Пётр Дранга: вкус жизни

5 февраля 2016 г. в 00:00

Автор: Александр Беланов, режиссёр-кинодокументалист, Москва(все материалы автора)

ЛОМКА СТЕРЕОТИПОВ

Напросился в гости к звезде, показал телезрителям содержимое всех чуланов, холодильников, спален – и вот он, телевизионный рейтинг, – зашкаливает! А что делать?! Ведь подсматривать, подслушивать, совать нос в чужую жизнь – это так по-нашему, я бы сказал, по-советски...

– Новогоднее интервью? У меня дома? Под ёлкой с бокалом шампанского?! – переспрашивает у меня по телефону гений аккордеона Пётр Дранга. – Договорились! Приезжайте!..

Поднимаясь на лифте, даю последние указания телеоператору: у Петра в спальне, как пишут в жёлтой прессе, живёт крокодил Стёпа. Надо снять их вместе, лучше – в постели...

– А если кровать уже занята какой-нибудь девицей? – желая казаться "провидцем", перебивает меня осветитель.

– Нет! Я сказал: с крокодилом! И ещё... Надо снять, как Дранга общается с цихлидами.

– Это не опасно?

– Это такие яркие аквариумные рыбки. Цихлид выпускает изо рта мальков, те плавают, кушают. Но, стоит щёлкнуть пальцем по аквариуму, вся эта стая молниеносно устремляется в рот к мамаше.

– Смешно!

– Ага, в особенности когда детки вырастают, а привычка прятаться за щекой у мамы остаётся. Вот это, если повезёт, и надо снять на камеру!

Три коротких звонка, дверь открывается. На пороге – звезда российской эстрады, аккордеонист-виртуоз Пётр Дранга. В руках – бутылка крымского шампанского и игрушечная (я бы сказал, "аквариумная")... новогодняя ёлка.

Но главный сюрприз нас ожидал за дверью! В большой новой квартире – голые белые стены... Пусто! Даже присесть некуда.

– Ты издеваешься, Петя?! Это же новогодний телевизионный выпуск.

– Так вот же ёлочка, вот крымский брют! Всё как ты заказывал! – сияя лицом, продолжает ехидничать Дранга.

– А где крокодил? Где цихлиды и дискусы, ежи, ужи, мыши, кролики, морские свинки, собаки и кошки? Где весь этот сказочный зверинец?

– Всё здесь! – прикладывая руку к сердцу, продолжает сиять Дранга.

– А туалет где?! – собираясь уходить, задаю Петру последний вопрос.

– Сзади!

О том, что произошло дальше, я рассказываю впервые...

За дверью, в ванной комнате – цветные витражи, тёплые, в пастельных тонах стены, золотая лепнина под потолком, обитый непонятно чем унитаз.

– Эврика! – кричу я, устанавливая новогоднюю ёлочку в раковине умывальника и усаживая Петра Дрангу на крышку унитаза. Свет! Камера! Мотор!

– Мой первый вопрос: что ты больше всего ценишь в людях?

– Чувство юмора и... умение ломать стереотипы! – давясь смехом, начал наше предновогоднее интервью кумир миллионов. Понятное дело, унитаз в кадре не засветился!

ДЕСЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ

Помните, в фильме "Игры разума": гений рождается "с двумя порциями мозгов и одной половинкой сердца". Получается, что у них, американцев, гениальность – это высшая стадия развития интеллекта, а талант – высшая стадия работоспособности... Что до России, здесь всё за гранью: сумасшедшая работоспособность и что не мысль, то знамение!

Вспомним хотя бы Владимира Зворыкина, Михаила Барышникова, Игоря Сикорского, Владимира Высоцкого... Непостижимость ума и сердца!

– Это я пригласила Петра Дрангу на проект "Точь-в-точь" на Первом, – признаётся за кулисами оперная певица, доктор музыкальных наук, профессор Любовь Юрьевна Казарновская.

– Зачем?

– Боялась, что его гений и его страсть, загнанные в клетку "нотной грамоты", взорвут парню мозг. Пете нужна была встряска. Перевоплощаясь в других, он открывает себя!

...Четвёртый павильон Мосфильма. Жуткая кутерьма, все куда-то бегут. За каждой звездой – шлейфом гримёры, костюмеры, администраторы и просто зеваки, почитатели столичных талантов. Есть подозрение, что и это часть спектакля, безусловно, оплаченная. И всё же дешёвая мишура российского шоу-бизнеса.

Дранга, как и десять лет назад, один... С аккордеоном через плечо.

– Пошли! – выхватив меня из толпы, тащит за собой по узким, полутёмным лабиринтам фабрики грёз.

– Как мама? – спрашивает Пётр.

– Уже лучше! Как твои?

– Скучают! Вот прилетел в Россию на несколько часов. Утром самолёт в Лос-Анджелес...

– Зачем тебе всё это, Петя? Вспомни того же Михаила Пришвина. Писатель и философ, он уединился в деревне под Ярославлем, там и пережил войну с фашистской Германией, созерцая и прославляя русские зимы...

– На нынешний экономический кризис намекаешь? – разливая зелёный чай, улыбнулся Пётр. – Стрессы меня мотивируют! Все эти перелёты, съёмки, весь этот адреналин, разгоняющий кислоту по мышцам, – составляющие успеха. С шести лет я на сцене! Помню, стою перед приёмной комиссией – стыдно, страшно, один вопрос в голове: зачем? Потом сотый выход на сцену, пятисотый, тысячный... Чувствую: трясутся коленки! Значит, ещё рано уходить, значит, жив ещё, курилка.

– Курить так и не бросил?

– Не-а! А что, обещал? Блин, точно! Десять лет назад, когда давал интервью, сидя на унитазе! – схватившись за голову, хохочет мой собеседник.

– Надеюсь, музыку и песни ты пишешь в более презентабельных местах?

– Нас в Гнесинке учили провоцировать, вызывать вдохновение воспоминаниями, внутренними переживаниями. Но у меня это работает совсем по-другому! Я – носитель, я – проводник! Внутри меня уже всё давно сочинено. Я не могу контролировать, могу только запоминать и записывать музыку своей души. Понимаешь, о чём я?

СВОБОДА ВЫБОРА

Вопрос выбора профессии перед Петром Дрангой никогда не стоял. Его отец – известный аккордеонист, профессор Гнесинки. Мама тоже музыкант. Старшие сёстры всё своё детство провели за фортепиано... И только он, Дранга-младший, уже с шести лет показывал свои греческие корни, свой бунтарский характер: снимал домашнее, прямо-таки артхаусное кино, клеил модели самолётов, превращал свою комнату в настоящий террариум – змеи, скорпионы, крокодилы.

В 12 лет Петя становится лауреатом столичного конкурса аккордеонистов. Отправили на аналогичный конкурс в Италию, и там – победа! Виртуозно исполнял не только классику, но и арт-рок, грандж и даже панк-рок. Легко создавал аранжировки классической музыки, привлекая в мир "не модной" в молодёжной среде классики таких же тинейджеров, как и он сам.

– В четыре года, ещё не умея играть ни на одном инструменте, я уже пел инвенции Баха, – вспоминает Пётр, прямо у меня на глазах перевоплощаясь в Игоря Талькова, очередного своего героя в ток-шоу
"Точь-в-точь". – С пяти лет – аккордеон, фортепиано, с шести – барабаны, потом дирижирование. И только в 15 лет, покинув родной дом, я сказал себе: "Я – свободен!"

– Свободен? От кого или от чего?

– Свободен в выборе! Я пишу свою музыку, играю не для въедливого жюри – для своего зрителя!

– Тернистым был путь?

– Не то слово! Созданный мною ансамбль "Торра" распался.

– Почему?

– Я искал независимость, а ансамбль – это прежде всего люди. И каждый тянул одеяло на себя.

Оказавшись в 15 лет на улице, Пётр хлебнул, что называется, по полной: голодал, драил в ночных клубах аквариумы и туалеты, играл в ресторанах. Потом судьба забросила на Северный Кавказ, где не принято скупиться, оценивая таланты. На заработанные деньги Пётр купил свою студию: барабаны, первый синтезатор.

– Интересно, а кто впервые назвал тебя настоящим артистом?

– Ты же знаешь Александра Пескова?

– Звезда пародии!

– Именно! Саша пригласил меня выступать в своём шоу. За семь гастрольных месяцев объехали все большие города бывшего Советского Союза, побывали в Америке и Италии. После работы с Песковым посыпались приглашения выступить между номерами в концертах у таких звёзд, как Олег Газманов, Дмитрий Коган и Патриция Каас.

И вот в начале 2000-х Пётр Дранга выступает с сольной программой! В 2008-м появился его дебютный альбом "23". На диске – зажигательная латина, танго, рок и французский шансон.

А осенью 2009 года Пётр Дранга даёт свой первый сольный концерт в главном концертном зале страны – ГЦКЗ "Россия". Здесь – увлекательный театральный перформанс, микс рока и этномузыки... Теперь в качестве приглашённых у известного музыканта выступили Надежда Бабкина, Иосиф Кобзон, Николай Басков, Валерия.

ТИХАЯ МОЯ РОДИНА

И вот мы снова на кухне в квартире Петра Дранги. За окном – Коломенское. Замерзшая река, тихо падает снег... Родительская квартира, как оказалось, где-то совсем рядом, на этой же улице.

– Тебе не холодно одному в этой огромной полупустой квартире? Белое всё вокруг, как во дворце у Снежной Королевы.

– Греческий стиль! Я за минимализм! – проглотив мой неудачный комплимент, продолжил колдовать у плиты Пётр Дранга.

– Чем, друг, угощать будешь?

– "Хтаподи красато"! Это "пьяный" осьминог по-гречески. Не пробовал? Ну, салат... тоже греческий. Куда же мы без салата? На второе – стейк из молочной телятины. Любишь телятину? А на десерт – пахлава и варенье из айвы. Но это уже из маминых запасов!

– Что пьём?

– "Пьяные" осьминоги любят шабли или совиньон-блан. Ну а под нежную телятину предлагаю каберне-совиньон. Устроит?!

– О да! За тридцать лет работы на телевидении я снял много кулинарных шоу. Признаюсь, впечатлён! Кстати, телешоу... В Латинской Америке ты ведь тоже прославился?

– Да, Tengo Talento очень похож на российский проект "Голос". Там я выступаю с аккордеоном.

– Американская публика?

– Поверь, ничем не отличается от нашей, российской! – поднимая бокал, заметил Пётр. – Американцы, далёкие от политики, просто стремятся насытиться эмоциями, отвлечься от житейских проблем, обменяться позитивной энергией. Концертный зал, танцпол – это площадка для знакомств. Народ собирается, чтобы почувствовать себя счастливым и свободным!

– С кем ты работаешь в Америке?

– Там я в основном работаю с рэперами, продюсирую хип-хоп, занимаясь сольной карьерой. Подружился с солистом Limp Bizkit Фредом Дерстом, рэпером Тимбалэндом. С последним 12 тактов рэпа делал! Все чокнутые, определённо! По ночам никто не спит!

– Наркотики? Алкоголь?

– Нет, это уже история! Не моя, история "звёздных мальчиков" прошлого века.

– В гастрольных планах – поездка в Крым. Чем порадуешь моих земляков?

– Подарю крымчанам новую программу "Вкус жизни", в которую вошли новые песни, завораживающие импровизации и эксперименты.

– Ты счастливчик, с концертами весь мир объездил! Где лучше всего?

– Я действительно человек Мира. Но Россия – моя колыбель! Россия – моё естество! Обожаю малые русские города – дома из бруса, резные ставни на окнах, банька по-чёрному. Золотые купола, гроздья рябины, лошадка, запряжённая в телегу. Рядом с конюхом – бидоны из-под молока... Тихая моя Родина!

фото Александра Беланова и из архива Петра Дранги

Просмотров: 1769




Новости по теме

Читайте также