Неразвязанный узел: "национальный вопрос" в Крыму

12 сентября 2014 г. в 11:07

Автор: Николай Филиппов(все материалы автора)

Пресловутый "национальный вопрос" стал одной из визитных карточек Крыма с конца 80-х годов прошлого века. Несмотря на то, что количество национальностей, населяющих полуостров, переваливает за сотню, под национальным вопросом всегда понимался вопрос обустройства репатриантов – жертв насильственного переселения.

 

И тоже не всех, а именно крымских татар. Если после осуждения ещё Верховным Советом СССР "депортации" и начала массового возвращения на родину, на репатриантов смотрели сочувственно, то после выступлений "духовного лидера" и тогдашнего главы меджлиса Мустафы Джемилева с требованием ввести 20-летний ценз оседлости для "некоренных" крымчан и подобных заявлений, сочувствие сменилось раздражением и недоверием.

До загадочного и явно заказного убийства Юрия Османова, возглавлявшего информационную рабочую группу Национального движения крымских татар (НДКТ), боровшегося за возвращение на историческую родину с конца 40-х годов прошлого века, существовала достаточно мощная альтернатива возникшей на руинах СССР экстремистской Организации крымскотатарского национального движения (ОКНД), послужившей основой меджлису.

Стоит отметить, что НДКТ и ОКНД декларировали одну и ту же цель – создание в Крыму национальной автономии, но радикально расходились в методах. НДКТ выступало за официальное и последовательное сотрудничество с властью в вопросах возвращения и обустройства репатриантов, а ОКНД и меджлис взяли курс на изоляцию крымских татар и противопоставление всему остальному многонациональному крымскому сообществу, в первую очередь русским.

И именно агрессивная публичная позиция меджлиса более всего пришлась по вкусу и Киеву, и международным правозащитным организациям. А после убийства Юрия Османова в 1994 году альтернативы меджлису просто не стало. За прошедшие 20 лет меджлисом насаждались идеи национальной исключительности "коренного народа", при этом функционеры меджлиса получили гарантированное представительство в органах власти (так называемая неформальная квота меджлиса) и доступ к распределению средств, выделяемых на обустройство репатриантов. Публичное общение с властью шло, главным образом, на уровне шантажа, а непубличное – на уровне коррупционных схем с участием чиновников и функционеров меджлиса.

Поэтому несмотря на ежегодно выделяемые бюджетные средства и помощь зарубежных организаций (истинный размер которой известен лишь первым лицам нелегального меджлиса) проблемы репатриантов и по прошествии более двух десятков лет с момента начала массового возвращения остаются не решёнными окончательно.

***

Кризис 2008 года привёл к разрушению отработанных теневых схем реализации земельных "самозахватов", и этот вид "протестного бизнеса" утратил рентабельность, о чём свидетельствуют заброшенные поляны протеста с полуразвалившимися "туалетами Мустафы", как их прозвали в народе. Однако первый серьёзный удар по положению меджлиса нанёс Виктор Янукович, когда после объявления лидерами меджлиса бойкота, не оценив всю тонкость шантажа, попросту созвал Совет представителей крымскотатарского народа при президенте Украины (придуманный ещё Кучмой способ легитимации нелегального меджлиса на уровне Киева) по собственному усмотрению.

Ещё более сильный удар по всесилию нелегальной этнократической структуры (по оценкам историков – в точности повторяющей структуру мусульманских комитетов периода гитлеровской оккупации) нанёс Анатолий Могилёв, начавший последовательную зачистку органов власти от назначенцев по "квоте меджлиса". Степень влияния меджлиса стала падать, чем немедленно воспользовались "оппозиционные" национальные организации, получившие в той ситуации некоторые шансы быть замеченными.

Переворот в Киеве и нацистский марш по регионам привёл к необходимости использовать меджлис в качестве карательной структуры. Для этого его боевой потенциал пришлось усиливать как бывшими соперниками – местными фундаменталистами (до того вполне успешно переманивавшими к себе из-под влияния подконтрольного меджлису ДУМК одну религиозную общину за другой) и прикомандированными боевиками "Правого сектора". После относительно "мягкой" демонстрации силы – ультиматума о сносе памятника Ленину в 10-дневный срок и побоища под стенами Верховного Совета, во время которого над толпой реяли не только национальные флаги, но и красно-чёрные, бандеровские, должна была последовать тихая зачистка "сепаратистов", аналогичная одесской, когда после 2 мая неугодных общественников без лишнего шума убивали прямо в квартирах.

***

События Крымской весны помешали этому плану сбыться. Однако с первых дней была выбрана тактика "умиротворения" меджлиса, который по умолчанию признавался полномочным органом крымских татар. Шаги по решению проблем реабилитации и обустройства репатриантов, предпринятые по поручению президента России, беспрецедентны. Однако меджлис по указке своих лидеров занял ещё более непримиримую позицию, чем при Януковиче. Иначе и быть не могло, поскольку эта структура изначально управляется из-за океана. – Меджлис Джемилева – Чубарова все 23 года пребывания Крыма в составе "незалежной" Украины являлся неотъемлемой частью крымско-украинской номенклатуры и, в силу своей юридической нелегальности и обеспеченной Киевом и Западом абсолютной неприкосновенности, ключевым звеном крымских и международных коррупционных схем.

Именно поэтому сохранение старых подельников и наработанных схем "распилов" бюджетных, земельных и кадровых ресурсов стало для старой-новой крымской власти принципиальным вопросом, – считает политический обозреватель Ринат Шаймарданов.

– Пойдут ли крымские татары на выборы в сентябре? Это вопрос, на который невозможно дать однозначного ответа. Если же говорить о тенденциях – то скорее нет, чем да. В национальной общественно-политической среде в настоящее время существует целый клубок больших и малых конфликтов. И меджлис, и оппозиционные ему организации, конфликтуя и с властью, и между собой, переживают вдобавок к этому ещё и внутренние конфликты. Меджлис приостановил членство вице-спикера Госсовета РК Ремзи Ильясова, главы Госкомнаца Заура Смирнова и вице-мэра Симферополя Тейфука Гафарова за пособничество "оккупационной власти". Пикантность ситуации в том, что рекомендовал этих граждан на занимаемые ими ныне посты сам меджлис.

А "вина" их – в отказе оставить свои должности, когда этого захотелось Джемилеву и Чубарову. Последовательно противостоящая меджлису Милли Фирка ("Народная партия") обвиняет власти в том, что и после возвращения на Родину крымские чиновники предпочитают иметь дело исключительно с меджлисом, игнорируя присутствие других национальных общественно-политических организаций. Не всё гладко и внутри самой Милли Фирки. Политолог Виктор Харабуга считает, что "меджлис нельзя перевоспитать", но и адекватной замены ему в настоящее время в национальной общественно-политической среде не видит. По мнению эксперта, должна появиться новая структура, свободная от национализма и достаточно авторитетная и дееспособная, чтобы завоевать доверие масс. Но в настоящее время такой структуры нет, как нет и привлекательных предложений, адресованных непосредственно крымским татарам, в программах идущих на выборы партий. В субботу на конференции, посвящённой положению крымских татар, была образована рабочая группа во главе с вице-спикером Ремзи Ильясовым, задачей которой должно стать "снятие политического противостояния, межэтнической и межконфессиональной напряжённости" путём проведения с крымскими татарами, в частности проведения круглых столов, форумов, консультаций и встреч в регионах. Напомним, что сам Ильясов идёт на выборы в Госсовет Республики по списку "Единой России" и депутатский мандат ему гарантирован. А вот дальнейшая политическая карьера уже будет зависеть от эффективности "круглых столов" и "консультаций". Национальный вопрос – дело тонкое. Внутрипартийные отношения тоже.

Просмотров: 342




Новости по теме

Читайте также