Игорь Бондзик: "Лучший стимул держать себя в форме – чувство влюблённости!"

"Доходное место"

31 октября 2014 г. в 14:14

Автор: Марина Гусарова(все материалы автора)

Крымские театралы видели его искрометным, саркастичным, наивным, скорбящим. В самых разных ипостасях он умеет достичь самого главного для актера – пробудить у зрителя чувство сопричастности к происходящему на сцене и живой интерес к своим героям, кто бы они ни были. Он блистает в английских комедиях положений, до донышка проникает в сознание чеховских героев, рисует зримые картины нравов русской жизни в пьесах Островского. И, похоже, в вихре репетиций и премьер даже не заметил приближающегося юбилея. Но мы и еще масса поклонников и поклонниц актера Крымского академического русского драматического театра имени Горького Игоря Бондзика помним: в будущий понедельник ему исполнится пятьдесят. Накануне этой знаменательной даты мы и встретились с юбиляром, чтобы поговорить о жизни и творчестве.

 

– Игорь, вас по праву можно назвать актером крымской школы. Вы были одним из знаменитого первого выпуска открытой в начале восьмидесятых театральной студии Симферопольского музыкального училища. Чем запомнились студенческие годы?

– Я с детства бредил сценой. В нашей двадцать седьмой симферопольской школе была очень хорошая художественная самодеятельность, и мы с друзьями в ней активно участвовали. Школьные вечера, игры КВН, капустники – наша команда балагуров там всегда была на первом плане! Поэтому никто не удивился, что после школы я собрался в Москву "учиться на артиста". Правда, не доехал – абсолютно случайно увидел объявление, что у нас в городе открывается театральная студия. Думаю, это был перст судьбы, ведь основной набор в студию уже прошел. Но я попал на дополнительный: парней, как всегда, не хватало. Поступил. Конечно, эти годы не были для всех нас легкими, но, безусловно, интересными и плодотворными. Я до сих пор с огромной благодарностью вспоминаю своих преподавателей – Ольгу Павловну Федорину, Михаила Ивановича Мощенского, Анатолия Михайловича Гончара… И, конечно, Анатолия Григорьевича Новикова, научившего меня всем тонкостям актерского мастерства. Первым актерским опытом было участие в массовке, потом – первые роли. И, наконец, радость от того, что меня и еще несколько моих сокурсников приняли на работу в наш прославленный театр.

– А помните свою первую значимую роль?

– Конечно! Еще студентом я сыграл Александра в спектакле по пьесе Горького "Последние". Самое интересное и даже мистическое то, что именно в этой роли я выхожу на сцену и сейчас, в канун своего юбилея. Выходит, этой роли уже тридцать лет!

– Долгое время вы блистали в комедиях положений – к примеру, в "Примадоннах". Сейчас больше играете русскую классику. Что это – признак наступления периода творческой зрелости?

– Мне не очень нравится выражение "творческая зрелость". Многие воспринимают это как некую вершину, забравшись на которую, актер считает, что достиг всего и настало время почивать на лаврах. Я считаю иначе: главная особенность настоящего актера – неуспокоенность, поиск, стремление расти на протяжении всей своей творческой жизни. Театральный актер не артист кино, который после премьеры фильма спокойно выходит на сцену под аплодисменты зрителей. Хороший актер должен волноваться перед каждой премьерой, каждым спектаклем. Я всегда переживаю – получится или нет, как сегодня воспримет меня зритель? Ему не важны мои регалии и звания, ему нужна моя искренняя игра, умение жить на сцене жизнью своих героев. Убежден, не может быть абсолютной актерской зрелости. Даже имея за плечами солидный опыт, надо каждый раз доказывать и зрителям, и себе, что ты не зря выбрал эту профессию. И не замыкаться в одном амплуа. Своему учителю Анатолию Григорьевичу Новикову я благодарен еще и за то, что он дает мне возможность играть разных людей – принцев и нищих, героев и бомжей.

– Одной из знаковых стала для вас работа в чеховском "Дяде Ване"…

– Роль Ивана Войницкого в "Дяде Ване" – этапная, очень многие актеры мечтают ее сыграть. Мне в этом смысле повезло: и по возрасту я с ним совпал, и по каким-то жизненным параметрам, и, возможно, по созвучным с судьбой героя несбывшимся моментам моей жизни.

– А с кем из ваших коллег по цеху работать по сцене было особенно интересно?

– Во многих спектаклях я выхожу на сцену с нашим худруком Анатолием Новиковым. Признаюсь честно: это непросто – он держит такую высокую планку, которой непросто достичь, но это и мобилизует. Что касается других партнеров по сцене, то я ценю их всех: каждый дает мне что-то новое, и, надеюсь, от меня тоже что-то новое получает.

– На недостаток ролей вам жаловаться грех, но все же рискну спросить: есть ли у вас та самая, сокровенная роль, о которой, как принято считать, мечтает каждый актер?

– Не упустить бы главного, мечтая о "сокровенной" роли! Думаю, говоря "хочу сыграть Гамлета или Короля Лира", актер вольно или невольно сковывает свой диапазон. Конечно, есть определенные знаковые роли, к которым актер должен стремиться, но я хотел бы попробовать себя во всех жанрах.

– Какова ваша жизнь вне театра – чем увлекаетесь, как держите себя в форме?

– Мои увлечения, собственно, и помогают держать себя в форме! Очень люблю русскую баню, попариться с веничком – это что-то! И утренние пробежки сам практикую и всем рекомендую. Еще одна страсть – горы. С друзьями мы уже пол-Крыма облазили. Кстати, красоты горного Крыма и его походный потенциал я открыл для себя еще лет двадцать назад. Люди сюда за этим издалека едут, а нам, местным, вообще грех такой возможностью не воспользоваться – и здоровье укрепить, и природой полюбоваться, и приобщиться к нашей истории, ведь здесь столько пещерных городов, монастырей! Но, конечно, самый лучший стимул держать себя в форме – это чувство влюбленности, которое способно не только бодрить, но и окрылять!

– Насколько я знаю, у вас немало поклонниц. А вот друзей много? И имеют ли они отношение к театру?

– Не скрою, меня радует, когда людям нравится то, что я делаю. Иногда ждут после спектакля, подходят с цветами, автографы просят, в городе узнают, на рынке деньги брать отказываются… Но я за все плачу (смеется)! Что касается друзей, то они у меня есть и в театре, и вне его. Неважно, чем человек занимается, главное – чтобы мы были близки по духу, чтобы и пообщаться было приятно, и помолчать не в тягость. Но самые близкие люди, которым я безмерно благодарен за любовь и терпение, – это, конечно, мои родители: папе недавно исполнилось девяносто, а маме восемьдесят семь.

– Как собираетесь праздновать юбилей? И что сами пожелали бы себе в этот день?

– Очень хотел бы отметить такую дату романтическим ужином с любимой женщиной. А уже позже – со всеми друзьями и коллегами. А что пожелать? Наверное, идти по жизни с улыбкой – юмор всегда помогал мне. Когда становится трудно, я вспоминаю слова главного героя из фильма "Тот самый Мюнхгаузен": "Улыбайтесь, господа... Я понял, в чём ваша беда, – вы слишком серьёзны. Умное лицо – это ещё не признак ума, господа. Все глупости на земле делаются именно с этим выражением лица…"

Из досье "НК"

Бондзик Игорь Иванович. Заслуженный артист АРК, заслуженный артист Украины, лауреат премии АРК. Родился в 1964 году в городе Дьер (Венгрия).

В 1985 году окончил театральное отделение Симферопольского музыкального училища им. П. И. Чайковского и был принят в труппу Крымского академического русского драматического театра имени Горького. Среди наиболее значимых театральных работ – роли в спектаклях "Император и прачка", "№ 13", "Примадонны", "Жена полицеймейстера", "Поздний любовник", "Муж и жена", "Дети Ванюшина", "Слишком женатый таксист", "Ревизор", "Дядя Ваня", "Доходное место", "Они были актерами", "Ох! Эти свадьбы!", "Без вины виноватые".

Просмотров: 635




Новости по теме

Признаюсь честно: очередная премьера Крымского академического русского драматического театра имени...
Вера Николаевна Гаврюшина – дама, знающая толк в хороших манерах и дипломатическом протоколе....

Читайте также