Людмила Лубина: "Мы, конечно, особенные"

4 июля 2016 г. в 10:40

Автор: Марина Гусарова(все материалы автора)

К уполномоченному по правам человека порой обращаются как к последней инстанции. В прошлом году на имя крымского омбудсмена Людмилы Лубиной поступило более четырёх тысяч обращений граждан. Для Людмилы Евгеньевны, известного и уважаемого юриста, каждая такая история не просто определённая правовая ситуация. "Любой человек – это свой мир, свои сложности, свои проблемы, которые надо решать, – считает она. – Порой и время вносит свои коррективы. К примеру, сегодня вопросов поступает меньше, но они сложнее. Если раньше люди, в основном, жаловались на очереди, бездушие чиновников, то сегодня мы уже имеем дело с трудностями, связанными с нестыковками в законодательстве и даже с юридическими казусами".

 "Нужен огромный труд"

– Людмила Евгеньевна, есть ли такие случаи нарушения прав человека в Крыму, которые на сегодняшний день носят уже системный характер?

– Мы вступили в Российскую Федерацию последними из всех её субъектов. И на сегодняшний момент мы, конечно, особенные. Когда необходимо регулировать российским федеральным законодательством массу проблем, которые возникают, россияне зачастую нас просто не понимают. Причина проста: они просто не сталкивались с подобными ситуациями, живя в стране с совершенно другими правовыми особенностями. Об этом непонимании, прежде всего, свидетельствуют сроки переходного периода, которые были обозначены вначале, – до 1 января 2015 года. Но земельные вопросы, вопросы назначения пенсий, социальных выплат на Украине решались иначе. Чтобы всё это привести в соответствие с российским законодательством, нужен огромный труд наших парламентариев и юристов. Ведь зачастую решение многих вопросов выходит за рамки законодательных стандартов, что создаёт трудности не только на крымском, но и на общероссийском уровне. Приведу конкретный пример. Земельный вопрос – злободневная, важная тема. На Украине в собственность путём приватизации можно было получать четыре вида земельных участков: под строительство жилого дома, для ведения садоводческого хозяйства, под гараж и, наконец, земельные паи. В России ничего подобного нет. Получить землю в порядке приватизации в собственность просто так могут только Герои России, многодетные матери и ещё некоторые категории граждан. А что делать нам, если у нас была совершенно другая система? По всем вышеперечисленным пунктам земля уже получена – как же легитимизировать это в рамках российского законодательства? Буквально вчера в подтверждение моих слов на заседании Госсовета Крыма законодательно закрепили норму о продлении до 2019 года сроков получения свидетельств на право собственности для людей, у которых были сертификаты на паи, чтобы послать её в Госдуму России. Ведь до 2017 года завершить этот процесс просто не получится. Более того – технически узаконить эти паи мешает отсутствие законодательных норм. Вот только один пример, а их море, причём, в совершенно разных областях нашей повседневной жизни.

"О формулах и пенсиях"

– Ещё одной проблемой, думается, является огромная разница в начислении пенсий на Украине и в Российской Федерации…

– Да. Причём объяснить отдельно взятому гражданину, что в России совершенно другая формула начисления пенсий, достаточно сложно. Ведь когда Крым воссоединился с Россией, власти, понимая, что имеющиеся пенсии крымчан не соответствуют прожиточному минимуму, сделали переходный период. В результате ровно год в республике существовала такая организация, как Пенсионный фонд Крыма, которая начисляла пенсии по своим правилам – не по украинским и не по российским. А потом этот фонд исчез без права правопреемственности. И как объяснить человеку, что если он не успел или по какой-то причине чиновник его вовремя не принял, то теперь он не имеет тех прав, которые его сограждане, кому повезло больше, успешно реализовали? А если ещё учесть, что цены на продукты у нас такие, которых нигде нет по всей России-матушке! Помню, вначале, когда крымчане получили российские пенсии, люди вздохнули с облегчением: вот, наконец-то хватает на всё! Но прошло полтора года, инфляция подскочила, и большинству наших сограждан приходится экономить.

Медицина: прорывать заколдованный круг

– Ещё одним "узким местом" в Крыму остаётся медицинское обслуживание…

– Сегодня мы едем в Фонд обязательного медицинского страхования, чтобы заключить соглашение о сотрудничестве, которое позволит на законных основаниях защищать права крымчан в этом непростом вопросе. Дело в том, что Россия шла к страховой медицине много лет, там люди достаточно подкованы в этой области, а наши граждане ещё не обладают всей полнотой информации. К примеру, организация, администрирование, вежливое отношение медиков к пациентам – прерогатива Министерства здравоохранения, они за это отвечают. А вот качество оказания медицинской помощи – правильно ли тебя лечили, надлежащие ли препараты назначили – уже контролирует Фонд обязательного медицинского страхования. У них есть несколько десятков экспертов, которые по жалобе гражданина осуществляют подобные проверки. Но люди даже не знают этого.

– Ещё одна проблема нашей медицины – нескончаемые очереди в поликлиниках…

– Я сама с этим столкнулась. Конечно, было очень трудно перейти на подобную систему, но мы уже два года в Российской Федерации, и нельзя от неё отворачиваться. Есть лечебные учреждения, где эту систему успешно наладили, а в некоторых поликлиниках просто ужас творится. Но, если одни могут это сделать, а другие нет, становится понятно: дело не в самой системе, а в неспособности администрации справляться со своими обязанностями. Заключив договор с фондом, я буду прилагать все усилия, чтобы улучшить ситуацию: привлекать общественные организации, Общественную палату Крыма, проводить проверки с Министерством здравоохранения и прокуратурой. Нужно лечить людей, а не доводить до того, чтобы они последнее здоровье потратили в этих очередях!

"О коррупции"

Основной причиной нарушений прав человека крымский омбудсмен считает коррупцию:

– Многие наши чиновники ещё живут украинскими реалиями,  до сих пор не могут понять, что Россия – это другая страна, где правоохранительная система действует несколько иначе, где неприкасаемыми перестали быть и чиновники высокого ранга. Примеры – привлечение к ответственности руководителей Черноморского, Феодосии и буквально на днях – Керчи. Думаю, эти случаи далеко не последние, ведь многие и сегодня, занимая высокие должности, вместо работы на процветание Крыма, предпочитают заниматься банальным вымогательством.

– К вам обращаются абсолютно разные люди с совершенно разными проблемами. Приходилось ли отказывать в помощи?

– В силу своей должности я никому не отказываю, ведь защитить рядового гражданина – моя обязанность. Как правило, права людей нарушают чиновники низшего и среднего звена, которые не хотят думать, как помочь человеку, зачастую просто отфутболивая его. Руководители высшего уровня в большинстве случаев стараются идти нам навстречу, оказывать содействие. Когда просишь помочь, предлагаешь различные варианты решения вопроса, отказов практически нет. Если обратиться к докладу экс-
уполномоченного по правам человека РФ Эллы Памфиловой за 2015 год, то видно, что в Крыму число положительно решаемых дел на порядок выше, чем во всех субъектах Российской Федерации. Там самое большее – 23–25 процентов, а в Крыму – 73.

– Бывают случаи, когда в непростой правовой ситуации приходится проявлять и находчивость?

– Надо отдать должное квалификации юристов Крыма, которым приходится проходить буквально по лезвию ножа между бывшими и нынешними законами, а также неурегулированными ситуациями, в итоге решая вопрос в пользу конкретного человека. Это может быть судебный спор, вопросы пенсии, гражданства, даже юридический казус. Права человека – прежде всего, люди не должны страдать.

Быть гражданином

– Коснёмся ещё одного непростого вопроса. Отбывают ли сроки в крымских тюрьмах граждане Украины, или их уже вернули на родину?

– Никто никого никуда не возвращал. Этот вопрос пока не урегулирован, и я надеюсь, что омбудсмены России и Украины Татьяна Москалькова и Валерия Лутковская, а также министерства юстиции двух государств его, наконец, решат. Но у меня лично сложилось впечатление, что находящиеся в Крыму украинские заключённые самой Украине не очень-то нужны. Таких заключённых довольно много. В своё время Эллой Памфиловой, а теперь и Татьяной Москальковой был совершенно правильно поставлен вопрос перед Украиной, чтобы они забрали своих граждан, которые совершили преступления, допустим, в Киеве или Чернигове, а направляли их в наши исправительные учреждения. Почему Россия должна их кормить? Есть и те, кто совершил преступления и на Украине, и здесь и в установленные законом сроки не отказался от российского гражданства. Кем их считать? Как видите, вопросов здесь больше, чем ответов…

– Вопрос о гражданстве был и остаётся в Крыму достаточно сложным…

– Да. Тем более что с 1 января
2015 года миграционное законодательство ужесточили. Раньше на волне эйфории российское гражданство получал кто угодно и как угодно, была масса злоупотреблений, и выдачу паспортов одно время даже не учитывали. А сейчас оказалось, что многие получили гражданство РФ необоснованно и незаконно. Что теперь делать с этими людьми? Лишение гражданства – серьёзный процесс, который осуществляет президент страны. А сейчас пытаются просто отбирать паспорта, как в нашумевшей истории со студентами, права которых мы в итоге отстояли. Ещё один вопрос – беженцы. Тут далеко не всё однозначно. Среди них немало даже членов "Правого сектора", а в лучшем случае – людей, которые считают, что им все обязаны, и даже требуют предоставить им квартиры. Я достаточно жёстко пресекаю подобные претензии: почему вы приехали сюда как беженец, допустим, из Ивано-Франковска, и решили, что вам Россия должна?

– А иностранные граждане к вам обращались?

– Да, был случай, когда обратился гражданин США, очень приятный человек, который ещё при Украине купил дом в Белогорском районе и жил там долго и счастливо. В итоге он особо не обратил внимания на изменение статуса Крыма и пропустил все положенные сроки регистрации. Его выдворяли отсюда, и мы просили суд, чтобы он мог снова сюда вернуться. Бывает и так…

Завершила разговор крымский омбудсмен ёмким и точным анализом сегодняшней ситуации:

– Считаю, что у Крыма есть уникальный шанс. Россияне относятся к нам очень доброжелательно, помогают, не оставляют даже в самых сложных ситуациях. Это время надо использовать по максимуму, ведь пройдет год, два, три – и мы станем самым обычным субъектом Российской Федерации. От того, что мы сумеем в этот переходный период сделать, как сможем организоваться, воспользоваться огромной помощью России, будет зависеть, как будет жить каждый крымчанин. Упускать этот шанс ни в коем случае нельзя!

Просмотров: 744





Новости по теме

Читайте также