"Крымская весна" обязана своим успехам людям "тихого подвига"

'Крымская весна' обязана своим успехам людям 'тихого подвига'

25 марта 2016 г. в 08:00

Автор: Алексей Васильев(все материалы автора)

На полуострове шумно и помпезно отметили вторую годовщину "Крымской весны". Но так ли в республике хорошо и благостно, как это видится из окон кабинетов крымских властей? На эти и на другие близкие всем темы мы беседуем с известным политологом, доцентом Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Сергеем Киселёвым

– Сергей Николаевич, вы опытный политолог, человек, который "имеет что сказать" по различным вопросам политической, культурной жизни полуострова, но чаще всего вас можно увидеть не в гуще политических баталий, а с фотоаппаратом на лоне крымской природы. Почему?

– Почему же? Приходилось бывать и в гуще политических баталий. Причём с конца 1980-х, когда Крым заявил о себе в политической жизни СССР. И особенно в период с 1991-го по 2014 год. Вначале 1990-х я работал в редакции газеты "Таврические ведомости", которая тогда была рупором автономистов, где разрабатывалась идеология крымской автономии и "обкатывались" её первые политические шаги, закладывались основы культуры сопротивления крымчан давлению из центра и процессам украинизации. Считаю это время очень плодотворным, а результаты нашей деятельности более чем полезными, так как были сформулированы фундаментальные смыслы, вокруг которых происходила в последующие годы кристаллизация крымского регионального сообщества, ярко продемонстрировавшего своё единство 16 марта 2014 года. На протяжении двадцати лет мы отстаивали свои идеи и политические взгляды в "коридорах власти", старались их донести до как можно большего числа граждан в своих текстах, комментариях для СМИ, выступлениях на радио и телевидении. Мне кажется, что с этой задачей мы справились хорошо.

Что же касается ухода из политической аналитики на "лоно крымской природы", то для меня как для профессионального географа это вполне естественно. Крым очень красив. Его красота распространяется далеко за границы Южного берега, который наиболее известен за пределами полуострова. Поэтому я поставил перед собой цель – познакомить как можно большее число людей со всем его разнообразием, запечатлеть уходящую натуру степей, озёр, берегов и пляжей, предгорий и гор в разные времена года: благоухающих и цветущих яйл, сияющих осенним золотом лесов и "тающих" в сиреневой дымке горных пейзажей…

Где-то читал о том, что пейзаж – это язык Бога. Мне кажется, а точнее, я в этом убеждён: Крым – это одно из лучших его обращений к человечеству! Именно поэтому так горько видеть, что не только красота естественного ландшафта, но и "глас свыше" оставляют равнодушными тех, от кого во многом зависит сохранение его уникального облика для потомков.

– Перспективы "Крымской весны": чем закончится нынешний парад героизма и некомпетентности?

– Я так понимаю, что вопрос о "параде некомпетентности" касается кадров нынешней власти? Крымчане хорошо знают, что власть у нас после небольшой косметической "операции" осталась практически та же. Также все хорошо знакомы с результатами деятельности этой власти до 2014-го года. Именно поэтому довольно часто приходится слышать радикальные призывы к полной ротации всех представителей исполнительной и законодательной власти в Крыму, которые в своей управленческой практике воспроизводят стандарты, усвоенные ими во времена Украины. Теоретически идея выглядит здравой, но на практике она в нынешних условиях не реализуема. Хотя у некомпетентности, как и у компетентности, существует предел, и если он будет достигнут, то не исключено, что мы станем свидетелями кадровой революции в Крыму.

По поводу же "Крымской весны" моё мнение такое: она закончилась 18 марта 2014 года. Воссоединение Крыма с Россией – это результат длительного процесса, начавшегося с подготовки референдума 20 января 1991-го года. Затем он продолжился в годы нахождения Крыма в составе Украины (что противоречило чаяниям абсолютного большинства крымчан) и завершился своим логическим итогом – голосованием 16 марта 2014 года, когда народ Крыма предельно ясно высказался за то, каким он видит своё будущее.

На этом долгом пути мы видели много героев и антигероев – приспособленцев, перебежчиков и коллаборационистов, помним и о том, как народные любимцы превращались в изгоев. Прошло слишком мало времени с марта 2014-го года, чтобы быть объективным в оценке вклада тех или иных "героев" в общее дело. Но то, что "гром фанфар" должен уже стихнуть, – это совершенно очевидно.

– Лично вы удовлетворены нынешними результатами "Крымской весны"? Оправдались ли надежды? Что, на ваш взгляд, получилось, а что нет? Что можно исправить?

– Главный результат "Крымской весны" – воссоединение Крыма с Россией – есть именно то, чему я посвятил почти половину своей жизни. Всё остальное имеет второстепенный характер. Конечно, жалко, что идеалистические надежды на торжество справедливости, единение власти и народа, их сотрудничество в деле защиты природы, памятников истории и культуры Крыма, возрождение многих погибших отраслей народного хозяйства полуострова так и останутся прекраснодушными мечтаниями. Меня сейчас куда больше тревожит не это, а то, что криминальная хроника Крыма и собственные наблюдения свидетельствуют о появлении тех, кто жадно набросился на достояние всей России как на добычу, намертво вцепился в него всеми своими когтями и клыками. И можно ли это исправить в ближайшее время, я не знаю.

– Почему получилось так, что героями "Крымской весны" стали не те, кто 23 года приближал её, рискуя здоровьем, карьерой и свободой, а те, кто засветились в феврале-марте 2014-го?

– Ничего удивительного в этом нет. Явление настолько обычное, что надо было быть к нему готовым. Как говорили фронтовики: "Мы воевали не за награды, а за Родину". И победили! Давно известно, что чем дальше от передовой, тем больше награждённых и тем весомее у них награды. Поэтому не вижу повода как-то на это реагировать. Наступит время, и въедливые историки всё расставят по местам.

– Крымские власти призывают писать историю Крыма с чистого листа. То есть одним обнулить былые заслуги, другим – забыть прежние грехи? Ваше отношение к этому?

– Это невозможно, пока живы участники событий, и тем более будет невозможным, когда события "Крымской весны" станут достоянием исторической науки. И она будет опираться на документы, тексты, различные видеосвидетельства и другие факты, коих предостаточно. Для некоторых "обнулителей" я давно уже сформулировал вопрос "Что ты делал с 20 января 1991 года по 16 марта 2014-го?". Многим из них ответить нечего…

– Что вы скажете про экспертные советы? Зачем они нужны и какова их реальная польза?

– Я могу говорить только об экспертном совете при Совмине Крыма (я входил в его состав с 2010 года по осень 2015-го). Он был сформирован при правительстве Василия Джарты, так как донецко-макеевские кадры плохо ориентировались в особенностях и хитросплетениях многообразных крымских проблем и им необходимы были консультации с квалифицированными экспертами. Эти консультации касались широкого круга вопросов – от этнополитики до экологии. Насколько они были полезными для власти и Крыма в целом, не мне судить. Приведу только два примера. Осенью 2013 года в ходе публичного заседания экспертного совета крымским премьером было принято решение о закрытии проекта разработки карьера для добычи щебня вблизи Карадагского заповедника. Напомню, что эта проблема была тогда в центре общественного внимания, а посёлок Коктебель находился на грани бунта. Членами экспертного совета, которые занимались проблемой межнациональных отношений, в 2015 году выпущена фундаментальная монография "Этнополитические процессы в Крыму", а ранее консультации с ними способствовали отлучению меджлиса от бюджетной кормушки. В таком же конструктивном ключе решались многие, но далеко не все вопросы общественной и экономической жизни полуострова.

Состав совета формировался из членов крымского экспертного сообщества, хорошо известных не только в Крыму, но и за его пределами. Хотелось бы также подчеркнуть, что это был не декоративный и придворный орган. Была возможность прямо и без посредников сообщать главе правительства факты об истинном положении дел, минуя систему их подгонки и приукрашивания в аппарате правительства.

– Стоит ли Крыму ждать московских варягов? Или нынешнее положение в республике устраивает Кремль?

– Одним из эффективных инструментов кадровой политики в Российской империи и в СССР был обмен управленческими кадрами между регионами. Такая практика позволяла преодолевать многие издержки местничества, сплачивала бюрократию вокруг решения задач общегосударственного масштаба, а не эгоистических интересов региональных элит. Не вижу никакой трагедии в том, что подобная практика будет распространена на Крым. Наоборот, уверен: крымские кадры должны активнее вовлекаться в управленческие структуры других регионов и федеральных ведомств, так как государственная служба – это служба именно государству, а не какой-то его части. Поэтому не вижу никакой трагедии в ротации крымских кадров на специалистов-управленцев из других областей России и считаю неприемлемым употребление в их адрес такого понятия, как варяги.

– Специалисты разных уровней извне – насколько они пригодились Крыму и ещё пригодятся (макеевские, донецкие, московские, питерские)?

– Если речь идёт об истинных специалистах, высококвалифицированных профессионалах, то для региона, где имеется дефицит опытных кадров, вряд ли имеет хоть малейшее значение география их происхождения. Это аксиома, а всё остальное – демонизация варягов, рассуждения об особой специфике территории – это боязнь конкуренции и ответственности. Перипетии судеб отдельных чиновников, их взлёты и падения на волнах карьеры представляют несомненный интерес для широких кругов обывателей. Но когда на кон поставлена честь страны, когда решается задача общегосударственного масштаба, как это обстоит в случае интеграции Крыма в состав России, всё это должно отступить на второй план и не мешать достижению поставленной цели.

– Состояние крымской прессы. Мы считаем, что СМИ республики деградируют. Ваше мнение? Как поднять уровень крымской прессы?

– Если говорить о бумажных СМИ, то они не просто деградируют, а вымирают. Это общемировой процесс. То, что происходит в крымских СМИ в целом, также общее явление. Однако у современной крымской прессы по отношению к российской есть своя особенность. Долгие годы наиболее популярные крымские СМИ отличались бескомпромиссной борьбой с украинизацией, защитой прав автономии и интересов крымчан. Читатель привык к острым и смелым материалам крымских журналистов и ждёт их сегодня. Однако после вхождения Крыма в состав России "украинская повестка дня" потеряла свою актуальность, а российская её не приобрела в достаточной мере. Кроме того, как мне кажется, у многих журналистов, по вполне понятным причинам, существует внутреннее табу на критику действующей власти, чем та не замедлила воспользоваться. Сегодня крымские СМИ в массе своей являются рупором официальных оценок происходящих событий. Поэтому они стали не столько средством информации, сколько средством пропаганды. Пресса, предлагающая альтернативные официальным оценки, последовательно (можно даже сказать, любовно) маргинализируется. Вот почему общественная дискуссия переместилась сегодня в социальные сети, где пользователи и черпают интересующую их информацию. В результате мы получаем два образа реальности. А так как пользователей социальных сетей сегодня уже больше, чем потребителей традиционных СМИ, то информационная картина крымской реальности складывается не в пользу последних.

Что же касается проблемы "подъёма" уровня крымской прессы, то эта проблема внутри самих СМИ неподъёмная. Она выходит далеко за рамки собственно журналистики и касается состояния общества в целом.

– Уровень культурной жизни в Крыму катится по наклонной. Почему стало процветать безвкусие и пошлость? Откуда ненависть к интеллектуалам?

– Состояние культурной сферы Крыма – это настолько объёмный и принципиальный вопрос, что коротко ответить на него очень трудно. По моему глубокому убеждению, сохранение памятников исторического и культурного наследия полуострова, развитие инфраструктуры объектов культуры, поддержка музеев, театров, студий, музыкальных коллективов, художников, писателей и т.п. имеет для Крыма фундаментальное значение и так же важно для его будущего, как развитие курортно-рекреационной отрасли, а может быть, и важнее. Естественно, что далеко не все вопросы, которые надо решать в области культуры, в компетенции Министерства культуры. Считаю, что нам нужна программа развития культуры Крыма, что необходима реформа министерства, что делать это надо как можно быстрее, что давно пора создать на уровне республики независимый худсовет, свободный от влияния вкусов и предпочтений наших чиновников от культуры, который сможет поставить заслон халтуре и откровенной безвкусице, заполонившей наши улицы и сцены.

В Крыму достаточно высококультурных и одухотворённых людей, хранителей наших культурных достижений, тихо и незаметно передающих их от поколения к поколению. Считаю, что "Крымская весна" во многом обязана своим успехам именно этим людям "тихого подвига", так как они уже не могли терпеть погружение в пучину духовной деградации и восстали против неё. Совершенно естественно, что такие люди ненавистны апологетам пошлости и аморализма.

– Можете ли вы перечислить интеллектуалов, находящихся при крымской власти?

– Нет. Считаю, что интеллектуалам не место во власти, но умная власть не может обойтись без сотрудничества с ними.

– Что, по-вашему, означает понятие "современная интеллигенция". Кто он, нынешний интеллигент? Можно ли говорить о мощном пласте крымской интеллигенции? Нужна ли она вообще? Откуда она может появиться?

– По-моему, никаких различий в своих фундаментальных основах понятия "интеллигент" и "современный интеллигент" не имеют. Интеллигент – это человек высокой культуры и крепких нравственных устоев, т. е. обладатель тех качеств, не обязательных для выживания в условиях капиталистического общества. Поэтому ему чужды сиюминутные меркантильные потребности или соблазны материального достатка. Это человек – творец смыслов, охранитель духовных основ общества, воплощение совести нации. Естественно, что таких людей не может быть много, но когда их становится слишком мало, то скрыть это просто невозможно – общество заболевает и деградирует. Именно такой процесс мы и наблюдаем сегодня.

Между понятиями "интеллектуал" и "интеллигент" разница не очень большая, но последнее преимущественно относится к русской культуре. Именно поэтому я считаю, что чем больше будет русского в нашей жизни, тем больше вероятности, что понятие "интеллигент" не станет достоянием истории.

Просмотров: 1772





Новости по теме

Читайте также