Короткий век Ганса Фриче

13 октября 2016 г. в 13:38

Автор: Игорь Азаров(все материалы автора)

Нюрнбергский приговор

Сейчас, когда страны Запада наглядно показали, что они играют на стороне мирового Зла и договариваться с ними о совместной борьбе с этим Злом – лишь напрасная трата сил и времени, даже удивительно наше сплочение с англо-саксами в борьбе с гитлеровским фашизмом. Великий процесс в Нюрнберге был, очевидно, последним значительным проявлением этого сплочения.

Правда, сегодня мне, к примеру, ясно различие задач и сверхзадач на этом процессе. СССР хотел раз и навсегда осудить агрессию, человеконенавистничество и нацизм. Страны Запада, прикрываясь демагогическими заявлениями, сводили значение Нюрнберга к осуждению конкретных политических персонажей, оказавшихся на скамье подсудимых. Именно поэтому трибунал в Нюрнберге голосами западных демократий не признал преступными ни штурмовые отряды (СА), ни гитлеровское правительство (как политический институт), ни генштаб, ни верховное командование вермахта.

А битыми картами жертвовали более-менее легко. В ночь с 15 на 16 октября 1946 года были повешены Риббентроп, Кейтель, Розенберг, Кальтенбруннер, Франк, Фрик, Штрейхер, Йодль, Заукель и Зейсс-Инкварт. Геринг успел отравиться. Бормана приговорили к повешению заочно. Трое (Гесс, Редер и Функ) получили пожизненный срок, Шпеер и Ширах – 20 лет, Нёйрат – 15 лет, Дёниц – 10 лет. Трое – Папен, Шахт и Фриче – были оправданы.

Естественно, приговоры гитлеровским подручным тоже стали плодом не самого простого компромисса…

В октябре 2016 года я хочу лишь напомнить читателям "НК" о тех, чья судьба решилась осенью 1946 года – ровно
70 лет назад…

***

Герман Геринг: "...Многие люди здесь – люди случайные. О Фриче я вообще до этого ничего не слышал..."

Густав Гилберт, "Нюрнбергский дневник", 03.04.1946 г.

Крах

Ганс Фриче сдался советским солдатам 2 мая 1945 года. Его взяли в каком-то берлинском подвале, откуда Фриче до последней минуты продолжал вещание.

Он даже попал в "Воспоминания и размышления" Г. К. Жукова. Маршал пишет: "В тот же день (т. е. 2 мая 1945 г. – Авт.) мне сообщили, что сдавшийся в плен заместитель министра пропаганды доктор Фриче предложил выступить по радио с обращением к немецким войскам берлинского гарнизона о прекращении всякого сопротивления. Чтобы всемерно ускорить окончание борьбы, мы согласились предоставить ему радиостанцию".

И снова поплыл над берлинскими дымящимися руинами бархатный, чуть гортанный баритон Фриче, так похожий на голос Геббельса... Только теперь Фриче не звал сражаться, а умолял сложить оружие.

Жуков продолжает: "После выступления по радио Фриче был доставлен ко мне". Однако беседа с шефом геббельсовского радио не затянулась – Фриче знал не слишком много. Жуков подводит черту: "На следующий день он был отправлен в Москву для более обстоятельного допроса".

Надо полагать, что перспектива надолго задержаться в руках московских спецслужб повергла впечатлительного и не слишком отважного журналиста в шок, и он был счастлив оказаться на скамье подсудимых в Нюрнберге.

Кстати, 2 мая Фриче прошёл ещё одно крайне неприятное испытание: ему пришлось принять участие в опознании трупов детей Геббельса и обугленных останков своего непосредственного шефа и его супруги...

***

Ганс Фриче: "По всем пунктам предъявленного мне обвинения я заявляю: "не виновен!" Однако готов признать, что совершил серьёзнейшие ошибки, позволил этой гиммлеровской системе убиения обвести себя вокруг пальца, даже когда я пытался разобраться в ней.... Плевать я хотел на свою жизнь! Но позор, этот жутчайший позор!"

Густав Гилберт, "Нюрнбергский дневник", 27.11.1945 г.

Карьера журналиста

Ганс Фриче (иногда пишут Фрицше) родился в 1900 году, т. е. в один год с Борманом и Гиммлером. В 1918 году он был призван в армию, но как именно выглядело его участие в Первой мировой войне, я не знаю; во всяком случае, никаких подвигов за нашим героем не числится. В 1923 году Фриче закончил университет в Берлине (степени доктора, кстати, у него не было) и начал работать как журналист и редактор. Видимо, работал удачно. В 1932 году, до прихода к власти нацистов, Фриче руководил Германской службой радионовостей. 30 января 1933 года Гитлер стал рейсхканцлером, а 13 марта того же года Геббельс возглавил ново-образованное министерство народного просвещения и пропаганды, где нашлась работа и для Фриче. Для более успешной карьеры Ганс Фриче 1 мая 1933 вступил в гитлеровскую партию (НСДАП).

Какое-то время Фриче курировал печатные СМИ.

Надо сказать, что в сфере пропаганды Геббельс монополии всё-таки не имел. С началом войны вся печать рейха оказалась под контролем гитлеровского пресс-секретаря Отто Дитриха, который к тому же имел грозный чин обергруппенфюрера СС. Лишь формально Дитрих считался заместителем (статс-секретарём) у Геббельса.

А вот радио Геббельс контролировал всецело. С 3 ноября 1942 года отдел (департамент) радиовещания в геббельсовском министерстве возглавлял Ганс Фриче, причём не только как чиновник. Фриче стал самым популярным радиокомментатором рейха, его передача "Говорит Ганс Фриче" пользовалась большим успехом, так что вклад нашего персонажа в дело пропаганды нацизма был значителен.

Геббельс, ревнивый к чужой славе, весьма ценил Фриче, но их личные отношения близкими никогда не были.

***

Ганс Фриче: "Пропагандировать можно как угодно. Можно даже лгать при помощи правды, просто вырывая отдельные факты из цепочки взаимосвязей – вот тебе и кривда".

Густав Гилберт, "Нюрнбергский дневник", 16.04.1946 г.

Самый последний

В Нюрнберге подсудимых рассадили (ориентировочно) в зависимости от их места в гитлеровской иерархии. Естественно, что Геринг занял первое место в первом ряду, а Фриче – последнее место во втором ряду: по рангу он действительно не шёл ни в какое сравнение с другими обвиняемыми. Теоретически нацистскую пропаганду "представляли" на скамье и Розенберг, и Ширах, и Штрейхер. Но организаторам процесса хотелось, чтобы в числе подсудимых был и руководитель из геббельсовского ведомства. Конечно, Фриче являлся слишком слабой заменой доктору Геббельсу!

Гитлеровские тузы, оказавшиеся в Нюрнберге, осуществляли, как мне кажется, четыре основные линии поведения. Во-первых, упорное отрицание всякой своей вины (Геринг, Кальтенбруннер). Во-вторых, полное и истерически-слезливое раскаяние (Франк). В-третьих, поза оскорблённой добродетели (Шахт, Папен). В-четвёртых, частичное признание вины – в разных пропорциях. Этот путь был самым массовым – отлично его эксплуатировал Шпеер. Неплохо получилось и у Фриче.

***

Руденко (главный обвинитель от СССР): "Подсудимый Фриче, я хочу начать ваш допрос с выявления роли, которую играла немецкая пропаганда в преступной деятельности гитлеровского правительства. Скажите, вы признаёте, что немецкая пропаганда распространяла расовую теорию и внедряла в сознание немецкого народа идеи превосходства немецкой расы?"

Фриче: "Я признаю, что немецкая пропаганда распространяла расовую теорию" <...>

Руденко: "Вы признаёте, что немецкая пропаганда использовала методы, ложь и клевету для того, чтобы замаскировать агрессивные планы гитлеровского правительства?"

Фриче: "Я утверждаю, что немецкая пропаганда ... представляла немецкому народу положение таким образом, чтобы он верил в правоту своего дела, но, с другой стороны... всё здание этой аргументации покоилось на фундаменте, который был неустойчив".

Руденко: "То есть на фундаменте лжи и клеветы?"

Фриче: "Нет".

Оправдание пропагандиста

В Нюрнберге подсудимым предъявлялись четыре пункта обвинения: 1) заговор против мира; 2) преступления против мира; 3) военные преступления; 4) преступления против человечности.

Конкретно Ганс Фриче обвинялся по первому, третьему и четвёртому пунктам. Вот цитата из приговора: "Есть данные, что Фриче иногда во время своих выступлений по радио делал решительные заявления, носившие пропагандистский характер. Однако трибунал не намерен считать, что они были направлены к тому, чтобы побудить немецкий народ к совершению зверств над побеждёнными народами, и поэтому Фриче не может быть признан участником тех преступлений, в которых он обвиняется".

Итак, Фриче был оправдан, хотя советская сторона не была согласна с таким приговором. Западные демократы удовлетворились виселицей для Штрейхера и Розенберга и 20-летним заключением для Шираха. Но принцип "свободы слова" – в том числе слова лживого – остался незыблем. Может, поэтому так уверенно лгут, клевещут и откровенно подличают многие акулы пера?

***

Ганс Фриче (первая реакция на оправдательный приговор): "Я дошёл до ручки! Поверить не могу, что выйду отсюда! Как и в то, что меня снова не отправят в Россию! Я уже ни на что не надеялся!"

Густав Гилберт, "Нюрнбергский дневник", 01.10.1946 г.

Финал

Фриче арестовали сразу по выходе из тюрьмы в Нюрнберге: сами немцы, очищаясь от гитлеровщины, отдали пропагандиста под суд по денацификации и впаяли Фриче за его "мастерство" 9 лет. Но отсидел он лишь три года – 29 сентября 1950 года Фриче (по состоянию здоровья) был освобождён. Нужно сказать, что в атмосфере холодной войны он быстро нашёл себя и все слова раскаяния и потоки слёз, которые он лил в Нюрнберге, были быстро забыты. Но вмешался Бог. Ганс Фриче умер от рака 27 сентября 1953 года – первым из всех "нюрнбержцев", кому повезло избежать виселицы.

Просмотров: 497




Новости по теме

Читайте также