Кен Хенсли: "В Uriah Heep была абсолютная свобода"

31 октября 2014 г. в 17:23

Автор: Александр Рыженко(все материалы автора)

Автор большинства хитов легендарной английской рок-группы Uriah Heep в золотой ее период (1970–1980 гг.) – Кен Хенсли (Ken Hensley) – на минувшей неделе впервые побывал в Крыму. Сольные акустические концерты музыканта состоялись в Симферополе и Севастополе. Перед выступлением в столице республики "кардинал мелодичного рока" пообщался с крымскими журналистами.

 

– Вы уже несколько дней в Крыму. Какое впечатление произвел на вас полуостров?

– Отель хороший (улыбается). Больше я пока еще ничего не видел. Вчера мне предлагали посетить разные крымские достопримечательности, но я очень устал от дороги (добирался до Симферополя на поезде) и решил просто хорошенько отдохнуть. Но, думаю, у меня еще будет возможность что-то увидеть, в частности, в Севастополе, где тоже запланирован мой концерт. В детстве папа мне что-то рассказывал о Крыме, но что конкретно, сейчас уже и не вспомню. Знаю точно, что здесь я впервые.

– На Западе, в том числе и в родной вам Великобритании, пресса наперебой рассказывает всякие страшилки об "оккупированном" Крыме. Если честно, вам не страшно было сюда ехать?

– Я не смотрю телевизор и практически не читаю газет (смеется). Я музыкант, а не политик, и поэтому, прежде всего, еду туда, где меня хотят слышать. Мне все равно, что говорят и пишут о Крыме – я привык доверять своим глазам. Если люди улыбаются вокруг, значит, все у них хорошо. Я не вижу здесь каких-то негативных моментов.  

– На ваш взгляд, вправе ли музыкант публично высказывать свои политические взгляды?

– 99 процентов моего времени занимает музыка, поэтому я преуспеваю именно в ней, а не в чем-то другом. Приведу пример. Вчера за обедом я написал новую песню. Со мной такое постоянно происходит. Что касается политики, у меня нет времени на то, чтобы даже составить свое мнение по поводу того или иного события. Я, можно сказать, аполитичен. Но, конечно же, я категорически против насилия – в любой его форме.

– Насколько в современном мире люди свободны? Можно ли вообще сейчас быть свободным?

– Вопрос свободы в любом контексте достаточно сложен. Скажу о свободе в плане музыки. Когда мы творили в Uriah Heep, у нас была абсолютная свобода. Сейчас большинство музыкантов не имеют такой свободы, ведь, помимо творчества, им еще нужно думать и о зарабатывании денег. И для этого, как правило, параллельно приходится находить другую работу, не связанную с музыкой. Я счастлив, что мне не нужно этого делать. 

– В последнее время вы часто встречаетесь с молодежью – на том же "Селигере" в России. О чем вы говорите с молодым поколением?

– Прежде всего, молодежь интересуется, как добиться успеха в музыке, стать таким же знаменитым, как я (улыбается). Я всегда советую: играйте не для того, чтобы стать успешным и знаменитым, а потому, что вам хочется играть, и тогда вы никогда не будете разочарованы в музыке.

– А интересуются у вас молодые музыканты, как выработать собственный стиль?

– В принципе, нет. Но я всегда сам им говорю о том, что собственный стиль необходим. Без него в музыке ничего не добьешься. 

– Российский музыкант Борис Гребенщиков однажды заявил (и не перестает об этом повторять), что рок-н-ролл мертв. Вы согласны с его утверждением?

– (Смеется) Рок-н-ролл периодически впадает в спячку, но рано или поздно обязательно просыпается.

– Вы творили в золотое время рок-н-ролла, когда появились Led Zeppelin, The Doors, The Who… Считается, что история движется по спирали. Возможно ли повторение золотой эпохи рок-н-ролла?

– Вряд ли. Мир изменился. Если раньше музыканту достаточно было таланта, чтобы пробиться на вершину, то сейчас миром правят деньги. И каким бы талантливым ты ни был, можешь всю жизнь играть в лучшем случае в пабах. Музыкальную моду диктуют крупные корпорации, захватившие телевидение, радио…

– Получается, современный мир предоставляет музыкантам меньше возможностей?

– Да. Этих возможностей очень мало. Живой музыке сейчас сложно пробиться к слушателю.

– "Живи быстро, умри молодым", "Секс, наркотики, рок-н-ролл"… Что бы сейчас вы изменили в рок-н-ролльных лозунгах прошлого века?

– Я счастлив, что после 16-летней кокаиновой зависимости остался жив. Просто однажды утром проснулся, выбросил все наркотики и никогда больше к ним не прикасался. Список музыкантов, ушедших молодыми, велик, среди них и двое ребят из Uriah Heep. В том, что я остался жив, наверное, есть великое предназначение: я должен донести до молодых музыкантов, что наркотики – величайшее зло, и им не должно быть места в музыке.

– Грехи молодости сейчас дают о себе знать?

– В основном это воспоминания об этих грехах. Я их совершил и определенно знаю, что не хотел бы больше повторить.

– Тем не менее алкоголь и наркотики по-прежнему считаются едва ли ни обязательными спутниками рок-музыки. Почему большинство музыкантов к ним приходят?           

– Сложный вопрос. Могу выразить лишь собственное мнение. В Uriah Heep у нас было все – слава, деньги. Но было и сумасшедшее напряжение – от ежедневных концертов, бесконечных путешествий, постоянного внимания прессы. Это стрессовая ситуация, выход из которой мы находили в алкоголе и наркотиках. Мы действительно стали считать их непременными атрибутами успеха. Так было. Я рад, что сейчас многие молодые музыканты думают иначе. 

– Вы добропорядочный христианин. Тяжело им оставаться в рок-музыке?

– С тех пор, как в апреле 1993 года я отказался от наркотиков, – нет. У меня очень сильная вера, и это не что-то показное, это мое личное отношение к Богу. Я каждый день читаю Библию, молюсь. И в моей жизни многое изменилось к лучшему.

– В этом году Uriah Heep выпустил новый альбом. Приглашали ли вас поучаствовать в его записи или тема Uriah Heep для вас закрыта уже навсегда?

– В этом году я выпустил собственный новый альбом (улыбается). В группе, которая сейчас называет себя Uriah Heep`ом, играет лишь один ее участник – Мик Бокс, остальные музыканты никакого отношения к настоящему Uriah Heep`у никогда не имели.

– То есть, для вас Uriah Heep`а больше не существует?

– Да. Разве что воспоминания остались.

– Нравится ли вам современная рок-музыка?

– Я практически не слушаю современную музыку, потому что я автор песен и привык слушать только хорошую музыку (смеется). Есть современные группы, которые играют хорошо, но в их репертуаре, увы, нет хороших песен.

– Можете назвать тройку лучших, на ваш взгляд, рок-групп всех времен и народов?

– (Немного подумав.) Eagles, The Who, Pink Floyd.

– Если добавить еще три, в списке лучших наверняка окажется и Uriah Heep?

– Нет. Это было бы нескромно. Добавил бы ZZ Top, Led Zeppelin и Queen.

– А где же Metallica, музыканты которой считают вас своим учителем?

– Мне нравится мелодичный рок, а Metallica начинала, когда уже стало превалировать "метал"-звучание.

– Греет ли вам душу неофициальное звание "кардинала мелодичного рока"?

– (Смеется.) Как меня только не называли: и гением, и маэстро, и динозавром… Конечно, это большая честь, когда тебя считают человеком, оказавшим влияние на развитие музыки. Я надеюсь, что это влияние было положительным.

– В последнее время вы все чаще гастролируете на постсоветском пространстве. Что вас тянет сюда?

– Скорее, кто (улыбается). В свое время Uriah Heep не имел возможности гастролировать в СССР, но поклонников нашей группы, несмотря на "железный занавес", в стране было достаточно. Сейчас я хотя бы частично отдаю им должное.

– Знакомы ли вы с кем-нибудь из российских музыкантов?

– В России много хороших музыкантов, я с ними даже работал – и на сцене, и в студии. К сожалению, их фамилии для меня очень сложные (улыбается).

– Почему в таком случае российские рок-музыканты пока не добились каких-то заметных успехов на Западе?

– Основная причина – языковой барьер. Им нужно учить английский язык, который доминирует в рок-музыке, причем учить на хорошем уровне, чтобы понимать душой, о чем поешь. Не знаю почему, но для русских это очень большая проблема.

– Для своего возраста вы очень хорошо выглядите.

– Секрет в том, что нужно заботиться о себе. Я знаю, что для моего организма хорошо, а что – плохо. Я, например, не хожу в "Макдоналдс" и не пью кока-колу. Стараюсь употреблять исключительно здоровую пищу. Пью только воду, вино и чай.

– А крымское вино уже попробовали?

– Да, вчера пил красное вино. Очень понравилось. Сегодня  после концерта попробую белое.

– Чем, помимо музыки, вы еще интересуетесь?

– Люблю футбол – болею за мадридский "Реал". Смотрю гонки "Формулы-1".

– Как долго вы еще планируете оставаться на сцене?

– До тех пор, пока смогу это делать и люди будут желать, чтобы я это делал (улыбается).

– Один мой знакомый как-то сказал, что у музыкантов нет возраста.

– Он, конечно, слукавил. В моем окружении всегда есть музыканты, которые значительно младше меня. С одной стороны, это вдохновение, с другой – вызов. Если однажды я пойму, что больше просто не в состоянии физически ездить в туры, наверное, сфокусируюсь исключительно на написании песен.

 

Из досье "НК"

Кен Хенсли (Kenneth William David Hensley). Родился 24 августа 1945 года в Лондоне (Великобритания). Рок-музыкант; клавишник, гитарист, певец, автор песен и продюсер. Наибольшую известность получил как участник легендарной группы Uriah Heep (1970–1980 гг.), для которой написал большинство ее хитов. В качестве сессионного музыканта сотрудничал с группами Cinderella и W.A.S.P. Выпустил полтора десятка сольных пластинок. В настоящее время выступает как сольно (в основном с акустической программой), так и со своей группой Live Fire. Творчество Кена Хенсли оказало огромное влияние на рок-музыку. Визитной карточкой композитора и музыканта стали такие песни, как Free Me, Sympathy, Easy Livin’, The Spell и, конечно же, Lady In Black. Женат. Живет на своей ферме неподалеку от испанского города Аликанте.

Просмотров: 965




Читайте также