Тайны постоялого двора

фото Виталия ПАРУБОВА

20 апреля 2016 г. в 13:21

Автор: Марина ГУСАРОВА(все материалы автора)
Постоялый двор не свято место, но пусто там уж точно не бывает. И тихо тоже. Особенно если завернут пьяные купчики с полной мошной. Таким и баб пощупать, и посуду побить – милое дело. Вот и приходится хозяину с домочадцами крутиться как белки в колесе, чтобы ни один целковый не пролетел мимо кассы.

Пьеса знатока русского характера и быта погружает зрителя в мир, куда, как на перекрёсток оживлённого тракта, стекаются купцы, ямщики, помещики, приказчики и другой разношёрстный люд. Здесь бурлят страсти, делаются порой не всегда законные дела и завязываются любовные интрижки – как без них?

У каждого, кто крутится в этом муравейнике, свой грешок. Ямщик Разоренный (Александр Чернышов) "подкатывает" на бойкое место подвыпивших гуляк. Душа Жука, хозяйского работника (Владимир Меньшиков), – сплошные потёмки. Купеческий сынок Петр Мартыныч Непутёвый (Андрей Пензин) и его приказчик Сеня (Евгений Задерко) проматывают отцовские денежки в кабаках с весёлыми девицами. Местный донжуан Павлин Ипполитович Миловидов (Алексей Аносов) и его приятель, мелкопоместный помещик Пыжиков (Максим Малый), тоже завернули в гости, вот только непонятно к кому – жене хозяина, бойкой бестии Евгении (Людмила Федорова) или к "белой вороне" в этом семействе, сестрице хозяина Аннушке (Ирина Бирюкова). Сам же содержатель постоялого двора Вукол Ермолаевич Бессудный (Анатолий Бондаренко) взирает на сие броуновское движение да думает, как бы выловить рыбку покрупнее в мутной воде.

Теперь стоит перейти от сюжетной линии к её сценическому воплощению. По большому счёту в этой пьесе Островского есть всё, что необходимо для создания увлекательного и в немалой степени современного спектакля. Однако в данном случае постановке явно не хватает внятности режиссёрского решения. Остановимся и на актёрских работах. Классика весьма коварна и, как пресловутая лакмусовая бумажка, помогает безошибочно определить степень понимания роли и искренность разговора актёра со зрителем. Не стала исключением и нынешняя премьера. Увы, именно исполнители основных ролей на этот раз не порадовали убедительностью. Когда Миловидов небрежно бросает, что менял женщин как перчатки, на языке так и вертится сакраментальное "не верю!". Не вышло на этот раз из Алексея Аносова героя-любовника – не дотянул. А вот изменщица Евгения в интерпретации Людмилы Федоровой, наоборот, "перетянула" – слишком наигранны её реплики, суетливы жесты. Как говорится, не умеешь врать – не берись. У Ирины Бирюковой, страдающей и влюблённой в Миловидова тихони Аннушки, иная беда – безликость. Именно этот образ, по замыслу автора, должен стать лучом света в темном мирке "бойкого места". Но, увы, тягомотные реплики и угрозы обиженной и оклеветанной девицы уйти в монастырь или вообще свести счеты с постылой жизнью вызывают, скорее, не сочувствие, а раздражение.

Положение спасает главный герой и второстепенные персонажи. Вукол Бессудный Анатолия Бондаренко – мужик-кряж с крепким, а порой и бешеным характером, скорый на суд и расправу, да и на тёмные делишки под покровом ночи вполне способный – яркий характер, что ни говори! Повеселят зрителя и очень сочно сыгранный Максимом Малым помещик Пыжиков да перманентно пьяный купчик с характерной для Островского говорящей фамилией Непутёвый в интерпретации Андрея Пензина. Впрочем, премьера – это всегда некая проба пера, помогающая увидеть недостатки постановки, актёрских работ – и исправить их. Хочется верить: режиссёру-постановщику Юрию Хаджинову и актёрскому составу спектакля это непременно удастся.

Просмотров: 329





Новости по теме

Читайте также