Пуля для сенатора Лонга

4 сентября 2015 г. в 11:00

Автор: Игорь Азаров(все материалы автора)

Слишком длинное предисловие

Специалисты по возрастной психиатрии изредка пользуются определением "юношеский кретинизм" – зашкаливающая вера в свои таланты и абсолютную непогрешимость, какие-то исключительные предначертания и грандиозную будущность при избытке упрямства и дурной энергии. С возрастом и обретением охлаждающего горячие головы жизненного опыта эта напасть постепенно проходит. Но, увы, бывает по-разному. Как мне кажется, на стадии "юношеского кретинизма" могут надолго застрять целые государства, в том случае если их население еще слишком молодо как единая нация.

Американцы в своем подавляющем большинстве свято уверены в том, что их история – это хроника великой борьбы Добра со Злом, увенчавшаяся безусловной и окончательной победой Добра; осталось лишь это самое американское Добро утвердить в планетарном масштабе. В силу изложенного, как они искренне полагают, всем немедленно следует признать, что американская демократия универсальна, американские законы самые лучшие, американские интересы самые справедливые. И только от США сейчас исходит благотворный свет для остального мира, где все еще царят тьма, дикость и нравственная антисанитария.

Непоколебимая вера в заведомое моральное превосходство, естественно, порождает комплексы мессианства тем более опасные, чем агрессивнее становится американское государство и чем невежественнее и циничнее его лидеры.

Если же копнуть лишь немного глубже, сразу обнаружится, что за красивыми словесами о демократии и прогрессе прячется шкурный интерес и вся история становления величайшей из мировых демократий не борьба Добра со Злом (Добро вообще редко вступает в борьбу), а жестокая схватка Зол разного масштаба, окраса и происхождения.

И плохо замытых кровавых пятен, груд мусора, как говорится, заметённого под ковер, у американцев в их истории ничуть не меньше, чем у любого другого народа.

Шестьдесят ран

Доктор Вейсс уже упал, а охранники только что застреленного им сенатора никак не могли остановиться. Белоснежный льняной костюм Вейсса насквозь пропитался кровью, словно доктор упал в чан с кетчупом… На теле несчастного потом насчитают 60 пулевых ранений.

А вообще-то интересно: у Хью Лонга было пятеро охранников; получается, что каждый  из них выпустил в Карла Вейсса дюжину пуль, – не многовато ли?

Эта приключившаяся 8 сентября 1935 года, ровно 80 лет назад, кровавая бойня вообще полна загадок – никто и не думал тогда о тщательном расследовании. Слишком уж своевременно был выброшен из политики сенатор Хью Пирс Лонг, слишком уж кстати была и гибель его убийцы.

Лонг, правда, умер не сразу. Вейсс выстрелил только единожды, пуля попала сенатору в живот. Молодой и неопытный хирург только продлил страдания своего пациента. Лонг умирал 48 часов, не теряя ни на минуту сознания и повторяя: "Боже, не дай мне умереть – мне еще так много нужно сделать!"

Мотив преступления нашли очень быстро. Якобы Карл Вейсс, 29-летний врач-ларинголог, красавчик и любимец дам, мстил Лонгу за отца, которого тот в бытность губернатором Луизианы отправил в отставку.

Впрочем, сейчас высказываются сомнения: а стрелял ли Вейсс в сенатора вообще? Есть версия о том, что сенатора отправила к праотцам его же охрана…

Хозяин Луизианы

Хью Пирс Лонг был огненно-рыжим, со временем его волосы немного потемнели и напоминали своим цветом медь. Сын бедного фермера, седьмой из девяти детей, он знал, что такое отчаяние и нищета, и с юных лет полагался только на собственные силы и способности – а вот с этим Бог Хью Лонга не обидел. Будущий хозяин Луизианы получил от Всевышнего тяжелые кулаки, прекрасно подвешенный язык, огромный заряд энергии и феноменальную память. Никаких тормозов при этом Хью Лонг не знал. Мог, к примеру, помочиться (!) прилюдно своему конкуренту под ноги со словами: "Вы – стена, которая не устоит под моим напором!"

Мог, став сенатором, чтобы завалить голосование по какому-то законопроекту, говорить 15 часов (в сенате не было регламента), в том числе о том, как лучше готовить устрицы и салат с сыром.

Итак, благодаря выдающимся способностям и редкостной удаче Хью Лонг, выходец из социальных низов, выучился на юриста, потом занялся весьма успешной адвокатской практикой, подался в политику и в 1928 году – собрав 96,1% голосов (!) – стал губернатором штата Луизиана. В 1932 году его губернаторский срок истек, Лонг от Демократической партии был избран в американский сенат. При этом ему удалось сохранить контроль над Луизианой, обеспечив пост губернатора штата своему ставленнику Оскару К. Аллену.

Сражаясь за губернаторское кресло, Хью Лонг любил повторять: "Дайте мне шанс утереть ваши слезы!"

Видимо, он действительно был не самым худшим из губернаторов Луизианы, но в общеамериканском масштабе Лонг заявил о себе, лишь получив мандат сенатора. А времена в Штатах тогда были самые безрадостные.

Короли и капуста

Республиканский президент Герберт Гувер был на выборах 1932 года обречён на поражение. Америка погрузилась во мрак и хаос, получивший название "Великая депрессия".

"Повсюду распространилась некая апатия, уныние побежденного, – писал тогда современник событий. – Я нахожу, что во всех живет одно и то же чувство – страх, страх… непреодолимый страх перед будущим".

В марте 1933 года президентом США стал демократ Франклин Рузвельт, которого тогда активно поддержал и Хью Лонг. "Новый курс" Рузвельта – комплекс экономических и социальных мероприятий для преодоления кризиса – был в штыки встречен как олигархической верхушкой, так и  обывательской средой. Людям хотелось, как всегда, простых решений для самых сложных вопросов. Как известно, там, где есть богатые и бедные, рано или поздно найдется тот, кто скажет: "Я знаю, что надо делать: все поделить!" Именно таким человеком в США оказался сенатор от Луизианы Хью Пирс Лонг. Он ценил броские лозунги. Такой, например: "Чтобы каждый человек был королем, но никто не носил короны!"

Что же предлагал Лонг? Если совсем коротко, то следующее: во-первых, личное состояние американца следовало ограничить суммой в 5 (по другим источникам – восемь) млн долларов; во-вторых, ежегодный доход гражданина не должен был быть ниже 2000 долларов (и выше 1,8 млн долл.); в-третьих, система начального и среднего образования должна была быть общедоступной и бесплатной; в-четвертых, государству надлежало обеспечить каждой американской семье пособие в 6000 долларов, выдать радио, автомобиль и стиральную машину.

Кстати, о радио. Вам идеи Лонга показались шариковщиной чистой воды? Вы не ошиблись. Но американцам начала 30-х годов прошлого века Лонг и его планы нравились безумно. Когда Лонг выступал по радио, на городских улицах замирала жизнь – одновременно ловкого демагога в США слушали до 25 млн человек!

Этого мало. Сенатор Лонг в феврале 1935 года создал общественное движение "Разделим наше богатство" – на момент создания там было 4,5 млн чел., а к середине года  уже 7 млн человек.

При этом Лонг заявил, что полное осуществление его социально-экономических реформ требует известного времени, никак не менее четырех президентских сроков, на которые ему потребуются еще и чрезвычайные полномочия – Лонг активно готовился к президентским выборам 1936 года. Безудержная и изощренная демагогия сенатора от Луизианы в сочетании с его необузданным нравом и диктаторскими замашками дали ряду историков (советских, прежде всего) основания говорить о Лонге как об "американском Гитлере в зародыше". Думаю, это сравнение все-таки притянуто за уши.

Закономерен вопрос: а кто стоял за спиной Хью Пирса Лонга? Кто, так сказать, заказывал музыку? Прежде всего те, кому не нравился Рузвельт и его "новый курс". Но Лонг еще был очень тесно связан и с мафией.

Когда в 1935 году мэр Нью-Йорка Фиорелло Ла Гардиа начал войну с игровыми автоматами, Лонг вышел на Фрэнка Костелло, которого именовали "премьер-министром преступного мира", с очень выгодным для мафии предложением – и игровой бизнес из Нью-Йорка без больших потерь перебрался в Луизиану, в Новый Орлеан. Так что в средствах на политическую деятельность Хью Лонг не нуждался! Закономерный финал

Хью Лонг и его шариковское движение очень тревожили президента Рузвельта. А ведь имелся еще и неукротимый проповедник Ч. Кофлин, собиравший миллионные аудитории своих радиослушателей; был и более умеренный, но достаточно влиятельный Ф. Таунсенд… Объединившись, они (теоретически) смогли бы в 1936 году если не обеспечить приход в Белый дом тому же Лонгу, то здорово ослабить на выборах позиции самого Рузвельта.

А президенту уже доложили: 7 млн голосов Лонг получит запросто…

Готовился к схватке и сенатор от Луизианы: 5 августа 1935 года Лонг, выступая в сенате, предал огласке стенограмму тайного собрания своих противников – там веяло чистой уголовщиной. Возможно, кстати, что взрывоопасный документ составил сам Лонг, его подлинность никак не была подтверждена. Именно тогда кто-то из присутствующих и произнес фразу, ставшую исторической: "Я не сомневаюсь, что Рузвельт простит (т.е. помилует. – Авт.) любого, кто убьет Лонга".

Вечером 8 сентября 1935 года в Батон Руж, столице штата Луизиана, в холле местного парламента сенатор Хью Пирс Лонг был сражен пулей, выпущенной из пистолета врачом Карлом Вейссом…

P.S. Оглушительная популярность Хью Лонга эксплуатировалась его семьей долгие годы. Достаточно сказать, что Эрл Лонг, младший брат сенатора, трижды (!) избирался губернатором Луизианы. Вдова Хью Лонга, Роуз Макконнелл, была избрана в сенат США. Рассел Лонг, сын Хью и Роуз, потом тоже представлял в верхней палате американского парламента родную Луизиану. Феноменально!

Просмотров: 1130




Новости по теме

Глава горадминистрации Геннадий Бахарев высказал мнение о том, что памятник Народному ополчению...

Читайте также