"Быть в процессе"

фото автора

18 июля 2016 г. в 18:28

Автор: Марина Гусарова(все материалы автора)

На первом курсе сценарного факультета ВГИКа она написала новеллу "Ангел мой", которую удостоили не только отличной оценки, но и немыслимого по тем временам гонорара в три тысячи рублей. В лихие девяностые она сама нашла средства для съёмок своей картины, а потом вернула продюсеру деньги. Елена Райская, режиссёр, сценарист, продюсер и президент Гильдии кинодраматургов Союза кинематографистов России, всю свою творческую жизнь посвятила тому, чтобы пробить дорогу честному кино. Именно таким – "Тернистый путь честного кино" – стал и лейтмотив встречи московской гостьи с симферопольцами в Международном медиаклубе "Формат А3".

"С филфака меня отчислили за неуспеваемость"

Наиболее красноречиво о режиссёре и сценаристе говорят их картины. За свой послужной список Елене Райской нечего краснеть. Её режиссёрский дебют – фильм "Роль" с Валерием Гаркалиным и Евгенией Симоновой,  снятый по собственному сценарию за внебюджетные средства, – имел более чем удачный прокат. Затем последовали другие режиссёрские работы – "Президент и его женщина", "Супертёща для неудачника", "Другая жизнь", "Неравный брак", сценарии к фильмам "Ласковый май", "Президент и его внучка", "Империя под ударом", "Однажды в Ростове".

– Для меня, когда ты идёшь по студии, занятый делом, как работающий, а не простаивающий режиссёр, – это самый большой кайф, – признаётся Райская. – И ни один "Оскар" не сравнится с этим кайфом – быть в процессе, переставлять в кадре стул и видеть – вот всё изменилось, заиграли какие-то смыслы…

К своей профессии наша собеседница шла с детства. Сначала, как многие девчонки, мечтала стать актрисой, даже занималась в театральной студии. Там же попробовала себя как сценарист.

– И решила: лучше буду писать, а они пусть играют, – улыбается Елена. – Но мама была против такого выбора. Она считала, что мне необходима более практичная профессия, и буквально запихнула меня на филфак в пединститут. Правда, оттуда меня уже после первого семестра отчислили за неуспеваемость. Потом я собиралась поступать в литинтитут, но узнала, что есть сценарный факультет во ВГИКе. Моим первым студенческим успехом стала новелла "Ангел мой" – на её сюжет снял фильм Борис Токарев, а меня после этого приняли в Союз кинематографистов. Потом наступили девяностые, когда в кинотеатрах продавали холодильники, а на территории опустевших киностудий бегали бродячие собаки. А я и в это время снимала. Мне не на что жаловаться – из того простоя я вышла без особых потерь.

"За деньгами мой первый спонсор приехал на троллейбусе"

То, как Елена Райская нашла деньги на съёмку одного из своих фильмов, достойно отдельного рассказа.

– Фильм "Роль" я снимала в 1993 году, – вспоминает она. – То, как я нашла на него средства, наверное, перст судьбы. Как-то моя подруга познакомила меня с бизнесменом, у которого водились бешеные деньги. Он с ходу дал мне двадцать пять тысяч долларов, которых хватило на всё. Потом картину купило НТВ, я заработала весьма приличную сумму и решила вернуть спонсору затраченные деньги. Позвонила ему, а он буквально закричал в трубку: "Сейчас приеду!" Приехал на троллейбусе, весь обшарпанный, и, чуть не плача, сказал: "Как я благодарен Вам, что Вы вернули мне деньги!" Оказывается, он разорился. Потом у него случился инсульт, и он умер. Вот такая грустная история.

Истории с последующими продюсерами были более прозаичными и порой неприятными.

– Сценаристы, как и режиссёры, сегодня люди подневольные, – сетует Райская. – Полностью я могу отвечать только за фильм "Однажды в Ростове". Его снял Константин Худяков, который не полез в сценарий и, как мог, сдерживал продюсера. Продюсерское кино – вообще весьма интересная штука: режиссёр и сценарист лишь "оказывают услуги". К примеру, приносишь сценарий, продюсер говорит: "Прекрасно! Но пусть главный герой будет не мужчиной, а женщиной, сегодня тренд такой – тяжёлая женская доля". – "Но тут главный герой – мужчина, он совершает подвиг!" – "Вот пусть муж этой женщины его и совершает!" И такое сплошь и рядом. Бывают, конечно, и хорошие продюсеры, но их очень мало. Эти люди обладают даже неким даром предвидения – могут спрогнозировать, что будет востребовано зрителем, скажем, через год-два, а также очень деликатно и уважительно работают с авторами. Однако в большинстве случаев всё печально, и порой приходится просто отказываться от подобного сотрудничества. Скажем, недавно я получила предложение написать "объективный сценарий про Сталина". Ответила: "Не могу, потому что отношусь к нему субъективно". Но право отказываться и выбирать, с кем сотрудничать, а с кем – нет, надо ещё заработать. Начинающие сценаристы, у которых пока нет имени, как правило, соглашаются на всё.

Был у Елены Райской и неудачный опыт работы с зарубежными продюсерами.

– Помню, в двухтысячном году я написала сценарий фильма, в котором должна была играть Елена Сафонова, – рассказывает она. – Сценарий этот перевели на французский и отправили достаточно известному продюсеру Жану Керснеру. Он прочитал, сказал: "Это вау! Приезжайте!" Всё было обставлено очень помпезно – гостиница, роскошный офис. Насторожило то, что он отметил: над сценарием надо ещё работать, у вас там Россия что-то слишком благостно выглядит – люди все добрые, никто водку не пьёт… Вышли мы с Леной от него, прогулялись по Парижу, выпили вина в кафе и решили: да пошёл он! Когда мы сказали Керснеру, что уезжаем, он возмутился – мол, с таким хамством встречается впервые. И сотрудничество наше закончилось, так и не начавшись!

"Из-за событий на Донбассе я поссорилась с подругой, с которой дружила сорок лет"

Елена Райская – человек неравнодушный и порой резкий. Прямота стоит ей не только частых отлучений от Фейсбука, но и разрыва отношений с, казалось бы, близкими людьми.

– Из-за событий на Донбассе я поссорилась с подругой, с которой дружила сорок лет, – вздыхает собеседница. – Ведь для меня это не просто регион, где неспокойно, мой сын там воевал добровольцем. Сначала просто поехал, повёз гуманитарную помощь, хотел понять, что там происходит на самом деле. Увидел убитых детей – и вступил в ополчение. Причём, я об этом узнала уже по факту. Он не слишком часто говорит об этом. Помню лишь один жуткий случай, о котором сын рассказал мне. В подвале сидели две семьи – мужья, жёны, дети, бабушки, дедушки. И проходящий мимо боец ВСУ метнул туда гранату. Один из отцов бросился на неё всем телом – всех спас, а сам погиб. Печально всё это. Так вот я этой подруге объясняю: там же детей убивают! А она говорит: сами виноваты, не надо было туда лезть! Но для меня такие утверждения – это что-то людоедское, троглодитское. Я этого никогда не пойму и не приму!

На вопрос, не собирается ли она писать сценарий фильма о "Крымской весне", Елена ответила так:

– Гильдия кинодраматургов планирует провести ряд семинаров в городах России, в том числе и в Крыму. Думаю, это будет не только поиск новых имён, но и просто разговоры с людьми, которые сами были участниками или очевидцами этих событий. Ведь большинство наших режиссёров обитают в столицах и мало что знают о жизни регионов. А снимать фильмы о том, о чём знаешь мало, по-моему, не стоит.

"Предлагаю "замутить" в Крыму интересный проект"

Присутствовавшие на встрече ребята из молодёжной студии "Инсайд" подняли ещё одну очень важную для Крыма проблему – возможно ли в скором времени полномасштабное возрождение работы Ялтинской киностудии, создание на полуострове новых кинопроизводств?

– Мне известно, что Ялтинская киностудия по-прежнему находится в подвешенном состоянии, у неё всё ещё два хозяина, – призналась гостья. – По сути, там надо начинать с нуля. Поэтому у меня предложение – "замутить" интересный проект с рабочим названием "Крым, я люблю тебя!". Пусть это будут короткометражки молодых режиссёров и сценаристов. Оказать помощь и содействие могли бы Министерство культуры РФ, Фонд кино, Союз кинематографистов и местные власти, которые от этого, думаю, тоже не обеднели бы. Я со своей стороны готова это поддержать!

"Творческие планы? Ждите!"

В конце встречи зашёл разговор о том, как лучше донести наши исконные ценности до подрастающего поколения.

– Талантливо, ненавязчиво. И не совать их в зубы в виде лозунгов, – считает Елена Райская. – Возьмём такое явление, как акция "Бессмертный полк" – никто никого туда не загоняет, а людей с каждым годом участвует всё больше и больше, от столицы до самых глухих деревень. Потому что идея талантлива! То же самое надо делать и в кино. Сегодня, при обилии фильмов о войне, о нашем прошлом, я практически не вижу попыток осмыслить наше настоящее. Создаётся впечатление, что жизнь сегодня существует только в плоскости любви, личных отношений. Пропала социальная, производственная драма. А ведь были в своё время такие сильные ленты, как "Премия", "Старые стены". Мы так привыкли к фильмам в стиле "экшн", что порой просто не воспринимаем картины, где важно каждое слово, каждый жест. Часто такие фильмы годами, десятками лет ждут своего часа – к примеру, как картина по моему сценарию "Таинственная страсть" о молодости Василия Аксёнова, пока ещё лежащая "на полке". Что касается моих творческих планов – ждите! Сейчас заканчиваю сценарий фильма по мотивам романа Алексея Толстого "Хождение по мукам". Снимать его будет Константин Худяков, а сама лента будет принципиально отличаться от предыдущих экранизаций.

Просмотров: 431




Читайте также