70-летие Победы: Неофициальные зарисовки с парада

10 мая 2015 г. в 03:23

Автор: Анна Роговская(все материалы автора)

6:00. Раннее солнечное утро. Москва еще спит, но только – не Красная Площадь. Всюду – нарядные полицейские, спецмашины, турникеты. На парапетах вокруг Манежки – рядовые горожане разных возрастов. Загодя ждут, чтобы хотя бы одним глазком, или просто не увидеть – так услышать отголоски грандиозного действа, которое начнется уже через несколько часов.

Тем временем журналисты спешат к пресс-центру – нужно успеть до 7 утра, пока не закрылся выход из метро. У входа в пресс-центр – огромная очередь. По официальным данным, освещать торжества по случаю 70-летия Победы сюда съехалось около 2600 представителей масс-медиа из более чем 65 стран. Меры безопасности – беспрецедентные, педантичная, вежливая, строгая охрана. Все волнуются и ждут.

7:00. Грузимся в автобусы. С коллегой из Таджикистана насчитали их что-то около 12. Долго ждем команды на отправку. Хотя Красная Площадь в двух шагах, так просто на нее не попасть – все перекрыто. Пока сидим, коллега-фотокорр щелкает соседей по автобусу. Наконец, трогаемся.

8:45. Приезжаем на Красную площадь. По дороге – толпы прохожих-зевак на тротуарах, на подъезде к Спасским воротам – своеобразное закулисье: стройные ряды военных, участвующих в параде. И без того безупречно вышколенные колонны наводят последний лоск, оттачивают шаги. Выходим. Дальше через Площадь – пешком.

Обустраиваемся перед трибунами. Осваиваемся. Сзади нас то и дело прибывают на парад известные лица. Владимир Жириновский, которого в момент окружают журналисты. Улыбчиво-торжественный Сергей Железняк. Традиционно мрачно-мужественный, в байкерской экипировке Александр Залдостанов.

На трибунах -ветераны. Прессе заходить туда нельзя, приходится фотографировать, хоть и рядышком, но – через ограждения. Впрочем, от все еще зорких глаз пожилых, но бравых солдат Победы за ограждениями не скроешься. Весь в орденах ветеран с трибуны приветливо машет рукой и берет под козырек. С удовольствием позирует. Улыбаюсь в ответ.

10:00. На площади воцаряется тишина. Начало… Сердце колотится. Обычно разговорчивые бойкие журналисты вытягиваются в струнку и замирают. Перед красотой, мощью и величием. И хотя парад по программе состоял из трех частей – проход войск, демонстрация военной техники и авиашоу – он все же было единым целым. Лаконичным ,красивым и убедительным. Многие зарубежные критика неоднократно подчеркивали – дескать, Россия показательно играет мускулами. Но, как сказал присутствовавший на параде Никита Михалков, почему же не поиграть, когда есть чем…

Никита Михалков:

"Это – день великой Победы, которой уже 70 лет. Ее хотят у нас отнять, передать кому-то другому – но не получится. И самое главное ,что есть прошлое, а значит, есть будущее. Понимаете, железо без духа ничего не стоит. А тут есть дух, и я его чувствую.

- А что вы думаете о том, что многие не приехали?

Ну, это же их проблема. Будут смотреть парад Победы дома по телевизору".

11:25. Парад объявляется оконченным. Ощущение спокойствия и удовлетворения. Все прошло, как и должно было пройти. Действо состоялось. Но люди не расходятся. Улыбчивые ветераны фотографируются с молодежью. И охотно делятся своими историями. Некоторые предупреждают, что слышат неважно – просят говорить погромче. Но память у них отменная. И, что поражает, – говорят о страшных испытаниях 70-летней давности, как о некоей обыденности. И напутствуют – ведь именно вы обязаны хранить мир на нашей земле. К сожалению, не всегда это получается…

Михаил Красов:

"Встретил Победу я в Австрии. Воевал – можно сказать, начал с Украины, прошел по Украине до Молдавии… Прошел – легко сказать! С боями все это было, то пластом, то ползком, то бегом… а потом – из Молдавии в Румынию, Болгарию, Венгрию, Югославию… И в Австрии закончил…

- Судя по вашим наградам, хлебнуть пришлось многое?

Да, дважды ранен. Вот одна метка здесь (показывает полпальца на левой руке), а другая – это раздеваться надо, чтобы показать. Но то не так страшно. Людей и не так калечило… не говоря уже о том, что убивало.

- Страшно было?

Всякое бывало. Еще Друнина писала, что тому, кому на войне не страшно, тот ничего не знает о войне.  Но надо было страх преодолеть ,и идти вперед – в атаку, на врага. Вот за Днепр я был ранен. Днепр, Кривой Рог… Участвовал в Ясско-Кишиневской операции – такая знаменитая тоже, серьезная операция.

- Наверняка вы следите за тем, что сейчас происходит на Украине. Не обидно ли вам, что та республика, страна, которую освобождали, за которую столько крови было пролито, вот так сейчас "себя ведет"?

Обидно не только за то, что на Украине делается – обидно, что с Союзом сделали. То, что не смог Гитлер, не одолел нас, то сделали свои – Ельцин и компания. И сейчас, безусловно, обидно, что у нас брат на брата идет, натравляется. Ведь народ-то у нас один. Я тоже жил на Украине, довольно долго.. народ один – россияне, украинцы – все славяне. А нас теперь разделяют. Оказывается, не добили мы фашистов до конца. Корни остались ,и вот возрождается это отребье фашистское. А как их добивать? Начинать большую войну нельзя, ибо это уже будет ядерная. Тогда победы не будет ни у кого…".

Навстречу идет обаятельная невысокая женщина. Обе полы жакета – снизу доверху в орденах. Не выдерживаю: "Вы такая красивая!". Она в ответ лучезарно улыбается. А я достаю диктофон…

Марфа Миронова

Мой 329 батальон МПВО –местной противовоздушной обороны. Я как начала тут войну, так и закончила. С первого дня и до конца.

- А где День Победы встретили?

Не поверите -в казарме.

- Вы были тогда совсем юной девочкой. Вот воевать страшно вам было?

Ну, как-то тогда страха не было... Все говорили – мы победим, мы победим! Мы жили этим – что нас не бросят ,все равно мы отстоим себя. Я и на вышке дежурила. У нас на крыше казармы была вышка, и поднимались, следили. А во время тревоги были в дозоре, и по улицам ходили, у нас были специально отведенные участки. Вот так и войну потихоньку прошли… Вот и выжила.

Неподалеку от Мавзолея меня останавливает ветеран с окладистой белой бородой. Просит сфотографировать на фоне огромного баннера. На нем – молодой солдат времен Великой Отечественной… Так трогательно. И символично. Связь времен. И напоминание о том, что время неумолимо течет…

А чуть поодаль задорного пожилого мужчину, как выяснилось – радиста-разведчика, обступила молодежь. Послушать есть что…

Александр Коровушкин:

Воевал я после 10 класса. Московское военное училище, в котором я пробыл 17 дней, после чего нас, курсантов, сняли – и на фронт. Я попал на Западный фронт, потом был на Втором и Третьем Белорусском фронте. Случайно за время войны я встречался с моим родным отцом, случайно, представляете? Причем два раза. Потом был в большой разведке, серьезные задания были, которые я выполнил хорошо – меня наградили. Потом закончил институт связи, радист. Ну, а сейчас – вот так вот, пришел сюда на парад.

Победу где встретили, в Берлине?

Нет, в госпитале. У меня было два ранения – одно тяжелое, одно среднее. Госпиталь был на границе Восточной Пруссии и Литвы.

Возможно, у вас многие об этом спрашивают – какие у вас были эмоции, когда объявили о победе? Что вы почувствовали?

Я сразу ничего не почувствовал, потому что я вспомнил, сколько погибло за всю войну народа.

То есть – именно со слезами на глазах?

Да… Из моего класса десятого погибло две трети. А остальные – ранены.

"Доброго вам здоровья!", – желает на прощание ветеран обступивших его журналистов и волонтеров и говорит: "Вот вы сейчас загадайте желание – оно у вас непременно сбудется! Вы все будете счастливы".

Просмотров: 208




Новости по теме

Читайте также