Bloody Mary, или "Лишь Богу по силам испить эту чашу!"

26 февраля 2016 г. в 09:00

Автор: Игорь Азаров(все материалы автора)
500 лет назад родилась Мария I Тюдор

(Окончание. Начало см. в "НК" от 18.02.2016 г.)

Мария Кровавая

Авантюра герцога Нортумберлендского, как и следовало ожидать, закончилась провалом и кровью. Флот и армия поддержали Марию Тюдор. Джейн Грей и Гилфорд Дадли были обезглавлены, несколько позже без головы остался и герцог Джон Дадли Нортумберлендский. По преданию, Джейн Грей легла под топор, будучи беременной. Очень может быть, что и она ("королева девяти дней"), и её муж могли бы сохранить жизнь, если – по предложению королевы Марии – вернулись бы к католицизму. Но они сохранили верность протестантизму.

А вообще, не факт! Того же герцога Нортумберлендского спешный переход в католичество от плахи не уберёг. Не менее пяти раз отрекался от англиканской церкви низложенный Марией архиепископ Кентерберийский Томас Кранмер (1489–12.03.1556), и его это не спасло от казни – не на плахе, а на костре! Хитрый, жестокий и лицемерный приспособленец, Кранмер решил уйти из жизни эффектно. Он вложил в огонь свою правую руку, которой подписывал отречение от англиканства, и потом взошёл на костёр как поборник Реформации.

Нет единого мнения, смогла бы королева Мария I вернуть англичан в католическое лоно, отпусти ей судьба долгую жизнь. Скорее всего, этого бы не произошло – примерно по той же причине, по которой нельзя вернуть в тюбик выжатую пасту…

С ранних лет Марии искали женихов – и кого среди них только не было! Но вышла замуж эта несчастная женщина лишь в 39 лет, уже будучи королевой. Супруг – ему было 27 лет – от перспектив первой брачной ночи с Марией Тюдор пришёл в ужас, его слова я вынес в заголовок: "Лишь Богу по силам испить эту чашу!"

Филипп, будущий король Испании, приходился своей супруге Марии Тюдор двоюродным племянником, так как его отец, император Карл V, был её кузеном по женской линии. Мария по уши влюбилась в изящного и миловидного (для парня из рода Габсбургов!) Филиппа. Чтобы подогреть какие-то чувства в сыне, Карл V в качестве свадебного подарка передал Филиппу королевство Неаполитанское и герцогство Миланское – истинно императорский дар! Несчастная Мария (Филипп от неё явно бегал!) дважды "намечтала" себе беременность: ждали родов, но всё кончилось конфузом. Внешняя политика, вершившаяся в угоду Габсбургам, оказалась провальной: в 1558 году (и это окончательно добило королеву!) французы вернули себе порт Кале, последний английский оплот во Франции.

"Если вы разобьёте моё несчастное сердце, вы найдёте там мою обманутую любовь и камни Кале", – сказала Мария Тюдор, готовясь к встрече со Всевышним.

Она умерла 17 ноября 1558 года. В тот же день, получив известие о смерти королевы, скончался кардинал Реджинальд Поул, её ближайший помощник, последний католический архиепископ Кентерберийский...

P. S. Уже за строкой повествования хочу поставить вопрос о "кровавости" Марии Тюдор. Времена были жуткие, Европа в муках и судорогах прощалась со Средневековьем, свирепость нравов никого не удивляла. За своё недолгое правление (1553–1558) Мария отправила на костёр, плаху или виселицу – англичане подсчитали! – 287 человек.

Её отец, Генрих VIII, обрёк на казнь
72 000 человек; её сестра, Елизавета I Тюдор, казнила 89 000 человек… Впрочем, они правили долго.

Современный российский историк Наталья Басовская пишет: "В конце 1558 года Мария умерла. Она прожила тяжелейшую жизнь угнетённой, замученной, обиженной, отвергнутой, нелюбимой. Сколько должно было накопиться в ней горечи! Сколько страдания должно было собраться в её душе! Это не значит, что её злодеяния оправданны. Но она была, как и другие исторические деятели, человеком из плоти и крови. И тоже заслуживает понимания и сочувствия".

P. P. S. А как Тюдоры связаны с Крымом? Если вы скажете, что никак, – ошибётесь! Только связь эта совершенно специфическая, не прямая.

Никому из нас не нужно специально представлять одно из самых прекрасных сооружений Крыма – дворец графа Воронцова в Алупке. Общеизвестно, что проектировал постройку англичанин Эдуард Блор, а на месте строительством руководил его ученик Уильям Гунт (Хант). Эстетика эпохи Тюдоров, её архитектурный вариант, органически вписывается в южнобережный пейзаж.

"Наибольшую близость к английским дворцам XVI века, эпохи Елизаветы Тюдор, обнаруживает северный фасад центрального корпуса, – читаем в книге Анны Абрамовны Галиченко об Алупке. – Небольшие симметричные выступы эркеров и ризалитов, в сочетании с более крупным объёмом парадного входа, живописной игрой своих масс скрадывают впечатление монотонности от растянутого по горизонтали фасада. Равномерное чередование в двух этажах больших оконных проёмов в обрамлении узких гранёных полуколонок создаёт ощущение торжественного и строго ритма, радует глаз благородством и законченностью отделки даже в мельчайших деталях".

Одним словом, хорошо зная архитектуру Воронцовского дворца, совсем не сложно будет представить себе, скажем, огромный дворец Хэмптон-Корт близ Лондона во времена Марии и Елизаветы Тюдор… Мир тесен!

Просмотров: 401




Новости по теме

Читайте также