Крокодильи слезы и русофобские грёзы

3 апреля 2015 г. в 08:30

Автор: Игорь Азаров(все материалы автора)

Отгремели и стихли торжественные речи, отсверкали фейерверки, отшелестели знамёна: закончился праздник. Можно остановиться, оглянуться, сделать выводы  из накопившихся наблюдений.

Верно замечено: фальшивые друзья – явление довольно обыденное, но вот врагов фальшивых не существует; враг – он и есть враг. Далеко не все бурные восторги, порождённые годовщиной "Крымской весны", автор этих строк может назвать искренними. Были, увы, и казёнщина, и игра.  Отношение к Севастополю, Крыму и крымчанам у обитателей материковой России многослойнее, чем нам, может, хотелось бы. Да и сама жизнь – штука сложная…

Но сегодня мы ведём речь о настоящих врагах. Не о тех, кто сомневается или ворчит, а о тех, кто норовит пнуть, побольше укусить, кто нас искренне от всей души ненавидит.

Кого жалеем, россияне?

Помните фильм "Красавец мужчина" по пьесе А.Н. Островского? "Моя жена глупа, зла, не верна мне, – изливал душу перед очередной своей пассией Аполлон Окоёмов. – Помочь мне вы ничем не можете, так плачьте! Плачьте вместе со мной!"

Рецепт бронебойный, наш народ доверчив и сострадателен.

Именно по этому рецепту действует и нынешняя российская либеральная пресса, призывая своих читателей разделить слёзы и душевные терзания тех, кто пострадал от воссоединения Крыма с Россией.

Ещё осенью прошлого года горькие слёзы пролил журнал "Власть" (см. № 37 от 29.09.2014 г.). В центре внимания сего издания оказался Ильми Умеров, меджлисовский функционер, занимавший в годы оккупации ряд крупных постов. (Впрочем, в журнале его почему-то обозвали Ильёй.) Если помните, до недавнего времени Умеров ханом сидел в Бахчисарайском районе. Прошу оценить диалог:

– Вы переживали, когда уходили?

– Честно, я даже сам не ожидал, что мне так плохо будет. Не за должность даже – мне жалко, обидно, что так спокойно, легко всё отдали.

– Российской Федерации?

– Да, – Умеров плачет. – Я принципиально против присоединения Крыма к России. Я называю это аннексией. Вооруженным путём, хоть и не было жертв и войны. Здесь никто не сопротивлялся.

Это тот самый Ильми Умеров, гинеколог, "мобилизованный и призванный" крайним татарским национализмом, на коне (!) гарцевавший у стен осажденного его соплеменниками здания ВС Крыма. Тот самый Умеров, нагло выставивший из Бахчисарая знаменитого русского режиссёра Владимира Бортко, снимавшего у ворот Ханского дворца сцену с рынком рабов: конечно, угнанными в рабство славянами в ханстве не торговали...

Теперь же доктор Умеров возрыдал о том, что "не было жертв", что "легко всё отдали", что "никто не сопротивлялся". А хозяева журнала "Власть", видимо, полагают, что и мы должны пустить слезу вместе с почтеннейшим Ильми Рустемовичем.

Годовщина "Крымской весны"" подстегнула слезливую истерику русофобов. "Огонёк" (см. № 10 от 16.03.2015 г.) горюет и убивается вместе с севастопольским "судовладельцем" (хозяином пары экскурсионных яхт. – Ред.) Андреем Ганжелюком, членом кличковского УДАРА. "Мне это присоединение даром не нужно было, – откровенничает Ганжелюк. – На референдум я не ходил, что толку".

Тут бы и выяснить журналистам из "Огонька": а кому в Севастополе "даром нужен" сам пан "судовладелец"?

Но нет, им Ганжелюк интересен именно как невинная жертва возвращения Севастополя и Крыма "в родную гавань". Излив все свои вполне шкурные горести и обиды, Ганжелюк берёт высокую ноту: "Бананы дороже, чем в Сургуте. Но я вынужден тут жить, потому что лучше в мире нет города, чем Севастополь". Самое последнее утверждение мне, допустим, близко. Но почему "вынужден"? И откуда такая тяга к бананам?

Авторам "Огонька", видимо, показалось, что одного Ганжелюка для панорамы невыносимых народных страданий мало. А слёзы так нужны! И вот уже надрывно рыдает Павел Шеремет над жуткой судьбиной беженцев из "аннексированного" Россией Крыма. Тут тебе и художник Рустэм Скибин, спасший свои бесценные полотна из лап варваров, тут тебе и ещё более несчастная Севгиль Мусаева, главный редактор "Украинской правды"…

Характерно: иных людей в Крыму, кроме самих себя, "беженцы" не замечают, их интересы им – что прошлогодний урожай чеснока в Македонии. "К сожалению, у нашей власти нет стратегии борьбы за Крым, – стенает Севгиль-ханум. – Крымский вопрос ушёл из украинской повестки дня".

Не столь уж сложно понять, что ушёл не вопрос, а ушёл сам Крым – в том числе с теми компатриотами Мусаевой, которым ей подобные не высушили мозги за двадцать три года неустанной русофобской пропаганды.

И не будет горестных слез у вменяемых и адекватных крымчан, кто бы ни были они по крови и вере. Пусть Умеров, Мусаева, Ганжелюк и журналисты из либеральных русофобских изданий рыдают о том, что "не было жертв".

Это лишь показывает их крокодилье нутро.

Они к нам не приедут!

Оппозиционная пресса недопустимо сузила бы свой провокаторский инструментарий, если бы ограничилась лишь слезами, соплями и поиском жертв "аннексии".

Возьмём лишь один номер "Собеседника" (см. № 10 от 18.03.2015 г.) – шедевр! Главный "забойщик" издания Дмитрий Быков слёз лить не хочет, он пишет: "Крым, как нож, разрезал русское общество. Мы не сможем и не захотим там бывать, но главное – "та страна, что могла быть раем, стала логовищем огня".

Так как написанное Быковым выше и ниже приведённых здесь слов относится к самой заурядной демагогии, есть смысл остановиться именно на этой цитатке. "Русское общество" – какое отношение к нему имеет г-н Быков? "Мы не сможем и не захотим там бывать" – а кто это "мы"?

Если все эти быковы – шендеровичи – макаревичи, то и слава Богу, воздух будет чище. Потом что-то про "рай" – это как, под киевской шайкой нацистов и извращенцев? Под Джемилевым?

А что такое "логовище огня"? Или это не констатация, а пожелание от Дмитрия Львовича Быкова нам – тем, кто не "мы"? Так сказать, продолжение подлейшей мысли о том, что "не было жертв".

В этом же номере обнаруживаем обширное интервью Игоря Иртеньева. Тот же Быков представляет своего собеседника высокопарно: "Игорь Иртеньев – один из самых известных во всём мире русских поэтов". Такое даже комментировать не хочется. Лучше сразу процитируем самого Иртеньева: "Для меня он (т.е. Крым. – Ред.) закрыт, и боюсь, навсегда. В захваченный Крым я не  поеду".

Да кто бы звал… А вот ещё: "То, что делается на Украине, меня сильно цепляет, при всех перегибах, а зачастую и откровенной глупости. Но честно тебе (Быкову. – Ред.) скажу: я сегодня на их стороне. Потому что, звиняй за пафос, правда и Бог с ними".

Всё остальное в этом интервью – трёп, интересный лишь самим Иртеньеву и Быкову. Любопытно привлечение в текст "Бога", так как совершенно ясно, что за "Бог" может якшаться с палачами и нацистами. Уверен, что это тот самый "Бог", которому усердно служит маразматирующий раскольник Филарет, обряженный патриархом, пояснявший своим стадам, что убивать людей в Новороссии не есть грех…

Только в русофобских грёзах и только негодяям является этот "Бог".

Итак, если Иртеньев и Быков не приедут в Крым, никто не заплачет. Примечательно иное: вырвавшееся у Иртеньева слово "навсегда". Хорошее и точное слово. Крым в составе России  НАВСЕГДА. Именно НАВСЕГДА хочется очистить и закрыть Крым для всякой такой вот публики – гаденько хныкающей или злобно кусающей.

Просмотров: 225




Новости по теме

Читайте также