Максим Оберемко: "Сейчас людям нужна еда, а не спорт"

Максим Оберемко: 'Сейчас людям нужна еда, а не спорт'

19 февраля 2016 г. в 08:13

Автор: Сергей Абрамов(все материалы автора)

Лидер сборной России по виндсёрфингу в классе парусных досок RS:X крымчанин Максим Оберемко, лишившись поддержки Федерации, готовится к летним Олимпийским играм 2016 года за счёт личных сбережений. Об этом и многом другом опытный 38-летний спортсмен, участник пяти Олимпиад рассказал в эксклюзивном интервью "Новому Крыму".

– Максим, начнём, пожалуй, с самого главного вопроса: вы готовитесь к летним Олимпийским играм в Рио-де-Жанейро?

– Вот только вернулся с двухнедельного сбора из Испании, и уже 11 февраля мы с Ольгой (Ольга Масливец, член сборной и жена Максима. – Авт.) вылетели в Израиль, где примем участие в чемпионате мира по виндсёрфингу в олимпийском классе парусных досок RS:X. Испанский сбор прошёл в обычном ключе, были серьёзные старты, очень нужные тренировочные гонки с сильными соперниками.

– Вы остались довольны этим этапом подготовки?

– Самим сбором остался доволен, выполнили всю намеченную программу. Но нас сейчас почему-то не финансируют, поэтому на сбор мы поехали за свой счёт. Просто приняли решение, что данный сбор крайне важен, собрали деньги и поехали. А когда тренируешься за свой счёт, то сделаешь всё максимально качественно и практично.

– Финансирование сбора полностью легло на ваши плечи?

– Да, именно так. Полностью!

– А почему двух крымских олимпийцев не финансируют?

– Скажем так, политика Всероссийской федерации парусного спорта не очень приветствует нас.

– Две недели назад министр спорта Крыма Георгий Шестак в интервью нашему изданию говорил, что вас исключили из единого календарного плана соревнований на 2016 год. Отсутствие финансирования – плоды этой истории?

– Да-да, я вижу, вы очень хорошо осведомлены в ситуации. Календарный план для спортсмена решает очень многое. Его разрабатывали в конце ноября – начале декабря, и если в него спортсмен не попадает, то потом очень тяжело получить государственное финансирование для тренировок и участия в соревнованиях. И остаётся только один вариант: ехать за свой счёт.

– Получается, календарный план вы составили себе сами?

– Пришлось, ведь чемпионат мира и Олимпийские игры никто не отменял. Слава Богу, на первые 10 дней чемпионата мира до регаты, когда идёт так называемая обкатка, какие-то деньги выделили, а на сам чемпионат денег нет. Но мы всё равно на соревнования летим: в настоящий момент находимся в хорошей форме, значит, надо показать высокий результат.

– Какой результат для вас будет означать успех на чемпионате мира?

– Попадание в состав сборной команды России на следующий год. Если займу место с 1-го по 6-е, то можно быть уверенным в попадании в сборную. И в таком случае моё участие в чемпионате России будет необязательным. В режиме нон-стоп на высоком уровне тренироваться невозможно, особенно когда есть ребёнок и семья. Ну и вторая главная задача – после чемпионата мира получить финансирование.

– А привлекать спонсоров тяжело?

– Я бы сказал: это нереально!

– Нет интереса к спорту?

– Интерес к спорту есть, но тяжёлая экономическая ситуация очень сильно на это влияет. Сейчас у людей на первом месте еда и бытовые ценности, а не спорт, тем более когда это чужой спорт. Сейчас включился режим тотальной экономии, поэтому очень тяжело.

– А когда прекратилось финансирование?

– Весь 2015 год мы отъездили, поскольку были в едином календарном плане. На чемпионате России выступили, и с конца декабря 2015 года всё финансирование нам перекрыли. И если бы не старший тренер класса, то на чемпионат мира в Израиле мы бы не попали. Только благодаря усилиям тренера нам оплатили билеты на перелёт и 10-дневный сбор.

– Насколько большие средства нужны, чтобы обеспечить одному спортсмену-олимпийцу в вашем виде спорта проведение подготовительных сборов?

– На самом деле речь идёт о смешных суммах в контексте российского олимпийского спорта. Это такие же расходы, которые несёт человек в командировке. Единственное – добавляются расходы на транспортировку оборудования и аренду яхт-клубов и тренажерных залов. Это немного. На двухнедельный сбор эти дополнения на одного человека обойдутся где-то в 200 евро. Поэтому я бы сказал, что идёт какая-то детская игра, взрослые люди так не поступают. Тем более так себя не ведёт руководство, которое хотело, чтобы мы за них выступали, а сейчас не хочет.

Но сейчас, можно сказать, нам повезло. Новый тренер сборной трезво смотрит на вещи, без всякой закулисной мышиной возни, и оценивает спортсменов по результатам, а это уже легче.

– На что рассчитываете после окончания чемпионата мира?

– Как будет, так будет. Если не хотят видеть нас в сборной команде Российской Федерации, значит, будем заниматься каким-то другим своим делом – поднимать молодёжь.

– Есть надежда, что всё-таки решение будет принято в вашу пользу?

– В сборной России есть главный тренер, отвечающий за весь парусный спорт. Но, поскольку парусный спорт делится на 10 олимпийских классов, кое-что зависит ещё и от тренеров классов. У нас есть старший тренер, который делает всё для того, чтобы мы с Ольгой выступали за Россию, в том числе и на Олимпиаде.

– Кажется, Олимпийский комитет Украины выступал против вашего участия в Играх в Рио-де-Жанейро?

– Олимпийский комитет Украины не вмешивался вообще, это Федерация парусного спорта Украины заявляла, что она против. Вопрос стоял как: Украина же не просила Международную федерацию парусного спорта (ИСАФ) вернуть нас в состав сборной Украины. Украина требовала запретить нам вообще выступать на каких-либо соревнованиях. Но, поскольку от меня поступила просьба выступать за Россию и Россия одобрила просьбу, ИСАФ разрешила мне и Ольге выступать под российским флагом. И это касается всех соревнований, а не только Олимпийских игр.

Вот скоро, 3–6 марта, в НОКе (Национальный олимпийский комитет Украины. – Авт.) пройдёт совещание Международного олимпийского комитета, где обсудят и наш конкретный случай. Так что ждём этого заседания.

– На нём будет принято окончательное решение, едете вы в Бразилию или нет?

– Не совсем так. На нём мы можем получить зелёный свет на участие в Олимпиаде. И если стороны договорятся, то очень интересно, как в этой ситуации поведёт себя Всероссийская федерация парусного спорта. Ведь сейчас они не хотят видеть нас в олимпийской команде.

– Вы же завоевали олимпийскую лицензию в 2014 году, значит, поедете на Олимпиаду.

– Лицензию завоевал, но это не даёт стопроцентную гарантию на участие в Играх. В парусном спорте спортсмен завоёвывает лицензию для страны, а не персонально для себя. И дальше включается механизм внутреннего отбора, на основании которого формируется команда. На Олимпиаду может поехать и тот спортсмен, который завоевал лицензию, и тот, который её не выиграл. С окончательным составом сборной нужно определиться за два месяца до начала Олимпиады, но до этого момента идёт внутренний отбор.

– Значит, и для Ольги Масливец ещё не всё потеряно?

– Да, Ольга ещё участвует в отборе. Ей пока не разрешили участвовать в Олимпиаде, но также пока и не запретили. У неё ещё шанс есть. Но в то же время в списках олимпийской команды уже есть её соперница – Стефания Елфутина. Слово за Федерацией.

Просмотров: 1286





Новости по теме

Читайте также