Там, где гулял Крысолов, или На улицах Хамельна

Несколько лет назад судьба забросила меня в небольшой немецкий городок Хамельн. Городок в табакерке, что-то из сказок Андерсена и братьев Гримм, маленький, уютный. Обойти его несложно – музеи, кафешки, узенькие улочки. Те самые, по которым когда-то из города ушли полчища крыс. И не только.

История, кто не знает, такова: однажды в Хамельне появился странный человек в пёстром одеянии. Он обещал за определённое вознаграждение избавить город от злобных грызунов. Крысолов заиграл на дудочке, и вскоре из нор и подвалов стали выползать серые вредители. Когда Крысолов убедился, что все грызуны выползли, он двинулся в сторону реки Везер. Вся толпа крыс последовала за ним, бросилась в воду и утонула. Но как только горожане узнали о победе над крысами, им стало жаль обещанной суммы. Не получив вознаграждения, огорчённый чудодей ушёл из города. Но вскоре вернулся и в то время, когда все взрослые были в церкви, вновь заиграл на дудочке. На этот раз на эти звуки пошли не крысы, а дети. Тогда он, продолжая играть, повёл всех детей через восточные ворота города в сторону горы, где и исчез вместе с ними навсегда...

Любопытно, что на одном из стендов Хамельнского музея, где представлены книги на разных языках, не было легенды на русском языке, зато красовалась книга на мове: "Щуролов з Гамельну". Впервые я был горд за Украину!

Но туристический осмотр городских достопримечательностей – это всегда суета и спешка. В такие места, как Хамельн, надо возвращаться, и не один раз…

Дом Крысолова

...Пешеходные зоны Хамельна расположены по традиции в центре города – там, где дома старые, сохраняемые горожанами в первозданном виде. Или это балочно-саманные "фахверкхаус" – домики в клеточку. Или те же полудеревянные дома, но с шикарными фасадами, украшенными резьбой, фигурками, эркерами, балкончиками, башенками – везерский ренессанс – стиль, распространённый в городках, расположенных вдоль реки Везер. К их числу относятся около двух дюжин старых немецких городов от Гёттингена до Бремена.

Дом Крысолова – здание типичного везерского ренессанса. Назвали его так, потому что именно на нём была найдена вот такая надпись: "В году 1284-м, в День Иоанна и Павла, 26 июня, был свистун в пёстрых одеждах, кем 130 детей, в Хамельне рождённых, уведены и в горе потеряны".

Дом построен в 1602–1605 годах, то есть спустя более трёхсот лет после описанных на его балках событий. В архивах города найдены также документы, ведущие датировку "от ухода детей наших". Есть несколько теорий о том, что же произошло на самом деле в Хамельне в конце XIII столетия.

Наиболее вероятно, что вербовщики, разосланные примерно в то же время немецким рыцарским орденом по городам и сёлам, которые и были одеты необычайно броско и ярко, завлекали с барабанами и дудками бедный городской люд на освоение новых земель. То есть "дети" Хамельна были вовсе не малышами. Скорее, их следует понимать как "детей города".

Конечно же, это только версия.

Дом Герда Ляйста

... По воскресеньям в Хамельне разыгрывается традиционное представление, показывающее легенду о Крысолове для прохожих и туристов прямо на улицах города. Но сегодня дождь, и актёры укрылись от него в стенах просторного железнодорожного вокзала. Игра давно закончена, и маленькие серые мышата (дети от трёх до шести лет, одетые в серые мохнатые комбинезончики) отогреваются по домам какао с печеньем. Откуда сочится тогда эта мелодия вдоль сонных и почти совершенно пустых мокрых улиц? Источник найти не удалось, да и всегда ли нужно знать как и откуда? Быть может, это просто чудо. Маленькое хамельнское чудо... Пусть будет так. И, слушая тихую игру флейты, обратимся к правой стороне улицы. Там, минуя здание старого почтамта, оказываемся сразу у трёх особенных и таких разных домов.

У следующего дома постоим подольше. Это дом Ляйста. Герд Ляйст был местным патрицием и торговал зерном. Дом построен по его заказу в 1589 году. За богато украшенным фасадом в стиле позднего Возрождения скрывается всё тот же фахверк. А вот кирпичная кладка всего лишь нарисована. Дом – один из наиболее хорошо сохранившихся. Почти все детали отделки – оригиналы XVI века.

Сейчас в Доме Ляйста расположен Музей истории города. Точнее, музей расположен в двух домах. Для этого не так давно Дом Ляйста был соединён мостом на уровне первого этажа с соседним домом – Домом настоятеля.

Дом "Карандаша"

Рядом с Домом Ляйста – дом... Согласно автоматическому переводчику, дом этот называется "Господский дом Карандаша"!

Stift – это действительно карандаш. Но штифт – еще и благотворительное заведение, приют, содержащийся на пожертвования. В основной массе своей штифты основывались и содержались под эгидой церкви, иногда какими-нибудь определёнными профессиональными объединениями, много реже – частными лицами. Таким образом, штифтсхерр – настоятель такого заведения. Лицо чаще всего духовное, так как управление штифтом доверялось церковью своим же людям – священнослужителям.

Однако сам Дом настоятеля никакого отношения к какому-либо штифту не имеет, а прозван так в народе исключительно из-за своего внешнего вида. По фасаду, между этажами, нависающими друг над другом карнизами, а также под карнизом крыши расположились 29 деревянных фигур. Ни одна из них не повторяется. Большинство фигур – библейские персонажи.

Видимо, народ, разглядывая эти фигурки, решил, что человек, украсивший свой дом таким количеством христианской символики, должен и сам быть церковнослужителем... Так и закрепилось за домом название – Дом настоятеля.

Однако мы с народом ошиблись. На самом деле дом построен купцом и бургомистром города Фридрихом Поппендиком. Год постройки можно прочесть на самом доме – 1558-й.

Свадебный дом

Если пройти от Дома настоятеля к центру шагов двадцать-тридцать, оказываешься перед Свадебным домом.

В этом месте мне придётся сделать небольшое историческое отступление, чтобы объяснить, что вообще означает в средневековой Германии "Свадебный дом" и для чего он нужен. А потому ...

Во времена стародавние дома были маленькие (по расчёту жилой площади на каждого жильца), семьи же, напротив, большие. Речь не о знати, владевшей дворцами, способными принять в своих стенах многие свадьбы разом. Речь об обычном населении обычных городов, где земля дорога и дома, соответственно, узки, так что весь фасад измеряется несколькими шагами. И если для отпевания в церкви всегда найдётся место, то куда усадить родню, собравшуюся, скажем, на крестины? А уж о свадьбах, где роднились сразу два немалочисленных семейства, да ещё друзья-соседи непременно заходили поздравить, и говорить не приходится.

И не был бы немец немцем, если бы не издал по такому случаю специальный указ: каждому городу строить дома для подобных празднеств, с большими залами, столами и лавками, даже набором посуды. Содержать эти дома и сдавать горожанам для свадебных и прочих многолюдных торжеств. По тому же закону полагалось съёмщикам платить городу за использование помещений наличной монетой или же натурой. С другой стороны, закон позволял семье, свадьбу играющей, излишки свадебного пива продавать в свадебные дни всякому прохожему и постороннему. Свадьбу, понятное дело, играли не один день – до недели праздновали. Пока пиво не кончалось, которое специально для такого случая варили, и варили немало. Хватало и аренду домика окупить.

Хамельнский Свадебный дом уникален в нескольких отношениях. То, что он очень большой, ещё не самое особенное. Длинная сторона дома – 43 метра. Это при ценах-то на землю в самом центре! В доме, кроме торжественного зала, располагались городские весы, городской суд, оружейная палата, городской же винный подвал и аптека. Причём именно эта хамельнская аптека при Свадебном доме управлялась в XIX веке Фридрихом Сертюмером – первооткрывателем морфия... Но это позже. Много позже.

Это последнее в Хамельне здание, оформленное в стиле ренессанс. Буквально через год после его завершения началась Тридцатилетняя война, приостановившая всякое строительство на три десятилетия. С её окончанием подросло новое поколение, вошли в моду иные стили, да и сам институт Свадебных домов не получил дальнейшего развития. Выходит, это последний Свадебный дом, построенный в стране.

Колокола на Свадебном доме появились совсем недавно – в начале шестидесятых. Они заменили утраченные в 1945-м часы с фигурами Крысолова и крыс. Сейчас колокола пять раз в день играют три различные мелодии, одна из которых сопровождается кукольным представлением. Разумеется, повторяющим легенду о Крысолове, как же иначе? Это же Хамельн!

Просмотров: 456





Читайте также