Вечный Джимми, или № 39. К 90-летию Джеймса Эрла Картера

3 октября 2014 г. в 11:56

Автор: Игорь Азаров(все материалы автора)

В среду исполнилось 90 лет Джимми Картеру, 39-му президенту США. Он и в американской истории был фигурой малозаметной, даже, пожалуй, эпизодической и случайной, его считают одним из самых слабых хозяев Белого дома за всю его историю. Собственно, начав разговор о Картере, всё можно было бы уложить в одну фразу, которую мы позаимствуем у немецкого американиста Герхарда Швайглера: "Картер не состоялся как президент". Но при этом нам следует согласиться и с той мыслью, что очень многие узлы в российско-американских отношениях, которые сегодня почти до предела затянул демократ Барак Обама, начали закручиваться и вязаться ещё при демократе Джимми Картере.

 

"Феномен Картера"

В августе 1974 года, не дожидаясь импичмента, ушёл в отставку республиканский президент США Ричард Никсон. Он был буквально раздавлен скандалом, развернувшимся вокруг факта установки подслушивающих устройств в отеле "Уотергейт" – там в период выборов находилась штаб-квартира Демократической партии. Выгораживая своих, Никсон жестоко заврался, всё это всплыло и получило огласку… В Белом доме хозяином стал Джеральд Форд, занимавший при Никсоне пост вице-президента. Но и Форд, поначалу благосклонно принятый американцами, перечеркнул себе надежды на продолжение карьеры уже в сентябре 1974 года, когда он объявил об амнистии по "Уотергейтскому делу" для своего предшественника.

Стало ясно, что выборы 1976 года республиканцы проиграют и 20 января 1977 года президентскую присягу произнесет демократ. Вот только кто именно?

Американцы после "Уотергейта" слышать не хотели о лощёных господах, с младых ногтей обживающих Капитолий и офисы крупнейших компаний и банков.

Советский вузовский учебник по новейшей истории США (1980) чётко отвечает на вопрос, что лежало в основе "феномена  Картера": "глубокое разочарование широких масс избирателей политикой федерального правительства, их возмущение морально-политическим разложением в верхах вашингтонской бюрократии, их страстное желание перемен".

Нужен был "миссионер", "ангел в белых одеждах", "человек из народа", никак не связанный с обеими партийными верхушками. И демократы такого нашли – богатого фермера (арахис), казначея баптистской общины Джимми Картера, бывшего губернатора штата Джорджия.

Уже знакомый нам Г. Швайглер пишет: "Это противоречие – из-за "Уотергейта" избрать на должность президента политического дилетанта, а должность требовала опять же из-за "Уотергейта" превосходного политика – стало центральной дилеммой президентства Картера. Этим объясняются его трудности в должности президента, которые заставили его в быстрой последовательности пережить взлёты и падения политических "русских горок". В конце "избавитель" превратился в почти достойную сожаления фигуру маленького Джимми, каким его изображали политические карикатуристы.

 

На сцене и за кулисами

Джимми Картер страдал от нехватки политического опыта, но явно был интеллектуальнее и своего предшественника Форда, и ныне "царствующего" Обамы. Он был прост и приятен в общении, прекрасно справлялся с ролью "милого провинциала", каким, собственно, и был.

По самым предварительным подсчётам, в начале избирательной гонки Картер опережал Форда на 30%. "Милого провинциала" к власти вели силы, которые у нас обычно называют "мировая закулиса". Если на Форда делал ставку пресловутый "Бильдербергский клуб", то Картера опекало другое "мировое правительство" – так называемая "Трехсторонняя комиссия" (нечто вроде "Большого бредлама" из носовской повести "Незнайка на Луне"), где главную роль тогда играл миллиардер Нельсон Рокфеллер. Сознавая дилетантизм Картера, воротилы из "Трехсторонней комиссии" приставили к Джимми учёного ментора – Збигнева Бжезинского, который при 39-м президенте получил пост помощника по национальной безопасности и один перекрывал влияние и вице-президента Мондейла, и госсекретаря Вэнса, и министра обороны Брауна.

"Политическая девственность" Картера всё-таки настораживала многих избирателей, но это не спасло Форда. Единственное, что удалось республиканцам, – свести разрыв к минимуму. Итак, в ноябре 1976 года Джимми Картер собрал 40829 тыс. голосов (50,1%), а Джеральд Форд – 39146 тыс. голосов (48%).

39-й президент сразу начал демонстрировать свой демократизм: он не пользовался своим "полным" именем – Джеймс Эрл Картер – только Джимми Картер! После принятия присяги (20.01.1977г.) он с женой отправился в Белый дом на своих двоих; президентская яхта была продана, президентский гимн перестали исполнять, Картер сам носил свои чемоданы, а меню торжественных приёмов в Белом доме было запрещено составлять на французском языке. Розалин Картер на первый бал по случаю вступления её мужа в должность президента явилась в том же платье, что надевала шесть лет назад, когда Джимми Картер вступал на пост губернатора штата Джорджия.

 

Политические контуры

О внутренней политике Картера – в целях экономии газетной площади – скажем словами Г. Швайглера: "…внутренняя политика Картера, за исключением дерегуляции воздушного сообщения и некоторых мероприятий по защите окружающей среды, была в общем безрезультатной".

Картер не смог решить ни одной серьёзной экономической проблемы – его борьба с инфляцией и ростом цен на бензин не дали практически ничего.

Гораздо интереснее для нас картеровская дипломатия, ибо здесь свои таланты в полной мере проявил самый главный русофоб современности Бжезинский.

Главной своей задачей он считал преодоление "пессимистической" линии своего предшественника Г. Киссинджера, который исходил из того, что альтернативой политики разрядки и разоружения может быть только война. Бжезинский же вкладывал в голову Картеру мысль о том, что всё "не так плохо", что разрядка, может быть, и хорошо, но она не исключает соперничества, итогом которого должны стать "изменения внутри коммунистической системы" – иными словами, политический и экономический крах СССР.

С этой целью З. Бжезинский сформулировал три основные задачи картеровской внешней политики.

  1. Усиление идеологического диктата США в мире.
  2. Упор на защиту "прав человека".
  3. "Восстановление политической привлекательности Америки для стран третьего мира".

Таким образом, получалось, что Бжезинский, формально не выступая против курса на разрядку и разоружение, проложенного ещё Г. Киссинджером при Никсоне и Форде, нашёл для дипломатии США на долгие годы вперед "неупоимую чашу" борьбы за "права человека" – благо, что СССР, увы, был весьма уязвим именно по этой части. А спрос, как известно, рождает предложение. Тут же, как грибы после дождика, в СССР начали плодиться разного уровня и калибра "правозащитники", причём идейных романтиков (были, конечно, и такие) заокеанские кукловоды использовали "втёмную", а их более практичных коллег просто брали на содержание, вплоть до вручения американских паспортов.

 

Торжество Бжезинского

Госсекретарь Сайрус Вэнс не был политическим доктринером, он был практиком, причём настроенным реалистично. Во многом его усилиями была организована историческая встреча Джимми Картера и Л. И. Брежнева в Вене, увенчавшаяся в июне 1979 года подписанием Договора об ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСВ-2).

Хотя в обеих палатах американского парламента большинство составляли демократы, у Картера не было особого влияния на "своих" сенаторов и конгрессменов – ратификация ОСВ-2 в конгрессе была делом сложным, да и сам Картер (под влиянием Бжезинского, очевидно) чёткой позиции по этому вопросу не имел. В итоге ввод советских войск в Афганистан стал просто подарком для "ястребов" – о ратификации ОСВ-2 речи уже быть не могло. Кроме того, в 1979 году Бжезинскому удалось выпихнуть из состава картеровской администрации С. Вэнса, и госсекретарём США стал бывший сенатор Э. Маски, этнический поляк, как и Бжезинский.

В итоге к концу президентского срока Джимми Картера все попытки улучшить американо-советские отношения были провалены. Апофеозом политики Бжезинского стал бойкот Олимпиады-80, проходившей в Москве.

Авантюра с освобождением американских заложников в Иране окончательно добила Картера как политика. Проиграв выборы 1980 года Рейгану, он, надо думать, вздохнул с облегчением.

 

Из досье "НК"

Джеймс Эрл Картер – младший (Джимми Картер), родился 1 октября 1924 г. в американском штате Джорджия. Отец – богатый фермер, разводивший арахис. Баптист. Окончил Технологический институт и Военно-морскую академию, офицер-подводник (семь лет в ВМФ). Избирался сенатором штата Джорджия в 1962 и 1964 годах. В 1971–1975 гг. – губернатор штата. Член демократической партии США. 39-й президент США с 20.01.1977 по 20.01.1981 г.

Жена – Розалин Картер (Элеонора Розалин Смит, р. 1927 г.), в браке четверо детей.

В 2002 г. удостоен Нобелевской премии мира.

Просмотров: 357



Новости по теме

Читайте также