Девять кругов Ибраима Ширина

Девять кругов Ибраима Ширина

8 августа 2016 г. в 14:12

Автор: Игорь Азаров(все материалы автора)

Лет 20 назад журнал "Огонёк" нашёл эту оригинальную форму и регулярно давал очерки "9 кругов" о более или менее заметных на тот момент фигурах. Способ подачи материала показался мне интересным и перспективным, я тогда работал в "Крымском времени" и сделал несколько очерков "9 кругов" для этой газеты. Исходя из той аксиомы, что всё новое – это хорошо забытое старое, сегодня я решил снова вернуться к биографическим "кругам". Есть желание сделать рубрику "портрет современника" регулярной – но это уж как получится.

Кстати, о портретах. Когда-то одного художника упрекнули в том, что он пишет только портреты знаменитостей. Мастер отреагировал на критику: написал портрет начинающего учёного Капицы…

Ибраим Ширин, "9 кругов" жизни которого мы хотим предложить вниманию наших читателей, молод и находится в самом начале своего пути. Но как знать! Может быть, "Новый Крым" сейчас сработает на дальнюю перспективу…

1. В кругу прошлого

"Ты же родился ещё в Узбекистане?" – спрашиваю я Ибраима.

"К сожалению, – смеётся он. – Мы вернулись на землю предков, в Крым, в 1990 году, когда мне было только два с половиной года. Так что воспитывал меня Крым и формировал меня Крым. Не мыслю для себя никакой другой земли".

Ибраим рассказывает, что для его семьи первые 7-8 лет в Крыму были очень трудными. Конечно, не голодали, но экономили на всём. Пепси-кола на столе казалась непозволительной роскошью. А так хотелось!

Ситуацию переломили исключительная энергия и работоспособность отца. Глава семейства оказался не только неутомимым тружеником, но и большим дипломатом, мастером выстраивать личностные деловые отношения в доверительном, доброжелательном духе. Со временем пришёл достаток, положение в обществе, уважение, материальная независимость.

Ширин – фамилия не из "простых", это одна из ветвей знаменитого феодального клана, с которым через многочисленные браки был связан род Гераев, династия крымских ханов. Полагают, что Ширины, как и Гераи, – Чингизиды. В тюркской среде это даже выше, чем линия Османов – турецких султанов.

"Кровь – великое дело?" – спрашиваю я. Подумав, Ибраим отвечает так: "Несомненно. Что бы я ни делал, я стараюсь поступать так, чтобы не стыдиться своих дел, чтобы мои предки, как в народе говорят, в гробах не переворачивались…"

Нечего было стыдиться своих слов и дел Норику Ширину, старшему брату Ибраима. Вообще, если уместно здесь высказывать моё впечатление, все Ширины – папа и мама, Ибраим и его младший брат Арслан – мечтатели и романтики, может, с яркой практической жилкой, но всё-таки идеалисты.

Норик Ширин был прирождённый лидер. И меньше всего его устроила бы роль одного из меджлисовских функционеров. Он стремительно ворвался в затхлую "политическую элиту" полуострова. Выходившая на русском языке газета "Голос молодежи", которую издавал и в значительной части наполнял своими материалами сам Норик, разлеталась по рукам моментально. "У нас дома – увы! – даже подшивки нет! – горько сетует Ибраим. – Ничего себе не смогли оставить!"

В планах братьев было создание интернационального телеканала. "Норик хотел усадить за один стол молодых лидеров всех национальных крымских сообществ, – поясняет Ибраим, – он хотел, чтобы люди для начала просто посмотрели друг другу в глаза. Потом высказали взаимные претензии. А потом совместным трудом, снимая национальные барьеры, сделали бы наш Крым земным раем".

Конечно, Норик тут же нажил себе могущественных врагов. Смерть Норика Ширина была ужасной – показательно, демонстративно жуткой…

Сколько ран было на теле Юлия Цезаря, когда заговорщики убили его в сенате? Если не ошибаюсь, двадцать три… На теле Норика Ширина было более пятидесяти ран от ножа; парню от уха до уха перерезали горло… Говорили о каком-то наёмнике-узбеке…

Описать горе матери, отца, братьев, родных и близких я не берусь.

"В один момент во мне перевернулось всё, – вспоминает Ибраим Ширин. – До этого жизнь казалась в основном прекрасной и замечательной. Нет, я не озлобился. Но я увидел оборотную сторону медали. И ещё хорошо понял, кто мои друзья и враги".

2. В кругу настоящего

Ибраим Ширин получил добротное экономическое образование и занялся бизнесом. Бизнес дал материальное благополучие, но не дал ни цели, ни перспектив. "Мне сейчас тесно, скучно в бизнесе, – признаётся Ибраим. – Это очень важно, но это уже не моё".

Спрашиваю: "Как ты воспринял вхождение Крыма в Россию?" Ибраим тут же, без малой паузы, осветившись изнутри: "Как величайшую радость! Никогда я не отделял Крым от России! Да и Украину нельзя отделять от России!"

Социально мобильный Ибраим и его единомышленники создали в Симферополе крымскую организацию "Опоры России", которая, как я понял, в основном объединяет молодых предпринимателей.

Но, а это часто бывает, звучное название, федеральный статус поманили в "Опору России" и тех, кто России никакая не опора.

Ибраим Ширин и Юрий Айрапетян создали другую организацию – "Новая формация".

Конечно, им хочется не разговоров, а реальных дел. Ширин и его друзья сейчас строят в Ак-Мечети большую и благоустроенную, современную детскую площадку – не качельку с песочницей, а нечто вполне солидное. "Мы с отцом когда-то уже делали площадку для детей в Ак-Мечети, – рассказывает Ибраим, – но она не сохранилась. Делаем новую – лучше и больше! Я копил деньги на плазменный телевизор, так всё вложил в эту стройку. Для меня это принципиально".

Мы беседовали с Ибраимом вечером. А утром того дня он выложил фото детской площадки на своей страничке в Фейсбуке: вот, мы не болтаем, а делаем!

И вы думаете, он услышал только "спасибо"? "Свои" же и набросились: чего лезешь, зачем, нам государство обязано…

3. В кругу будущего

Сейчас своё будущее Ибраим связывает с "Новой формацией".

Заговорили о лидерских качествах. "Лидер и смотрит по-другому, и пахнет по-другому, – говорит Ибраим. – Лидера видно сразу. Настоящий лидер делает лучше и больше всех, кто его окружает: это залог его авторитета. Начальник командует. Лидер же ведёт за собой силой морального права и личного примера".

"А ты сам готов стать лидером среди крымских татар, поверивших в Россию?" – спрашиваю Ибраима.

"Мне сейчас только 28 лет, – отвечает мой собеседник, – это мало, я ещё лет десять имею право работать над собой, создавать себе имя. У нас есть республика. Мы её должны совместными усилиями строить – и крымские татары, и славяне, и армяне, и все другие, кому Крым родина. Уверен, что лет через 5–10 крымский татарин сможет стать здесь, скажем, спикером Госсовета – и ни для кого это не будет "красной тряпкой".

Со временем я сам непременно пойду в законодательную власть. Чувствую желание и имею ясные цели и должные силы. Это моя перспектива".

4. В кругу идей

С особым почтением Ибраим Ширин называет имя Исмаила Гаспринского. "Гаспринский дал мне теорию, а старший брат, Норик, урок политической практики", – говорит мой собеседник.

Большим моральным авторитетом для себя он считает и Юрия Бекировича Османова, зверски убитого в 1993 году.

"Гаспринский видел связь Востока и Запада только через Россию, Россию он считал центром мира, – поясняет Ибраим. – Очень важно услышать сейчас Гаспринского. Он говорил, что европейские русофобы будут бессовестно использовать малые народы, чтобы сеять раздор, ослаблять Россию изнутри. Кстати, Мустафа Джемилев идей Исмаила Гаспринского категорически не принимал и никогда не посещал мероприятий, связанных с памятью о Гаспринском!"

Сейчас просто дам несколько отредактированную запись с диктофона.

Говорит Ибраим Ширин:

"Наш народ с самого начала стал жертвой хитрых политических игр меджлиса, местного и киевского руководства. Крымских татар подталкивали делать самозахваты, строиться на самозахватах. Это было очень удобно. Ах, самозахват? Значит, государство вам ничего не должно: ни воды, ни газа, ни света, ни дорог… Наш народ заставили строиться.

Человек, который строит свой дом, очень зависим… Мы на этих бесконечных стройках потеряли время, потеряли целое поколение… Учителя, врачи, музыканты, учёные вынуждены были, чтобы накопить денег на приличное жильё, торговать на рынках, как говорится, "крутиться"… Джемилев использовал тактику, кстати, сформулированную Сталиным: "ощипанная курица будет жаться к ногам". Так и вышло, он и его люди обобрали народ, да ещё и заставили видеть в себе благодетелей…

Мой народ ищет своё место, он не пришёл ещё в себя после многолетнего русофобского зомбирования. Ясно одно: как сказал президент Путин, крымские татары больше не должны быть разменной монетой в играх политиканов. Нам нужно быстро наверстать упущенные годы! Юрий Османов так говорил: "Тот, кто остановится хоть на миг, сначала останется позади, а затем в прошлом и рискует потерять всё".

Вот это круг моих идей, моя теория".

5. В кругу друзей

У Ибраима много друзей – это очень общительный, доброжелательный и открытый для дружбы человек. И если я тут назову лишь двух, пусть другие не обижаются! Первый – Арслан Ширин, младший брат. Второй – Юрий Айрапетян, который "как брат". Арслан ещё совсем юный, ищущий, пылкий – Ибраим его ненавязчиво опекает. Айрапетян восхищает Ибраима интеллектом, волей, лидерскими качествами.

"Это мыслитель, стратег", – так Ширин о нём говорит.

6. В кругу врагов

Когда мы затронули эту тему, Ибраим выдал гневную тираду: "Пока мои враги намного сильнее меня. Приходится подтягиваться до их уровня. Это глыбы, которые мне хотелось бы превратить либо в щебёнку, либо в песок".

Я не стал ничего тут уточнять, но, думаю, речь идёт о тех, кто принёс в 2006 году большое горе в добрый дом Ширинов.

Возможность общаться с "большими людьми" принесла больше разочарований, чем радости… "Много случайных людей оказались при портфелях, – поясняет Ширин. – Пока мы какие-то вопросы решаем с главой республики, всё идет хорошо. Но стоит опуститься уровнем ниже… Ужасно, когда люди обещают – и ничего не делают!"

7. В кругу семьи

Ибраим Ширин не только сын, брат и племянник, но уже муж и отец. С супругой, Эмиле, он сначала познакомился в
соцсетях, завязалась заочная переписка. Потом была случайная встреча на улице. Если правда, что браки совершаются на небесах, – случай с Ибраимом и Эмиле как раз к этому лучшая иллюстрация.

Ибраим восхищается её эрудицией, даже жалуется: "Моя супруга по образованию филолог-русист. Неправильная русская речь жену мою страшно раздражает, и я у неё – главная жертва!"

Вообще это исключительно любящая, гармоничная пара.

Малышке Мадлен, их дочке, ещё только пять месяцев. Очень спокойный, милый и, кажется, чрезвычайно разумный ребёнок…

8. В кругу увлечений

Когда Ибраим раздражён и хочет сорвать на ком-то дурное настроение, он идёт в тренажёрный зал и "общается" со штангой.

"У меня всё зло, раздражение, моральное напряжение уходят с физической нагрузкой, – объяснил Ширин. – Я "выпускаю пар" не на людях, а там – на железках".

А ещё Ибраим Ширин коллекционирует шарфы! Правда, коллекция стабильностью не отличается: какая-то её часть в холодное время года подлежит использованию по прямому назначению, а что-то раздаривается…

9. В кругу себя

Внутренний мир Ибраима Ширина – его личное достояние. Он пишет стихи, даже иногда размещает их на своей страничке в Фейсбуке. Но когда я начинаю его расспрашивать о творчестве, Ибраим замыкается: "Не люблю об этом говорить. Поэзия пришла ко мне не с добром, не с хорошим… Случались моменты, когда от мыслей, казалось, разорвётся голова – вот тогда что-то необходимо было выплеснуть на белый лист…"

А ещё Ибраим и Арслан Ширины – активные участники "Бессмертного полка".

"Мой дед видел войну мальчиком, подростком, – рассказывает Ибраим. – Он рассказывал, как встречали немцев крымские татары в его родном селе – с палками, с вилами. Немцы даже не стали стрелять, передавили людей танками, превращая их тела в фарш… Дед добывал еду для партизан. Конечно, это было опасно. Как-то с другом они пришли в одно село за продовольствием; колесо их тележки сильно скрипело – привлекало к ним внимание. Нужно было его чем-то смазать, ребята увидели… ручеёк жира, но местные жители не позволили им смазать колесо.

Оказалось, что каратели согнали людей в один дом и сожгли этот дом и всех, кто в нём был. И тот жир – из мёртвых тел… В другой раз он видел, как немцы казнили девушку, связанную с партизанами. На шею несчастной повесили её крошечного ребёночка…

Как после этого дед мог воспринимать тотальное обвинение своего народа в предательстве, депортацию? Но вот в чём он был всегда твёрдо уверен: вины русского народа в крымско-татарской трагедии нет…"

Просмотров: 1593




Новости по теме

Читайте также