Елена Цыплакова: "Думаю, ваш чудесный край ждёт замечательная судьба. И не только в области кинематографа!"

4 марта 2016 г. в 09:00

Автор: Марина Гусарова(все материалы автора)

На прошлой неделе в Крыму по приглашению медиаклуба "Формат А3" побывала известная актриса и режиссёр Елена Цыплакова. Она любезно согласилась дать "Новому Крыму" эксклюзивное интервью, которое мы предлагаем вниманию наших читателей.

– Елена, сниматься в кино вы стали очень рано. С чего всё началось?

– В кино я уже сорок три года. А сниматься начала в четырнадцать лет у прекрасного режиссёра Динары Асановой. Познакомились мы в общем-то случайно. Её муж был промышленным графиком, как и мои родители. Они приехали к нам домой с какими-то вопросами по работе, так мы увиделись первый раз. Через год Динара снимала свой первый фильм "Не болит голова у дятла" и пригласила меня туда.

– Ваши первые, ещё детские роли были достаточно серьёзны…

– Я вообще девушка серьёзная (смеется). В школе любила точные науки, а вот сниматься в кино никогда не мечтала. Было просто интересно попробовать что-то новое.

– Важным этапом в вашей актёрской жизни был фильм "Школьный вальс". Помню, какое впечатление он произвёл на меня и моих сверстников. Тем более тема ранней беременности тогда вообще не затрагивалась.

– Из-за этого картину даже год не выпускали в прокат. Её показали на съезде учителей, и педагоги в один голос заявили: картина вредная, сейчас все школьницы начнут рожать и так далее. Тогда не было пиар-компаний, но получилось, что фильм таким образом весьма удачно прорекламировали. Родительские комитеты даже ходили вместе с детьми на просмотры, потом обсуждали. На самом деле "Школьный вальс" – чудесная картина, и после неё действительно родилось немало детей: многие девушки, посмотрев фильм, отказались от аборта и выбрали материнство. Было много звонков, писем. Помню, мне однажды на прямой эфир позвонила женщина и сказала: "Лена, я так счастлива, что в своё время посмотрела эту картину. Моя судьба сложилась так же, как у главной героини, и фильм укрепил меня в желании оставить ребёнка. Сейчас передо мной сидит мой замечательный, талантливый, красивый сын, которому уже двадцать лет". А один молодой человек прислал мне сделанный из воска букет крокусов невероятной красоты и записку: "Считаю вас своей крёстной. Мама родила меня, потому что посмотрела "Школьный вальс".

– В этой картине вы работали со многими прекрасными актёрами…

– С Юрием Соломиным, Натальей Вилькиной, с которой мы очень подружились. Они в дальнейшем стали моими "крёстными" в Малом театре, где я начала работать ещё до окончания ВГИКа.

– А начинали учёбу в ГИТИСе?

– Да, но пришлось перевестись из-за работы в кино – в театральных вузах не любят, когда студенты пропадают на съёмках. А я в то время снималась у Кулиджанова в "Карле Марксе" и, помню, сказала ему: "Если узнают, что я опять снимаюсь, точно выгонят!" Он ответил: "Не бойся, если выгонят, мы тебя возьмём!" Так и получилось: меня отчислили, и я пришла во ВГИК на курс Кулиджанова и Лиозновой.

– В итоге театру вы предпочли кино?

– Да, так сложилась жизнь. Тем не менее отношения с театром продолжаются. Три года назад я поставила спектакль в Ногинском театре "Мать Иисуса" по Володину, он в репертуаре уже третий год. Никто не знает, как будет в дальнейшем, вполне допускаю, что вернусь к театральной режиссуре ещё не раз. Но работать в театре как актриса уже вряд ли буду: если даже ты не занят в спектакле в данный момент, все равно должен быть "на подхвате". А для меня это сейчас невозможно.

– Есть ли у вас актёрские работы, которыми вы откровенно недовольны?

– Конечно, были работы не очень любимые. Хотя я всегда стараюсь работать по принципу "все, что можешь сделать, делай". И ещё у любого актёра всегда остаются воспоминания о круге общения во время работы над фильмом. Причём важно любое общение, я вообще стараюсь ничего не выделять. Представьте, какое количество режиссёров, актёров было в моей жизни за годы работы в кино! От каждого можно что-то почерпнуть, ведь все мы разные. Что же касается негативного опыта в работе, то он может быть гораздо полезнее в профессиональном смысле, потому что именно после этого ты делаешь определённые выводы. Очень важно понимать, что хорошо, а что плохо, только так формируется личность.

– Многие актрисы сетовали, что привлекательная внешность не помогала, а мешала их работе в кино. Как было у вас?

– Естественно, при отборе на ту или иную роль внешние данные важны. Другое дело, что в картинах, где я снимаюсь сейчас, делают всё для того, чтобы убрать мои прелести. У меня была смешная история с утверждением на роль в "Чёрной кошке" Антона Сиверса. Он не смотрел моих последних картин и, когда ему предложили меня на роль ассистента кастинг-директора, меня в этой роли не увидел – видимо, помнил меня той красоткой, которой я была в молодости. Но, когда ему показали картину "Цель вижу", где я снималась без грима, седая, меня тут же утвердили! Образ диктует то, что нужно, – иногда, наверное, необходимо быть некрасивым. Как режиссёр я порой просто бушую, не давая артисткам устраивать "гламур" на экране. Снимаем мы, скажем, 1915–16 годы – ну, не было тогда лака на ногтях! Как и популярного нынче татуажа. Вот, студентка моя выщипала брови, а я говорю: ты себе ограничила возможность сниматься в исторических работах. Нужно быть максимально натуральной: дорисовать можно всё, а вот естественность не нарисуешь.

– Когда зародилось желание попробовать себя в режиссуре?

– Любой актёр всегда режиссёр своей роли, тем более учитывая сегодняшний бешеный ритм работы. Что касается интереса к режиссуре, то он зародился достаточно рано. Динара Асанова всегда пускала нас в монтажную, чтобы увидеть сам процесс создания кино, и процесс этот мне был очень интересен. То, что предлагают актёру, зачастую скучно, однотипно. Ну, сыграла один раз мамашу, другой – дальше что? А режиссура даёт гораздо больше возможностей.

– Согласны ли вы с тем, что для профессии режиссёра требуется определённый жизненный опыт?

– Любой человек в любом возрасте приносит свой определённый плод. Приходилось сталкиваться с очень талантливыми, интересно мыслящими молодыми ребятами и с совершенно бездарными взрослыми. Но, безусловно, определённый опыт должен присутствовать, потому что ты всё-таки пытаешься разговаривать с огромным количеством людей и надо осознавать, что ты говоришь.

– Вы ещё занимаетесь преподаванием. Удаётся ли сразу разглядеть талантливого человека?

– Сейчас я в Питере набрала курс повышения квалификации, где занимаются люди, не имеющие актёрских дипломов. Некоторые снимаются в эпизодах в массовке, а вот, к примеру, девушка-экскурсовод пришла, чтобы стать более раскованной, и уже делает определённые успехи. Кто-то хочет стать актёром, кто-то мечтает просто раскрыть себя. Кстати, опыт показывает, что всего несколько человек с курса становятся по-настоящему яркими актёрами. У остальных судьба не очень удачно складывается по разным причинам. Помню, Владимир Алексеевич Андреев проводил на нашем курсе очень интересный эксперимент. Привёл своего знакомого с какой-то аппаратурой, и они со всеми студентами провели тест: замеряли, сколько времени нужно, чтобы из состояния покоя ввести себя в состояние абсолютной радости, потом опять в покой. Потом – в состояние страха и ужаса и опять в покой. Те, у кого переход из состояния в состояние занимал несколько секунд, все в профессии. А те, у кого на это ушло несколько минут, выпали. Видимо, играет роль подвижность психики. Человек должен быть готов к быстрому переключению, особенно снимаясь в кино, а ещё более в телесериалах.

– Вашим режиссёрским дебютом стал "Гражданин убегающий"…

– Да, это была короткометражная лента, где играли совершенно потрясающие актёры. Прежде всего Владимир Заманский, он удивительный человек, и мне было очень приятно, когда он признался, что в этом фильме сыграл одну из интереснейших своих ролей, хотя фильм длится всего тридцать семь минут.

– Вы работаете и над сериалами?

– Да, было несколько сериалов – "Семейные тайны", детский сериал "Полосатое лето", "Женщина без прошлого", "Кармелита", "Пока станица спит". Сейчас сняли "Чужое гнездо", шестьдесят серий прошло недавно. Работа в сериалах – это бешеная гонка, огромный расход энергии и колоссальнейший труд. Я в своё время боялась сериалов. Когда предложили снимать "Семейные тайны", сказала: "Боюсь, потому что не умею снимать долго". Но со временем убедилась, что при всей сложности это работа благодарная – её видит огромное количество людей, есть возможность разговаривать со зрителем в течение большого временного промежутка. И можно сказать и сделать многие вещи, естественно, при наличии хорошего сценария.

– А трудно ли найти хороший сценарий?

– Очень трудно. Потому что обычно такие сценарии пишут группами, и людям этим платят очень мало. Хорошо, если идея интересная и редактор попадётся профессиональный, а если нет, возможны всяческие нестыковки и даже нелепости. Я за этим стараюсь следить – мы многое переписываем, переделываем. Слово очень важно, оно основа всего. У меня даже на съёмочной площадке группа ненормативной лексики не употребляет. Это непременное условие совместной работы.

– Часто ли вы бывали в Крыму, снимались ли тут? Считаете ли, что наш полуостров имеет шансы стать кинематографической Меккой?

– В Крыму, увы, бывала нечасто. В Ялте мы только немного снимали детский сериал "Полосатое лето". Но у нас с мужем большие планы – сегодня в Симферополе поклонимся мощам Святого Луки, завтра собираемся посетить Бахчисарай, Ялтинскую киностудию. Думаю, ваш чудесный край ждёт замечательная судьба. И не только в области кинематографа! Я приехала сюда с невероятным чувством, ведь сегодня, кстати, годовщина начала "Крымской весны". Помню, мы с мужем рыдали у телевизора, глядя на хронику этих событий. Крымчане проявили величайшую силу духа, терпели лишения, оставаясь без воды, без света. Это пример для многих народов. Низко кланяюсь крымчанам за их подвиг! Радости вам и благословения Божьего!

Просмотров: 1812




Новости по теме

"Новый Крым" продолжает публиковать материалы, посвящённые Году российского кино. Сегодняшний...
Наступивший год объявлен в нашей стране Годом кино. Что ж, событие для главного из искусств вполне...
В детстве Юра мечтал стать пограничной овчаркой. Когда немного подрос, понял, что быть собакой не...

Читайте также