"Когда я пошла воевать…" К 100-летию со дня рождения Людмилы Павличенко (ФОТО)

'Когда я пошла воевать…'
К 100-летию со дня рождения Людмилы Павличенко (ФОТО)

18 июля 2016 г. в 18:38

Автор: Алексей Васильев(все материалы автора)

Позавчера исполнилось сто лет со дня рождения, возможно, самой героической женщины XX века. Нет, она не собирала рекордные урожаи, не успела сказать веского слова в науке, не побывала в космосе. Она – убивала. На счету Героя Советского Союза Людмилы Павличенко 309 уничтоженных немецко-фашистских захватчиков (в том числе 36 снайперов).

Родом из Белой Церкви

Накануне юбилея "Новый Крым" связался с молодыми жителями Белой Церкви, где родилась Людмила Михайловна. Мы спросили обитателей этого украинского города, знают ли они о подвиге землячки, как они сейчас относятся к нему и будут ли у них отмечать юбилей.

Александр Брагин: "…Что вам сказать... Нормально отношусь, с уважением! Естественно, она внесла огромный вклад! В Белой Церкви есть улица, названная в её честь, довольно-таки большая..."

Маргарита Павлуша: "По поводу мероприятий информации нет никакой. Скорее всего, потому что никаких мероприятий не будет. С её личностными достижениями и подвигами не знакома. Что касается подвигов советского народа, люди отстаивали свои права, свои интересы и интересы будущего поколения. Это заслуживает уважения во все времена".

Юрий Зубар: "…Масштабного празднования, скорее всего, не будет. Актуальней события, которые проходят сейчас".

Александр Яцюк: " …Точно будут показывать фильм в кинотеатрах… Я считаю Павличенко очень храбрым человеком, это заслуживает уважения. Что же касается победы над фашизмом, то это достижение, а не подвиг, так как досталась она ценой человеческих жизней…"

Константин Макаренко: "Наслышан о её подвигах и собираюсь посмотреть фильм о ней, чтобы лучше узнать. Горжусь её подвигом, но хвастаться тут нечем, в этой войне много погибло людей".

Евгений Толдиков: "Про подвиги Людмилы Павличенко узнал, скажем так, относительно недавно – когда Украина стала самостоятельным государством. В советское время по истории Великой Отечественной войны мы её личность не проходили, проходили только вскользь, в рамках истории родного края. По поводу подвига советского народа – это напоминает заголовок сочинения в средней школе при Советском Союзе, говорить о всех как-то не очень корректно, так как были люди, которые боролись за Советский Союз, были и те, кто боролся только за свою землю, и было очень много тех, кто был на стороне фашистской Германии, в рядах целых сформированных армий предателей…"

Владимир Залез: "А чего ты спрашиваешь только о моей землячке? Она и твоя тоже. Ты же крымчанин. Значит, и ты украинец. Я родом не с Белой Церкви. Я родился во временно оккупированной Алуште".

Битва за Севастополь

Владимир Залез прав. Людмила Павличенко, действительно, моя землячка. Но не потому, что я "украинец" (никогда им не был, к слову), а потому, что моя крымская земля, земля Севастополя, обагрена кровью героических защитников Крыма, в том числе и кровью раненной в Севастополе Людмилы Павличенко. Тяжёлое ранение (уже второе) и контузию снайпер получила под Севастополем в декабре 1941 года: осколок снаряда попал ей в правое плечо у лопатки, с поля боя её вытащил другой снайпер, 36-летний младший лейтенант Алексей Киценко. Контузия случилась в июне 1942 года, когда Людмила находилась в штабе 54-го полка (по нему нанесла прицельный удар тяжёлая артиллерия немцев). При этом осколок снаряда рассёк Павличенко правую щеку на скуле и оторвал мочку правого уха. Снова попав в медсанбат, она вместе с другими ранеными была вывезена на подводной лодке Л-4 из Севастополя в Новороссийск.

… Почему 25-летняя молодая женщина начала убивать? Это могут понять не все земляки и сверстники героини нашего рассказа, для которых три сотни уничтоженных врагов легендарной землячки "достижение, а не подвиг", как будто речь идёт о компьютерной игре. Кстати, в одной из компьютерных игр-стрелялок есть любопытный персонаж – снайпер Павличенко. Но жизнь в реале была суровей самых изощрённых компьютерных фантазий. Вот как сама Людмила Михайловна отвечала на вопрос, почему она взялась за оружие: "Когда я пошла воевать, я сначала испытывала одну только злость за то, что немцы нарушили нашу мирную жизнь. Но всё, что я увидела потом, породило во мне чувство такой неугасимой ненависти, что её трудно выразить чем-нибудь иным, кроме как пулей в сердце гитлеровца. Когда я проходила по улицам Севастополя, меня часто останавливали ребятишки и спрашивали: "Сколько вчера убила?"

Я обстоятельно докладывала им. Однажды мне пришлось честно сказать, что я уже несколько дней не стреляла по врагам. "Плохо", – в один голос сказали ребятишки. А один, самый маленький, сурово добавил: "Очень плохо. Фашистов надо убивать каждый день". Он верно сказал, этот маленький севастополец. С того часа, как фашистские разбойники ворвались в нашу страну, каждый прожитый мною день был наполнен одной мыслью – разить врага... В отбитой у врага деревне я видела труп тринадцатилетней девочки. Её зарезали фашисты. Мерзавцы – так они демонстрировали своё умение владеть штыком! Я видела мозги на стене дома, а рядом труп трёхлетнего ребенка. Немцы жили в этом доме. Ребёнок капризничал, плакал. Он помешал отдыху этих зверей. Они даже не позволили матери похоронить её дитя. Бедная женщина сошла с ума.

Я видела расстрелянную учительницу. Тело её лежало у обочины дороги, по которой бежали от нас фрицы. Офицер хотел изнасиловать её. Гордая русская женщина предпочла смерть позору. Она ударила фашистскую свинью по морде. Офицер застрелил её, затем надругался над трупом.

Они ничем не гнушаются, немецкие солдаты и офицеры. Всё человеческое им чуждо. Нет слова в нашем языке, которое бы определило их подлую сущность. Что можно сказать о немце, в сумке которого я увидела отнятую у нашего ребенка куклу и игрушечные часики? Разве можно назвать его человеком, воином? Нет! Это бешеный шакал, которого надо уничтожать ради спасения наших детей. Уничтожь фашиста! Тогда народ скажет тебе: ты действительно ненавидишь врага. Если ты ещё не умеешь уничтожать врагов – научись. В этом сейчас твой святой долг перед Родиной, матерью, женой и детьми".

Подвиг и память

После выздоровления Людмилу Павличенко вместе с делегацией советской молодёжи отправили в Канаду и Соединённые Штаты Америки. В ходе своего визита за океан Павличенко побывала на приёме у Президента США Франклина Делано Рузвельта и даже некоторое время жила в Белом доме по приглашению его супруги. Позже Элеонора Рузвельт на правах первой леди организовала для советских представителей поездку по стране. Лейтенант Павличенко выступила с речью перед Международной студенческой ассамблеей в Вашингтоне, перед Конгрессом промышленных организаций в Нью-Йорке.

Американцы в то время не торопились открывать обещанный "второй фронт". В Чикаго, перед многотысячной толпой, Павличенко произнесла короткую, но ставшую хрестоматийной речь: "Джентльмены, мне двадцать пять лет. На фронте я уже успела уничтожить триста девять фашистских захватчиков. Не кажется ли вам, джентльмены, что вы слишком долго прячетесь за моей спиной?!" Говорят, что тогда толпа замерла на минуту, а затем взорвалась неистовым шумом одобрения.

"На обратном пути советская делегация посетила Великобританию, – пишет Валерий Бург. – В Лондоне героиня виделась с Уинстоном Черчиллем и Шарлем де Голлем. Конечно, для неё было почётно встретиться с такими известными политиками. Но мысли Людмилы были далеко – на Родине. В то время на берегах Волги разворачивалось беспримерное Сталинградское сражение. И ей хотелось взять в руки винтовку, чтобы снова и снова бить врагов. На фронт Павличенко уже не вернулась. Четыре ранения сильно пошатнули её здоровье. Знаменитого снайпера отправили в тыл. Людмила стала инструктором курсов "Выстрел", готовила молодую смену. Та впоследствии не подвела, однако никто из учеников не достиг вершин мастерства своего наставника".

После смерти героини в 1974 году её именем назвали улицы в Белой Церкви, в Севастополе и рыболовный траулер. После развала Союза судно было продано в Турцию и разрезано на металлолом. Назовут ли новый корабль на ЧФ именем героини, нам выяснить не удалось.

Информация о том, состоятся ли в городе-герое торжества по случаю столетия героини, также оказалась недоступной. Так, накануне юбилея я отправил на адрес Правительства Севастополя следующее электронное письмо: "Добрый день, подскажите, пожалуйста, какие мероприятия будут проходить в Севастополе к 100-летию легендарного снайпера Людмилы Павличенко? Ваш ответ может быть использован в публикации газеты "Новый Крым". С уважением, Алексей Васильев, обозреватель НК". Ответ получил быстрый, но короткий: "Добрый день. Документы без подписи не регистрируются и не передаются в работу". Всё.

А если бы к чиновникам обратился не журналист, а просто неизвестный? Неужели нельзя было ответить на этот элементарный вопрос? Ведь не о зарплатах городских вельмож или дислокации подводных лодок шла речь! Совсем помешались на "секретности"! Защищать город от врагов, наверное, было легче, чем сейчас воевать с озверевшими бюрократами.

… Когда я писал эту статью, держал в памяти образ ещё одной женщины, нашей современницы – не снайпера – учёного: кандидата биологических наук, доцента Ольги Кулыгиной, вставшей два года назад, с оружием в руках, на защиту Славянска. Тогда её фото, снимок женщины в длинной юбке, переходящей с "калашниковым" дождливую улицу, облетел всю блогосферу. В то время, когда члены руководящей "Партии регионов" уже находились в горячих точках крымского побережья или паковали чемоданы в Москву, Кулыгина вела неравный бой с захватчиками Новороссии. Ольга Ивановна попала в плен к фашистам. Отважную женщину удалось обменять на 17(!!!) украинских головорезов….

Не кажется ли вам, джентльмены, что вы слишком долго прячетесь за её спиной?

Просмотров: 925




Новости по теме

Читайте также