"Стать бы снова приморской девчонкой..."

4 марта 2016 г. в 09:45

Автор: Алексей Васильев(все материалы автора)
50 лет назад не стало Анны Ахматовой

Всякий раз, когда бываю в Севастополе, стараюсь заглянуть в кафе "Искринка" (недалеко от памятника Екатерине II), выпить чашку чая с пирожными. И вовсе не потому, что я предпочитаю сладкое горькой. Дело не в десерте, а в самом кафе. Да, это одно из старейших заведений подобного рода в городе-герое (открыто после войны), но не сей факт придаёт ему особую "искринку".

"Мы сидели у моря..."

Не только помещение, где ныне расположено кафе, но и весь дом принадлежал когда-то участнику обороны Севастополя 1854–1855 гг. Антону Горенко. В доме своего деда зимой 1896 года гостила у тети – Марии Антоновны – Аня Горенко, будущий поэт Анна Ахматова.

Об этом (много лет назад) в этом же кафе, за чашкой чая, мы беседовали с внучатой племянницей Анны Ахматовой – Татьяной Мяздриковой. Татьяна Васильевна утверждала, что, несмотря на какие-то строительные работы, связанные с незначительным разрушением здания во время войны, многое в доме осталось так, как было при жизни Анны Андреевны.

Уже позже, летом, Анна с матерью отдыхала в Севастополе в другом месте – на даче Шмидта. Именно там в 1907 году молодой, но уже заявивший о себе поэт Николай Гумилёв сделал возлюбленной очередное – наверное, четвёртое – предложение руки и сердца. И получил очередной отказ.

"Мы сидели у моря... и волны выбросили на берег дельфина, – вспоминала Ахматова. – Николай уговаривал меня
уехать с ним в Париж – я не хотела". Татьяна Мяздрикова утверждала, что это свидание Гумилёва и Горенко могло состоятся в Балаклаве, где якобы находилась дача Горенко. Перерыв гору литературы, я так и не нашёл никаких прямых доказательств тому... Но не стоит отбрасывать версию Татьяны Васильевны. В её пользу говорит то, что Гумилёв был помешан на "Илиаде": творение Гомера было едва ли не настольной его книгой. Мог ли Гумилёв не побывать в Балаклаве, зная, что сам Одиссей заходил в Балаклавскую бухту и был встречен здесь недружелюбными великанами – листригонами...

После 1916 года Ахматова ни разу не была в Севастополе, городе, где она познала любовь и радость. "Никогда не возвращайся в то место, где однажды был счастлив", – советовал премудрый Конфуций. Наверняка Анна Андреевна последовала этому совету. Но, кто знает, может быть, на смертном одре в подмосковном санатории в Домодедове она вспоминала волшебные дни, проведённые в Севастополе:

...По неделе ни слова ни с кем не скажу,

Всё на камне у моря сижу,

И мне любо, что брызги зелёной волны,

Словно слёзы мои солоны.

Были вёсны и зимы, да что-то одна

Мне запомнилась только весна…

Смерть поэта

Её сердце остановилось весной. Пятьдесят лет назад – 5 марта 1966 года. Накануне ею была сделана последняя запись в дневнике: "Вечером, ложась спать, жалела, что не захватила с собой Библию".

Замдиректора музея Анны Ахматовой в Фонтанном доме Леонид Копылов писал: "6 марта 1966 года, в преддверии праздника Международного женского дня, "Ленинградская правда" печатала рассказы о делегатах ХХIII съезда партии, о работе парткома Судостроительного завода им. Жданова, об экспедиции сотрудников Арктического института, о детских подарках мамам, о полёте автоматических межпланетных станций и о трилогии Юрия Германа. В нижнем правом углу последней страницы газеты, в траурной рамке, была помещена информация: "Ленинградское отделение Союза писателей РСФСР с глубоким прискорбием извещает о смерти старейшего члена Союза писателей, поэтессы Анны Андреевны Ахматовой, и выражает глубокое соболезнование родным и близким покойной..."

В санатории не положено умирать, поэтому тело Ахматовой спешно укрыли в каком-то подсобном помещении и в тот же день перевезли в больницу им. Склифосовского – бывший Странноприимный дом графов Шереметевых под их родовым гербом с девизом Deus conservat omnia – "Бог сохраняет всё".

Но невозможно было похоронить Ахматову рядом с Блоком и Лозинским на Литераторских мостках: для похорон на столь престижном кладбище должна была быть санкция властей. Тело Анны Андреевны было предано земле на Комаровском кладбище под Ленинградом. Похороны задерживались в связи с женским праздником, заслонившим все прочие, не столь значительные события.

Власти планировали установить на могиле обычную для СССР пирамидку, однако сын Ахматовой Лев Гумилёв вместе со своими студентами построил памятник матери самостоятельно, собрав камни, где смог, и выложив стену как символ стены "Крестов", под которой стояла его мать с передачами сыну. Первоначально в стене была ниша, похожая на тюремное окно, в дальнейшем эту "амбразуру" закрыли барельефом с портретом поэта. Крест, как и завещала Анна Ахматова, был деревянным. Но, как писала наша коллега Нина Петлянова, в 1969 году на могиле установлены барельеф и крест из металла, а после реконструкции кладбища в 2009 году "к 120-летию королевы русской поэзии на её могиле едва удержался камень на камне".

Ахматова сегодня

"Я всех оплакала, а кто меня оплачет?"  – грустно иронизировала Ахматова. И, действительно, насколько важна для нас сегодня Ахматова? Насколько актуально её творчество? На вопросы обозревателя "Нового Крыма" отвечает доктор филологических наук, доцент кафедры культурологии и религиоведения КФУ им. В. И. Вернадского Галина Темненко:

– В наши дни о творчестве Анны Ахматовой пишут не очень часто. Ахматова перестала быть сенсацией. Вы помните, как лет двадцать назад, когда перестала существовать жёсткая идеологическая цензура, какой ажиотаж вызывало её имя? Сейчас эта волна схлынула. И это хорошо. Ведь часто сенсация имеет вульгарный оттенок, когда желают раскопать в биографиях кумиров подробности, далёкие от творчества. Одни, помня о пережитых Ахматовой гонениях, пытались чуть ли не в каждом стихотворении найти "тайнопись", другие по простоте душевной всерьёз принимали раздававшиеся так долго обвинения и искали следов её полной испорченности. И даже те, кто знал, что её лирика многое унаследовала от традиций Пушкина, интересовались, можно ли и для Ахматовой составить "донжуанский список". Между тем о своих отношениях с мужчинами Анна Андреевна не распространялась. Она только сердито настаивала на том, что у неё не было романа с Александром Блоком, хотя людская молва их давно "обвенчала"... Никогда не сказала плохого слова о первом муже, Николае Гумилёве, а в конце жизни писала о нём как о значительном и "ещё не прочитанном" поэте. Теперь страсти улеглись и наступило время, когда Ахматову, занимающую достойное место в литературе, можно читать спокойно. Возвращение к родной русской культуре даёт надежду и на широкое возрождение культуры чтения. А для нас, крымчан, дополнительный интерес представляют крымские корни Ахматовой.

Нужен музей

Но как благодарные крымчане могут сохранить память о выдающемся русском поэте?

– Сегодня для Крыма наиболее актуально создание музея Анны Ахматовой, – считает Галина Михайловна. – Наиболее удачное место – в Евпатории, в доме, где мать Ахматовой жила с детьми, после того как рассталась с мужем. Мы мало знаем, какие стихи Аня Горенко писала тогда, – свои ранние произведения она впоследствии уничтожила. Но о Крыме помнила всегда:

Стать бы снова приморской девчонкой,

Туфли на босу ногу надеть,

И закладывать косы коронкой,

И взволнованным голосом петь...

Когда Евпатория отмечала в 2003 году свой юбилей, местным властям было предложено сделать в доме, где жила семья Горенко, музей – первый и единственный Ахматовский музей в Крыму. На словах это было практически решено, и даже наши коллеги из муниципального петербургского музея Анны Ахматовой передали для экспозиции отлично увеличенные фотографии. Однако евпаторийские власти кто-то убедил, что вместо уникального музея лучше открыть кафе рядом с домом. К слову, чтобы привлечь посетителей, его владельцы налепили на стены полученные фотографии и даже напечатали биографию поэта в... меню! Всё это, на мой вкус, выглядело очень пошло.

Но евпаторийцы не теряют надежды на создание музея. Так, активно восстановлением исторической справедливости занимается известный крымский литературовед Людмила Никифорова. К ней готов присоединиться и наш факультет, на нашей кафедре есть специалисты музейного дела. Но пока руководство Крыма не приняло никакого решения.

Крымчане помнят

Пока крымские власти решают невероятно сложную задачу: что для Крыма и для России важнее – единственный музей Ахматовой в республике или общепитовская точка, крымчане как могут сохраняют память о великом человеке. Так, Галина Темненко, двенадцать лет являвшаяся редактором ежегодного крымского научного сборника статей "Анна Ахматова: эпоха, судьба, творчество", где печатались не только крымские учёные, но и ахматоведы со всего мира, намерена продолжать научную работу:

– Скорее всего, в ближайшее время мы будем выходить как приложение к Ученым записками университета.

А в читальном зале симферопольской ЦГБ им. А. С. Пушкина в эти дни открылась выставка-откровение "Я научилась просто, мудро жить...", посвящённая печальному юбилею. Выставка состоит из разделов "Мне дали имя при крещенье Анна..." (книги из фонда читального зала о жизни автора, в том числе и книга Галины Темненко, и сами произведения Ахматовой) и "Всё глядеть бы на смуглые главы Херсонесского храма с крыльца..." (книги о крымском периоде поэта). На открытии крымский бард Владимир Грачев исполнил свою новую песню "Письмо домой", посвящённую переписке Николая Гумилёва и Анны Ахматовой.

Просмотров: 530




Новости по теме

В канун Нового года Москву облетела радостная весть: к нам приехал сам... Фио Дзанотти! Волшебник...

Читайте также