"Адриа" идёт на таран, или Теракт в Босфорском проливе

3 июля 2015 г. в 11:30

Автор: Алексей Васильев(все материалы автора)

В середине ноября 1920 года Белая армия оставляла Крым. Последним от наших берегов отошел крейсер "Генерал Корнилов". На нём Россию покидал барон Пётр Врангель. Курс был взят на Константинополь. Впервые в истории русские военные корабли направлялись к берегам Турции не для того, чтобы вступить в бой за интересы Отечества, а чтобы просить приюта в чужих портах.

Сберечь армию

В Константинополе Врангель выбрал для своей резиденции бывшую яхту русского посла в Турции "Лукулл". Известный политический и общественный деятель того времени Василий Шульгин вспоминал: "...Генерал Врангель почти безвыездно жил на "Лукулле". Об этом просили его "власти"... Эта маленькая яхта, болтавшаяся на Босфоре, стала как бы коробкой того сильного аккумулятора, которым был генерал Врангель... Врангель и Кутепов. Перед ними стал вопрос "Что делать?", властно зазвучал категорический императив их военной совести: "Надо сберечь армию!" И они взяли на себя этот крест. Крест такой тяжести, что просто можно было удивляться, как эта игрушечная яхта, стоящая передо мной, выдерживает его вес..."

Cherchez la femme

Надо ли объяснять, что спасенная Русская армия (около 150 000 человек) даже на другой стороне моря мало радовала власти Страны Советов? И большевики, по своему обыкновению, задумали дежурную подлость: обезглавить Белую армию, погубить русского генерала.

Просто застрелить Врангеля – значило уронить свое "миролюбивое" лицо в глазах мирового сообщества. Поэтому была разработана некая хитромудрая операция. По словам Максима Горького (писатель интересовался этим загадочным случаем), среди организаторов теракта была некая гражданка Голубева. Она же Голубовская. Она же Ольга Фёдоровна Воля. Она же Елена Константиновна Феррари.

Вот что про неё пишет "Википедия": "Русская и итальянская поэтесса начала 1920-х годов, кадровая сотрудница Разведупра РККА, капитан, кавалер ордена Красного Знамени". Как полагается романтической девушке из приличной еврейской семьи, она писала стихи про любовь и владела английским, французским, немецким, итальянским и турецким языками. С 1918 по 1920 год под видом сестры милосердия поэтесса шпионила в тылу деникинских войск. Затем по заданию советской разведки ушла с частями Белой армии в Турцию.

15 октября 1921 года в 16.30 поэтесса-террористка находилась на борту пассажирского парохода "Адриа", шедшего из Батума в Константинополь под итальянским флагом. В зоне видимости показался "Лукулл", стоявший у европейского берега Босфора...

На таран

Позже спасшиеся с "Лукулла" офицеры-очевидцы утверждали: когда "Адриа" подошла к "Лукуллу" на расстояние 300 морских саженей, казалось, что она свободно разойдется с яхтой, оставив ее с правого борта.

Но Феррари (одна или при помощи друзей-чекистов), видимо, "убедила" капитана изменить курс. "Адриа" направилась прямо на яхту...

Как вспоминал подъесаул Кобиев, находившийся на "Лукулле" в момент трагедии: "…Видя, что итальянский пароход не уменьшает скорости и не изменяет направления, я спросил мичмана Сапунова, не испортилась ли у него рулевая тяга, так как при той скорости и громадной инерции, какие он имел, он не успеет свернуть в сторону, даже если положить руль круто на бок. Сапунов ответил, что, действительно, что-то ненормально. Но тогда пароход не шел бы с такой скоростью и уверенностью, давал бы тревожные гудки и так или иначе извещал бы о своем несчастье и опасности от этого для других. Тем не менее пароход, не уменьшая хода, двигался на яхту, как будто ее не было на его пути…"

Анализируя воспоминания очевидцев, публицист Александр Широкорад писал: "Адриа" ударила "Лукулл" в борт под прямым углом, разрезала борт яхты на протяжении более трех футов и отошла задним ходом. В пробоину хлынула вода. Удар пришелся как раз в среднюю часть яхты – нос "Адрии" прошел через кабинет и спальню генерала Врангеля".

Таран произошёл в то время, когда Петр Николаевич обычно находился на борту. По счастливой случайности он сошёл на берег за час до катастрофы.

"Несчастный случай"

"Никаких мер для спасения людей на пароходе не предприняли: не спустили шлюпки, не подали концы и круги, – писала публицист Анна Петросова. – Вытаскивали из воды российских моряков турецкие рыбаки. В результате трагедии погибли мичман Сапунов и еще несколько человек команды.

Виновное судно тут же было арестовано английскими властями. В ходе следствия капитан "Адрии" Симич и лоцман Самурский ссылались на сильное течение как форс-мажор, лишивший пароход возможности маневрировать.

Но выяснилось, что Симич принимал меры, чтобы задержаться в карантине и пройти мимо "Лукулла" ночью. "Адриа" поддерживала постоянные оживленные сношения с советскими портами Черного моря. Пассажиры парохода сообщили, что "за неделю до выхода из Батума туда прибыл из Москвы поезд со сформированным в столице новым составом Чека".

Через месяц после гибели яхты Врангель доверил присяжному поверенному Ратнеру защищать свои интересы в итальянском суде. Но, как выяснилось лишь в 1925 г., из-за бестолковости Ратнера дело осталось незаконченным. Попытки Врангеля добиться через нового адвоката возобновления следствия завершились в связи с истечением срока давности и предложением итальянского общества "Адриа" заключить мировую с выплатой 25% компенсации. Вдове мичмана Сапунова итальянская компания согласилась выплачивать пожизненную пенсию. Петр Николаевич дал согласие. Дело объявили "несчастным случаем".

Говорят, что Врангель лишился не только своих архивов, но также значительной части вывезенных из Крыма денег и драгоценностей.

Надо торопиться

Точное место затопления "Лукулла" известно: покоится яхта на глубине примерно 25–27 метров. Не так давно турецкие власти начали работы по расчистке дна Босфорского пролива в связи с проведением линии метрополитена из европейской части Стамбула в азиатскую. Строительство может погубить яхту, и тогда она может быть утрачена как бесценный памятник отечественной истории. Навсегда в морской пучине останутся и бесценные артефакты. Или же попадут в руки туркам.

Сегодня идеей поднятия "Лукулла" и возвращения судна на родину озабочен Международный благотворительный Фонд имени генерала А.П. Кутепова. Подъём яхты в стамбульском порту при содействии фонда планировался еще в 2010 году. Но прошло пять лет, судно остается на прежнем месте.

Несколько дней назад в Симферополе мы встретились с генеральным директором фонда Николаем Кутеповым. Вот что он рассказал читателям "Нового Крыма":

– В этом году яхту нужно обязательно поднять и вернуть в Россию. Ведь, согласно морским законам, если затопленный корабль пролежит более ста лет у чужих берегов, он становится собственностью государства, в чьей акватории он затоплен... То есть после 2021 года "Лукулл" станет собственностью Турции. Нужно торопиться, осталось совсем немного времени. При этом Управление поисковых и аварийно-спасательных работ Черноморского флота РФ готово своими силами осуществить подъём "Лукулла", если будет получен соответствующий приказ командования флота и разрешение со стороны турецких властей.

Нужны миллионы

В деле о подъеме и возвращении яхты, помимо юридической, существует и финансовая составляющая. По словам Николая Кутепова, вначале речь шла о 15 млн рублей. Теперь якобы турки запросили вдвое больше. Николай Иванович обращался к российским, в т.ч. и крымским властям, но поддержки, то есть денег, пока не нашел. Он не отчаивается:

 – В ближайшее время мы отправимся в Турцию для того, чтобы наши подводные операторы (за личные деньги бывших офицеров ЧФ) засняли, в каком состоянии находится яхта (по предварительным данным – в хорошем). Может, тогда этот фильм сможет побудить наши власти к более решительным действиям.

Просмотров: 444




Новости по теме

Читайте также