Подземная крепость Аджимушкай

фото Александра Беланова

11 марта 2016 г. в 00:01

Автор: Сергей Абрамов(все материалы автора)

фото Александра Беланова

"Страна велит нам почести воздать

Великим мертвецам Аджимушкая"

Илья Сельвинский, ноябрь 1943 года

В мае 1942 года части Крымского фронта под натиском немецко-фашистских полчищ отступали с полуострова, двигаясь через Керченский пролив на Тамань. Отход частей Красной армии прикрывал отряд полковника Павла Ягунова, который свою задачу успешно выполнил, но сам отступить не успел. Немцы взяли Керчь в тугое кольцо, и, чтобы избежать полного уничтожения, Ягунов принял решение укрыться всем отрядом в подземных каменоломнях, расположенных в посёлке Аджимушкай, и занять там оборону.

15 ТЫСЯЧ ЗАЩИТНИКОВ

Вместе с десятью тысячами солдатами-красноармейцами 18 мая 1942 года под землю спустились около пяти тысяч мирных жителей Керчи. И узкие коридоры каменоломен сразу заполнились большим количеством людей. "Сюда спустились пехотинцы в два ряда, прикрыв движение армии из Крыма", – напишет в ноябре 1943 года поэт Илья Сельвинский.

Ещё до войны в штольнях Аджимушкая были оборудованы склады военторга, где к середине мая 1942 года оставались небольшие запасы провианта: немного хлеба и сухарей, крупы, жир, сахар, табак и чай. Понятно, что хлеб и крупа закончились сразу, и, чтобы не умереть от голода, 15 тысяч жителей подземного гарнизона добывали и использовали в пищу траву с поверхности, ловили крыс, летучих мышей и любых животных, случайно забегавших под землю.

Фашисты сразу пытались прорваться в каменоломни, но их встречали сковывающая темнота и огонь советских солдат. "Против осаждённых бросили два отборных полка пехоты 46-й дивизии, танки и минометы, 88-й сапёрный батальон и специальную команду войск СС. Но первое время ни танки, ни автоматчики не могли даже близко подойти к входам в каменоломни – всюду их встречал дружный огонь отрядов прикрытия", – пишет 28 мая красноармеец Чебатенко.

СВЕТ ПОД ЗЕМЛЁЙ

Участники гарнизона сразу стали оборудовать защитные стенки и амбразуры, из-за которых можно было успешно отражать атаки врагов. Первое время под землёй даже было электричество, проведённое туда в самом начале войны с целью оборудования созданного там бомбоубежища. Металлические скобы, державшие пучки кабелей, до сих пор встречаются в сводах катакомб. Электричество вырабатывали генераторы двух тракторов. Один из них – на колёсном ходу, производства Сталинградского тракторного завода, сейчас является частью экспозиции мемориального комплекса "Героям Аджимушкая", второй – на гусеничном ходу, Харьковского тракторного завода, до сих пор находится где-то под завалами.

Но электроснабжение катакомб, быстро пришедшее в негодность, было весьма скудным. Поэтому люди использовали любые средства, чтобы освещать подземные коридоры. В складах крымского фронта были найдены большие запасы автомобильных покрышек: их разрезали на полосы, поджигали и с такими коптящими факелами ходили по подземелью. В качестве факелов применяли и подожжённые пучки телефонного кабеля, который коптил не так сильно, как резина. Кроме того, кабель использовали для коммуникаций внутри запутанных лабиринтов: его протягивали по коридорам и, перебирая руками, передвигались по каменоломням в полной темноте.

В местах стоянок, оборудованных для подземной жизни, из прострелянных гильз делали светильники. Туда наливали отработанное машинное масло, вставляли фитиль, поджигали и, хоть и не ярко, освещали помещение. Следы резиновых факелов и самодельных светильников времён 1942 года повсюду: потолки и стены каменоломен пропитаны 70-летней угольно-чёрной гарью и копотью, скрывающей песочно-жёлтый солнечный цвет камня, который когда-то добывался в штольнях Аджимушкая.

СЛАДКАЯ И СОЛЁНАЯ ВОДА

Под землей никаких источников воды не было, поэтому жители подземного гарнизона до какого-то времени использовали колодцы с "солёной" и "сладкой" водой, находящиеся на поверхности. Колодец с солёной ещё до войны приспособили для бытовых нужд, а воду из колодца со "сладкой" водой пускали для приготовления пищи и утоления жажды. Но немцы постоянно простреливали территорию возле колодцев, и, чтобы набрать воды, на поверхность выходили два отряда: первый занимал круговую оборону, второй по цепочке передавал вёдра с водой. Считалось, что ведро воды равнялось ведру солдатской крови. Настолько тяжело добывалась каждая капля…

Под землёй сразу организовали службу водоснабжения, которая по каплям собирала всю имеющуюся воду и вела строгий учёт, в первую очередь выдавая воду раненым и на нужды госпиталей. Одна столовая ложка воды в сутки – таковой была норма расходования воды для раненых. Остальные должны были добывать воду самостоятельно, и у многих это не получалось.

В некоторых местах сводов штолен были щели, через которые дождевая вода с поверхности по каплям проникала под землю. Такие места называли водокапами, под них подставляли любые ёмкости: каски, банки, бутылки. Даже если сегодня прикоснуться к потолку каменоломен, можно почувствовать влагу камня-известняка, который как губка впитывает в себя воду во время дождей. Обитатели подземелий Аджимушкая заметили это и стали создавать отряды по сбору воды. Они приникали губами к камню и высасывали живительную влагу по каплям, переливая её изо рта вместе с известковой пылью в общие ёмкости.

ПОДЗЕМНАЯ "ПЯТИЭТАЖКА"

"Немцы окружили со всех сторон наши катакомбы. В церкви огневая точка, пулемёты, автоматы. Большая часть домов в Аджимушкае захвачена немцами, и почти в каждом расположились автоматчики. Становится затруднительно движение на дворе. Трудно добираться за водой", – пишет в своём дневнике 16 мая младший лейтенант Трофименко.

Чтобы покорить защитников подземной крепости, немецкое командование решило перекрыть доступ к колодцам на поверхности и завалило трупами советских граждан колодец со "сладкой" водой. Когда посёлок освободили и расчищали ствол колодца, было обнаружено 90 трупов людей, многие из которых были связаны друг с другом поясами или колючей проволокой. Колодец с "солёной" водой забросали запчастями автомашин, но двигатель стал поперёк ствола колодца, образовав пробку. Это дало возможность внизу сделать подкоп. Потом фашисты его обнаружили и взорвали колодец.

Поиск воды стал одним из самых важных стратегических занятий героев обороны Аджимушкая. Местные жители, спустившиеся вниз вместе с солдатами, подсказывали места, где, по их мнению, можно было вырыть подземные колодцы. На сегодняшний момент известно о существовании трёх таких колодцев. Все они были вырыты вручную: толщу камня пробивали самыми простыми инструментами: кирками, лопатами, зубилами, гвоздями. Два из трёх известных колодцев сейчас находятся под завалами, но один сохранился. Его высота – 14,5 метра – сопоставима с высотой современного пятиэтажного здания. Фашисты просчитались и взорвали свод в нескольких метрах левее от подземного колодца. Частично проблема нехватки воды была решена, но всё равно её не хватало для потребностей 15 тысяч человек.

ГАЗОВЫЕ КАМЕРЫ

Быт жителей подземелий был нехитрым. От сквозняков штольни завешивали плащ-палатками. Операционные и лазареты обогревали печками-буржуйками. Вначале топили дровами, они быстро закончились, и стали топить резиной, но она сильно коптила и отравляла воздух. Под землёй была организована и оружейная мастерская, в которой ремонтировали ружья и винтовки, добываемые в тяжёлых боях наверху. Из дневника младшего лейтенанта Трофименко мы знаем, что в казармах проводили политсобрания и политбеседы, читали книги, письма и выпускали газету. Копия подлинного боевого листка № 2 от 22 мая 1942 года, ставшая частью экспозиции мемориального комплекса, посылает бойцам и мирным жителям три главных сигнала: "Больше бдительности! Смерть фашистам! Беречь оружие!"

Но через два дня после выхода этой подземной газеты, 24 мая 1942 года, оккупанты пустили под землю тяжёлый удушающий газ хлористого состава. Это был единственный случай за всю Великую Отечественную войну, когда немцы использовали газ конкретно в бою. Пущенный в катакомбы газ был экспериментальной разработкой гитлеровской машины смерти, который решили опробовать на жителях и защитниках Аджимушкая. Из воспоминаний Трофименко: "Когда под землю пустили газ, люди в панике метались по коридорам. Пытались бежать к выходам, но там их встречали шланги, через которые заливали новую порцию газа. Люди дышали через любые ткани, но из ушей и ртов уже текла кровь. Солдатам не помогали противогазы, они просто не были рассчитаны на восьмичасовые ежедневные непрерывные газовые атаки, которые вели фашисты с конца мая до начала сентября". После первой газовой атаки под землёй собрали и похоронили в братской могиле 824 трупа.

Чтобы снизить потери при длительных газовых атаках, в дальних штольнях люди строили газоубежища. Большие проходы заделывали обрезками камня бута, оставляя только пространство, чтобы там смог боком пройти человек. Оставшиеся части коридоров завешивали любыми тканями, одеялами, фуфайками, плащ-палатками, создавая какое-то подобие фильтра.

После первой газовой атаки Ягунов приказал всем мирным жителям покинуть каменоломни. Многие вышли, сразу были схвачены и отправлены на работы в Германию. Внизу оставались те, кого на поверхности ожидал неминуемый расстрел: семьи военных, евреев и каменотёсов, которые знали каменоломни, как свои пять пальцев.

"В ПЛЕН НЕ СДАЁМСЯ"

К концу мая под землю спустилась 72-я кавалерийская дивизия Красной армии, лошади сразу были забиты и съедены, а кости, шкуры и копыта – закопаны в дальних штольнях. Но ненадолго… Когда голод стал невыносимым, всё это выкапывалось, пережаривалось и пускалось для приготовления супов-затирок. Переживали голодные дни немногие: люди умирали во сне, на посту и буквально на ходу. Из 15 тысяч людей, спустившихся под землю, к началу июня выжили не более трёх тысяч, а спустя месяц – не более тысячи.

3 июля 1942 года пал Севастополь, и командование – полковник Ягунов, подполковник Бурмин и старший батальонный комиссар Парахин – организовали самую большую вылазку в истории подземного гарнизона. В ночь с 8-го на 9-е июля на поверхность вышел весь отряд и выбил фашистов из посёлка на целые сутки. Но сил удержать преимущество не хватало, и отряд снова спустился вниз с богатыми трофеями. При осмотре неизвестной немецкой гранаты произошёл взрыв, унёсший жизнь Ягунова. Командование принял Бурмин, и под его началом оборона продержалась ещё четыре месяца.

В конце октября фашисты прорвались под землю и прочесали все коридоры каменоломен с прожекторами и собаками. На поверхность были выведены всего 7 раненых слепых советских солдат, и всё немецкое командование было в шоке, потому что не понимало, как эти люди ещё сутки держали оборону. Среди них был и Бурмин, который не дожил два дня до освобождения Керчи, встретив смерть в концлагере. Парахина отвезли в Симферополь и до смерти замучили в гестапо. Все остальные погибли по дороге в плен.

Гарнизон пал, но он не был побеждён. В мемориальном комплексе "Героям Аджимушкая" хранится шифровка: "Всем! Всем! Всем! Народам Советского Союза. Мы – защитники обороны Керчи, задыхаемся от газа, умираем, но в плен не сдаёмся". И сегодня каждое последнее воскресенье мая наследники солдат подземного гарнизона проводят День памяти героев Аджимушкая!

фото Александра Беланова

Просмотров: 2081




Новости по теме

Читайте также