила резкую непредсказуемую критику со стороны других депутатов.

Например, Татьяна Вусатенко считает, что добавление к существующим девяти группам ещё одной группы лиц, прошедших Лечение алкоголизма в Курске приведёт к росту наркомании и алкоголизма в Севастополе. "Этот закон повлечёт рост алкоголизма и наркомании в городе. Потом они пройдут реабилитацию и будут по льготной категории на работу устраиваться", – сказала Вусатенко. То есть, по словам депутата, пройти профессиональное лечение алкоголизма и реабилитацию, три года без срывов отстоять на учёте в наркодиспанцере – это всё равно, что за хлебом в магазин сходить? Или же Вусатенко считает, что некоторые севастопольцы настолько изощренны, что ради рабочего места по квоте станут наркоманами, потом пройдут курс лечения (как будто это так просто) и уже затем заявят о своём праве на работу по квоте?

Такие доводы депутата против принятия обозначенной поправки вызывают просто оторопь.

"Сейчас их 30 (прошедших реабилитацию. – Авт.), а завтра их будет 50, послезавтра – 100", – говорит Вусатенко. Её коллега Татьяна Сандулова рекомендовала не приравнивать прошедших доступное лечение наркомании к группам людей, нуждающихся в социальной защите. "Чем они такое отношение к себе заслужили?" – сокрушалась Сандулова.

КОРОТКАЯ ПАМЯТЬ

С одной стороны, противники принятия поправки в закон очень много говорили об опасениях за работодателей, которые, приняв на работу такого человека, вынуждены будут платить за его постоянные "больничные", "нерабочие дни". Будут испытывать сложности с адаптацией его в коллектив и при желании даже не смогут уволить такого человека, поскольку он уже будет относиться к льготной категории граждан. Пытались отклонить поправки и разговорами о том, что "мы забыли про наших студентов, отучившихся 5 лет в вузах и теперь стоящих на рынке труда".

А с другой стороны, все эти депутаты-противники, в мае 2015 года принявшие Закон № 133-ЗС "О квотировании и резервировании рабочих мест для инвалидов и граждан, особо нуждающихся в социальной защите", почему-то не спорили до хрипоты по поводу "лиц, освобождённых из учреждений и органов, исполняющих наказание в виде лишения свободы". А ведь люди с судимостями, к которым у общества не меньше вопросов и претензий, чем к наркоманам и алкоголикам, были прописаны в Законе среди девяти категорий, нуждающихся в социальной поддержке.

Если у некоторых севастопольских депутатов короткая память, можно напомнить, что среди этих девяти категорий есть и такая: "граждане в возрасте от 18 до 20 лет из числа выпускников (различных учебных заведений. – Авт.), ищущие работу впервые". Стало быть, и о студентах не забыли… Только вот скольким из них дали работу по квоте?

РЕКЛАМА НАРКОТИКОВ

А тем временем Севастополь продолжают засыпать наркотиками. Даже побывавший не так давно в городе-герое известный фотограф и блогер Илья Варламов заметил "легальную" рекламу наркотиков, распространяемую в виде граффити на стенах зданий. Такие надписи ("соль" – наркотик, если кто не знает), запечатленные Варламовым, можно увидеть практически везде: и вокруг объектов культурного наследия, таких как Малахов курган, в центре города, в спальных районах и на окраинах.

И даже не статистика, а опыт общения с людьми, прошедшими курс реабилитации от наркомании или алкоголизма, говорит, что спасти этих людей, часто очень талантливых и интересных, мы можем, только пустив их в общество, дав им работу, надежду, веру в то, что они нужны своему городу и стране. Так давайте подадим им руку помощи.

Просмотров: 668




Новости по теме

Читайте также