Драма с собакой

Фото Рината размещено с согласия родителей

26 июня 2015 г. в 12:00

Автор: Ольга Новицкая(все материалы автора)

Черный зверь приближался, как смерч. Ринат замер. В его голове кто-то отключил звук и цвет. Летний вечер стал прозрачным и тихим. А еще куда-то подевались все мысли и чувства.  У Рината в памяти остались только слова мамы: "Если на тебя нападает собака, не беги, не маши руками". Лишь когда зверь нацелился, чтобы вцепиться зубами в его лицо, мальчик прикрылся рукой. Челюсти сомкнулись на руке ребенка. Под тяжестью тела животного Ринат упал. Он не слышал, кто отозвал собаку, не видел, как она скрылась за калиткой соседского дома. Жизнь остановилась. Ринат провалился в пустоту.

"Я не хочу умирать!"

– Было начало десятого, когда сын, весь мокрый и грязный, в залитой кровью одежде вбежал в дом, – восстанавливает хронику событий мать Рината – Наталья Тарасенко. – Я поняла, что это он кричал на всю улицу, и ужаснулась, что сразу не узнала голос собственного ребенка!

Перепуганный, истекающий кровью семилетний Ринат бросился к матери со словами: "Я не хочу умирать!" Сквозь плач он рассказал матери, что соседский мальчик Даня натравил на него своего ротвейлера. Буквально в считанные минуты после возвращения израненного Рината в дом, где проживает семья Тарасенко, постучала незнакомка. Она рассказала, что случайно проходила по улице, где и случилась беда, видела все своими глазами и может стать свидетелем в суде. Женщина оставила свой номер телефона и, пожелав Ринату скорейшего выздоровления, ушла.

В решении суда по исковому заявлению Натальи Тарасенко незнакомка с отзывчивым сердцем упомянута как свидетель А. Сафонова. Вот что она рассказала о происшествии, выпавшем на судьбу Рината.

 – В июле 2014 года в вечернее время я проходила по улице Чередниченко в Симферополе, – цитируем показания свидетеля Сафоновой, – услышала крик ребенка, обернулась и увидела мальчика, лежащего на земле. От него отбегала большая черная собака, которая скрылась во дворе.

Не растерявшись, свидетель Сафонова подбежала к лежащему мальчику. Как мы уже знаем, это был Ринат Тарасенко. Он резко пришел в себя,  точно вышел из беспамятства, подскочил на ноги и с душераздирающими криками бросился бежать домой. По его следам в дом семьи Тарасенко пришел важный свидетель  – А. Сафонова.

Отказать в возбуждении уголовного дела

Опомнившись от первых впечатлений трагедии, Наталья Тарасенко вызвала для сына скорую помощь. Прибывшие по вызову врачи хотели зашить рану на руке Рината, но Наталья отказалась от столь болезненной процедуры. Маму и сына повезли в детскую больницу на улице Титова. Там Ринату поставили диагноз "укушенная рана левой кисти", промыли и обработали поврежденную руку, а также назначили дальнейшее лечение.

– По три раза в сутки мы должны были промывать и обрабатывать рану, – вспоминает Наталья Тарасенко. – Утром и перед сном я это делала собственными силами, а днем мы ходили к врачам в районную поликлинику, расположенную на улице Павленко.

Не нужно напоминать и о том, что врачи скорой помощи, выполняя требования законодательства, оповещают правоохранительные органы о чрезвычайных происшествиях, в которые попадают их пациенты. Так и в случае с Ринатом: сигнал о нападении собаки был передан в полицию по горячим следам. В ходе общения с правоохранителями родители мальчика подали заявление с просьбой принять меры к хозяевам собаки, напавшей на ребенка. Вердиктом на него стало Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. При этом участковый уполномоченный ОУУП и ПДН Отдела полиции № 1 "Железнодорожный" УМВД Российской Федерации по городу Симферополю К. Демидов подтвердил достоверность информации, указанной в заявлении Натальи Тарсенко, и порекомендовал последней обратиться в суд в частном порядке.

Все дороги ведут в суд

Воспользовавшись полезной рекомендацией, мать пострадавшего ребенка прибегла к помощи адвоката Маргариты Катаевой. И подала исковое заявление в Железнодорожный районный суд города Симферополя. В первоначальном варианте судебного иска пострадавшая сторона затребовала, помимо компенсации материального ущерба  (расходов на лечение) и морального вреда, принудительного усыпления опасной собаки. Однако суд с такой формулировкой не согласился, и исковые требования пришлось уточнить. В окончательном варианте истец просил суд взыскать в его пользу лишь денежную сумму, превышающую полмиллиона рублей. Речь шла о материальном ущербе, моральном вреде и покрытии расходов на услуги адвоката.

– Я не хотела доводить дело до суда, – рассказывает Наталья Тарасенко, – но если здоровье моего сына не вызвало ни малейшего интереса у соседей, чей ребенок натравил на него бойцовую собаку, пришлось отстаивать правду с помощью статей закона.

Решение по делу маленького Рината и большой бойцовой собаки появилось 2 марта 2015 года. Суд частично удовлетворил иск. Наталья Тарасенко, безусловно, добилась справедливости, но сумма, заявленная в исковом заявлении, позиций не удержала. Истцу надлежит получить от ответчика около 35 тысяч рублей.

Люди и звери

Без всяких вариантов: здоровье ребенка деньгами не измерить. Но будем называть вещи своими именами – истец получил доказательства правоты, а ответчик – возможность покончить с неприятной историей достаточно малой ценой.

Впрочем, как показали дальнейшие события, цена эта ответчику малой совсем не показалась. Не желая оказаться в проигрыше, хозяйка ротвейлера и бабушка "шутника" Данила в одном лице, Ольга Решетняк, решила подать апелляцию на решение суда.

 – Меня возмущает тот факт, что, будучи матерью и бабушкой, называя себя состоятельным человеком, ответчик не захотел принять решение в пользу пострадавшей стороны, – рассуждает Маргарита Катаева. – Ей оказалось приятнее нести расходы по оплате услуг адвоката и устраивать тяжбу. А ведь речь идет не о дележке коммуналки, а о жуткой трагедии в судьбе чужого малолетнего ребенка.

Следует отметить, что нападение собаки оставило не только шрамы на руке Рината. Мальчик перенес серьезную психологическую травму. Он стал бояться всех без исключения собак и замкнулся в себе. Матери пришлось обращаться за помощью в Клиническую психиатрическую больницу № 1. Рината осмотрел психиатр и поставил диагноз "острая невротическая реакция на стресс – укус собаки".

 С началом учебного года травма стала напоминать о себе и в процессе учебы. Классный руководитель Рината указал Наталье Тарасенко на забывчивость, зажатость и угнетенность ее сына. Некогда бойкий и веселый ребенок затих, перестал отвечать на уроках. Он даже попросил учителя посадить его одного за парту. Сидеть с кем-либо из ребят мальчику стало неуютно.

Это звучит ужасно, но именно страдания, перенесенные Ринатом, дали козырь в колоду карт хозяйки ротвейлера. Вот под каким углом она взглянула на беду чужого ребенка: "С учетом изменившегося психического состояния ребенка это свидетельствует о возможности искажения восприятия случившегося ребенком и даче им заведомо "подкорректированных" членами семьи обвинительных пояснений".

Другими словами, по версии ответчика, на Рината напал неведомо какой бродячий ротвейлер. А "хитрые" родители подговорили сына обвинить соседского пса, чтобы сорвать денежный куш с невиновных людей!

Победа любой ценой

Когда общаешься с маленьким Ринатом, смотришь ему в глаза и слушаешь рассказ о пережитой беде, цинизм этих слов кажется запредельным. Имея собственного ребенка, близкого по возрасту Ринату Тарасенко, автор этих строк понимает, что мальчик не врет. Ребенок просто не умеет так складно врать. Если бы податель апелляционной жалобы хоть раз пообщался с Ринатом, увидел его испуганный взгляд, почувствовал боль, крепко засевшую в душе, не появились бы на листе бумаги слова о коварстве потерпевшей стороны. Впрочем, это только домыслы. Слабая надежда на то, что деньги решают не все.

 Изучая строку за строкой апелляцию Ольги Решетняк, мы выяснили, что она не верит не только Ринату Тарасенко. Не вызывает у нее доверия и свидетель И. Удалова, мать мальчика Коли, сумевшего избежать драмы с собакой. Свидетель Удалова прогуливалась в вечер происшествия с дочкой по улице, где играл ее сын с Ринатом и Данилом. Она слышала жуткий крик Рината, видела, как он побежал домой. А потом сам Коля рассказал ей, что собака Данила искусала Рината.

Мы не станем приводить все доводы Ольги Решетняк. Скажем лишь, что на минувшей неделе Прокуратура Железнодорожного района города Симферополя вынесла возражение на ее апелляционную жалобу. 

Прокурор Железнодорожного района города Симферополя Л. Кардаш счел, что доводы апеллянта "опровергаются материалами дела, не обоснованы, являются надуманными, решение суда первой инстанции является законным и обоснованным".

Казалось бы, вопрос решен. Ринат поправился, рука его полностью восстановилась. Будем надеяться, что со временем притупится боль в его душе и мальчик сможет снова веселиться и играть с ребятами. Но остается большая проблема: собака породы ротвейлер, которая носится по улице Чередниченко. Где гарантия, что Данил снова не натравит ее на ребят, на почтальона или дядю участкового милиционера?

 – Пес бойцовой породы, который бегает по улице без намордника, которого не держат на цепи или в специальном вольере, является источником повышенной опасности, – напоминает Маргарита Катаева. – И дело здесь вовсе не в самой собаке, обладательнице острых зубов, а в безответственности ее хозяев.

Соглашаясь с мнением собеседницы, со своей стороны хотим добавить, что повлиять на ситуацию может только четкое законодательство, регламентирующее содержание животных в городе. Мы не враги братьям нашим меньшим, но и наблюдать за тем, как домашние псы бросаются на детей, а своры одичавших собак – на прохожих, совсем не хочется. Вопрос взаимоотношения людей и зверей достиг пика остроты. Мы планируем разобраться в нем на страницах ближайших номеров "НК".

Просмотров: 203




Читайте также