Как бороться с фальсификатом в истории

Как бороться с фальсификатом в истории

Из года 2006-го, или Необходимое предисловие

Ещё одна встреча с публицистикой, которая забвению не подлежит. "НК" продолжает публиковать материалы тех авторов, кто НЕ МОЛЧАЛ и писал правду, когда это было НЕЛЬЗЯ.

Как всегда, мы воспроизводим материал в том виде, в каком он был опубликован – в данном случае статья Натальи Васильевны Киселёвой "Как бороться с фальсификатом в истории" увидела свет в "Крымском времени" от 14 декабря 2006 года.

С сожалением следует отметить, что покой нам только снится, и борьба с фальсификаторами исторической правды стала теперь борьбой с её "обнулителями".

Гл. редактор

Наталья КИСЕЛЁВА

Фальсифицированный продукт – это всегда плохо. И при этом неважно, какой продукт фальсифицируется: кулинарный, исторический или какой-то другой. В любом случае мы получаем подделку, которая грозит либо пищевым отравлением, либо отравлением информационным. Какое из этих последствий хуже, не возьмется наверняка сказать никто. Но с липовой продукцией легкой, пищевой или другой промышленности еще худо-бедно борются. Для этого есть соответствующие службы в правоохранительных органах и статьи в Уголовном кодексе. А вот с историческими псевдонаучными фальшивками на государственном уровне не борется никто. И они процветают на протяжении многих лет, хотя и меняют свое содержание. В советское время нас пичкали большевистским историческим фальсификатом, а теперь националистическим.

Эти подделки кочуют по страницам газет, журналов и школьных учебников. Иногда даже закрепляются на законодательном уровне. Так недавно произошло с голодомором 1932–33 годов, который, вопреки всем международным нормам и, что главное, вопреки исторической правде, объявили геноцидом. Также происходит с воинами ОУН-УПА, которых украинские националисты пытаются приравнять к ветеранам Великой Отечественной войны, объявляя фашистских пособников борцами за независимость. Этот бред активно подхватывают и тиражируют СМИ. Не все, но те, кто хочет либо оправдать свое историческое прошлое, либо получить какие-то преференции в будущем.

Только за одну неделю в крымской прессе появились две статьи, ярко свидетельствующие о востребованности информационного фальсификата. А если фальшивые звезды истории зажигают, значит, это кому-нибудь нужно.

Фальшивый голос

В газете "Голос Крыма" (№ 50 от 8 декабря) на первой полосе опубликован материал некоего Сергея Лащенко из Львова под названием "Доброжелательность и национальное бессмертие". Статья сплошь русофобская и откровенно разжигающая межнациональную рознь. Русские люди в ней не чтят могилы своих предков, так как "пол-России на костях построено". А еще русские воспитывают своих детей в ненависти, а потом эти дети вырастают "бритоголовыми защитниками Отечества". А еще, как уверяет автор из Львова, отдыхающие в Крыму западные украинцы, если видят "татарскую шапку или гордое, смуглое лицо", сразу понимают: это свои, а вот "лицо с ярко выраженной славянской внешностью с большой долей вероятности может принадлежать шовинисту или хаму". При этом отмечается, что крымские татары все сплошь доброжелательные и "лояльные украинские граждане", а русско-язычное население в значительной части украинофобы.

Вот такие выводы делает львовянин, а его русофобские рассуждения тиражирует газета "Голос Крыма", издающаяся за бюджетные деньги, а значит, за налоги русскоязычного населения Крыма, составляющего на полуострове большинство. И эту русофобию демонстративно не замечает крымская прокуратура.

На примере статьи из "Голоса Крыма" мы видим, как фальсифицируется образ современного крымчанина в информационном пространстве, но и без фальсификации более давней истории в ней тоже не обошлось. В первом же абзаце читаем: "Всем известно, что Украинская Повстанческая Армия (УПА) воевала на два фронта – против фашистов и против "советов". Причем война с гитлеровцами велась на более "цивилизованном" уровне". Далее автор приводит примеры и ответной цивилизованной реакции со стороны фашистов. Так, он цитирует бывшего повстанца, вспоминающего такую историю. Немцы убили одного из командиров УПА. "Не сняли с него ни фуражки с украинским гербом, ни новых сапог. Только вытащили пистолет из кобуры. Зашли на ближайший хутор и сказали пожилой крестьянке: "Бабка, похорони там бандита и возьми у ихнего командира красивые сапоги, а то ходишь босой". И господин из Львова на основе этой истории приводит следующее умозаключение: "Нацизм нацизмом, но европейская культура даже у эсэсовцев не успела выветриться".

Обратите внимание, какая ахинея рождается в головах, отравленных националистической пропагандой! Совет снять с убитого сапоги они не только приветствуют, но воспринимают как проявление "европейской культуры"?! А ведь любой нормальный человек называет это МАРОДЕРСТВОМ. Ну а на счет более или менее "цивилизованного" уровня борьбы бандеровцев говорить можно часами, днями и неделями, В одной статье для этого места точно не хватит. А с другой стороны, чтобы показать эту "цивилизованность", много газетной площади и не надо. Достаточно привести пример с "польским веночком". Так называлась одна из форм "цивилизованной" борьбы воинов ОУН-УПА. Есть и жуткая фотография такой борьбы – убитые в одном из тернопольских сел польские дети примотаны колючей проволокой к дереву. И это только одно из деревьев целой аллеи с такими "веночками", над которыми красовался транспарант с надписью: "Дорога к самостийной Украине".

Что ни голод, то геноцид

Другой образчик исторического фальсификата появился в газете "Авдет" (№ 45 от 4 декабря). Здесь уже местный автор Гульнара Абдулаева опубликовала статью "Голодомор в Крыму в 1921 – 1923 годах – продолжение геноцида крымскотатарского народа". Начинается материал напоминанием о подписанном Виктором Ющенко Законе "О голодоморе". Затем Г. Абдулаева заявляет, что "сегодня мало кто вспоминает о предшествующей 30-м годам трагедии, развернувшейся на крымском полуострове – искусственном голоде 1921–1923 годов, главным образАм (орфография автора сохранена) направленном на уничтожение крымскотатарского народа".

Далее автор... Здесь мы вынуждены сделать отступление, потому что определение "автор" в данном случае не очень подходит, так как текст статьи в "Авдете" настолько близок к одной из глав книги А. и В. Зарубиных "Без победителей. Из истории гражданской войны в Крыму", что задаешься вопросом: кем считать Г. Абдулаеву? Автором, соавтором или кем-то еще? В этой статье для экономии места будем называть ее "автором", а там пусть нас Аллах рассудит.

Итак, автор уверяет, что о голоде 20-х годов в Крыму сегодня "мало кто вспоминает", и пересказывает на страницах газеты факты, обнародованные в уже упомянутой книге, изданной в 1997 году. Кстати, можем сообщить пересказчику, что об этой трагедии писали в 1990 году в газете "Крымский комсомолец", в 1991 в газете "Ленинец", в 1992 в газете "Республика Крым", в 1995 в журнале "Клио", в 2003 – в "Историческом наследии Крыма". И это далеко не полный перечень публикаций на данную тему. Но автор с публикациями ученых, по всей видимости, не в ладу, потому что в ее исполнении они превращаются в очередной исторический фальсификат. Иначе как можно объяснить, что в ее статье население Крыма в начале 20-х в одном абзаце насчитывает 628 тыс., а в другом 800 тыс. человек.

Но это еще не предел арифметических головоломок. Дальше – больше. В книге Зарубиных, составленной на основе архивных материалов, отмечается, что в феврале 1922 г. в Крыму голодало 302 тыс., а скончалось 14.413 человек. В марте голодали 379 тыс., а умерли 19.902. В апреле соответственно 377 тыс. и 12.753 чел. Но автора статьи эти цифры не устраивают, и она ничтоже сумняшеся "умерщвляет" людей сотнями тысяч, утверждая, что "в феврале скончалось 14.413, в марте 379 тыс., в апреле – 377 тыс.". В итоге, по ее подсчетам, население Крыма сократилось на 53%. Странные, согласитесь, подсчеты получились. Если сложить количество умерших, то получится 778.413 тыс. чел. А отсюда следует, что население Крыма только за четыре месяца двухлетнего голода сократилось либо на 97%, если считать от 800 тыс., либо на 114%, если считать от 680 тыс. населения. Обе цифры, сильно отличающиеся друг от друга, указаны, как мы помним, в статье Абдулаевой.

Вволю "нацитировавшись" количественного фальсификата, автор продолжает потчевать читателей качественными новшествами. Так, в статье уверяется, что среди причин голода указывают природные катаклизмы – невиданную засуху 1921 г., нашествие саранчи и проливные дожди 1922 г. А ей как автору "хочется напомнить, что положение на самом деле усугубила безграмотная, игнорирующая местные условия политика Крымревкома". Нам бы тоже хотелось напомнить Г. Абдулаевой, что о положении, которое "усугубила безграмотная, игнорирующая местные условия политика Крымревкома", написано на странице 334-й все той же книги Зарубиных. Там же указано, что "первой наступление голодомора почувствовала цыганская беднота... Затем настала очередь татарских крестьян". Но из "Авдетной" статьи цыгане как лишний элемент исчезли, и появилось предложение, отличающееся своей новизной от оригинала: "Первыми почувствовали наступление голода крымские татары..." В общем, цыгане не голодали либо голода не чувствовали, что уж говорить о городской некрымскотатарской интеллигенции полуострова, которая тоже вымирала от голода, но места ей в статье, как и цыганам, не нашлось.

Я не знаю, зачем и кому это нужно?

Ну и для чего же опубликован подобный материал в газете "Авдет"? Вряд ли ошибемся, если предположим, что для появления еще одного "геноцида" в истории, так как, по словам автора, голод 20-х годов главным образом был направлен "на уничтожение крымскотатарского народа". И уж тут никак не может найтись места для следующего исторического факта: пока вымирали крымские цыгане, в центре тревогу не били, а вот когда "голод нанес сильнейший удар по крымскотатарскому населению, это вызвало тревогу в союзном наркомате по делам национальностей", представитель которого "прямо заявил о необходимости предотвратить гибель целой нации". После чего, собственно, и развернулись активные мероприятия по спасению голодающих. Из Москвы в Крым направляются эшелоны с продовольствием и посевным материалом. Помощь голодающим крымчанам оказывают Турция, Голландия, Италия, Азербайджан, Грузия, АРА (Администрация Американской Помощи) и др. И к лету 1923 года голодный кошмар заканчивается, нанеся огромный ущерб хозяйству и оставив на иждивении государства более 150 тысяч детей. А еще, оказывается, он оставил в наследство псевдоисторикам возможность манипулировать человеческим сознанием.

Занимаясь словесным фальсификатом, его изготовители не гнушаются использовать и чужие иллюстрации. Как на бутылки с фальшивыми алкогольными напитками наклеиваются поддельные этикетки, так здесь в качестве этикеток выступают фотографии. В Киеве, например, на выставке, посвященной голодомору на Украине 1932–33 гг., выставлялись фото голодных детей Поволжья 1921–22 гг. Не преминула воспользоваться столичным примером и газета "Авдет", проиллюстрировав публикацию такими же посторонними кадрами.

Но в конце хотелось бы сказать не только о том, что фальсифицирование любой истории до добра не доводит. Хотелось бы еще отметить, что фальсифицирование трагической истории – это не просто информационная отрава, это КОЩУНСТВО.

Да, голодомор 1932–33 гг. на Украине был. Но он был не только на Украине, и не только украинский народ вымирал от этого голода. Да, голод 1921–23 гг. в Крыму был. Да, население полуострова за этот период сократилось, по разным данным, на 140–150 тыс., среди которых около 70 тыс. составляли татары. Это бесспорные факты. Но зачем же, отдавая дань своим погибшим предкам, плевать на могилы предков других народов? Тоже погибших. И тоже в результате голода. Или в результате любой другой трагедии. Зачем и кому это нужно?

Р. S. Автор публикации не нарушает 2 статью Закона Украины "О голодоморе 1932–1933 годов на Украине", так как отрицает геноцид, а не голодомор.

Просмотров: 340





Новости по теме

Читайте также