"Внешне она незаметна, но так и должно быть". В Крыму уже несколько месяцев работает Программа защиты свидетелей

12 декабря 2014 г. в 11:16

Автор: Марина Гусарова(все материалы автора)

…Блондин Пётр Сидоров бесследно исчезает из своего дома в Саратове, а через некоторое время в далекой Находке устраивается на работу обладатель темной шевелюры и густых усов Николай Петров. То, что Петров – это тот самый Сидоров, являющийся ключевым свидетелем по делу организованной преступной группировки, знают только несколько человек. Нет, это не сюжет очередного детектива, это один из эпизодов работы Программы защиты свидетелей.

Уже почти полгода такая программа существует и в Крыму. О работе этой достаточно закрытой структуры рассказывает начальник оперативно-розыскной части по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите, подполковник полиции Владимир Лаптев.

 

– Программа защиты свидетелей впервые появилась в Америке в 30-е годы прошлого века, когда полиция США активно боролась с мафиозными кланами, потом затронула Италию, – совершает собеседник краткий экскурс в историю. – Сегодня она наиболее распространена также в Германии, Италии, Испании, Израиле.

– Когда такая программа появилась в России?

– Еще в 1995-м году был принят Федеральный Закон № 45 "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов". Позже, в 2004 году, приняли Федеральный Закон № 119 "О защите потерпевших, свидетелей и других участников уголовного судопроизводства". Появление этих законов было связано с расцветом на всем постсоветском пространстве организованной преступности. Нередки были случаи, когда важные свидетели и потерпевшие бесследно пропадали или были убиты.

Изначально функцию защиты свидетелей исполняло подразделение, созданное в Департаменте по борьбе с оргпреступностью МВД России, потом небольшие отделы появились в региональных управлениях. В 2008 году указом президента Дмитрия Медведева подразделения по борьбе с организованной преступностью в системе МВД России были упразднены, и на их базе создали несколько новых служб – в том числе и подразделения по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите. Я был одним из тех, кто создавал эту службу практически с нуля.

– С какими трудностями пришлось столкнуться?

– Прежде всего с несовершенством нормативной базы. Первая госпрограмма защиты свидетелей 2006–2008 годов была принята, но фактически не работала. В программе 2009–2013 годов уже были заложены денежные средства на реализацию определенных мер безопасности, однако проблема заключалась в том, что не было механизма, как эти деньги получать, как осваивать, какие документы при этом оформлять. Наше управление в Москве выходило с законодательной инициативой в Госдуму, которая приняла изменения в 45-й, 119-й Федеральный закон и саму Госпрограмму. В настоящее время действует Государственная программа на 2014–2018 годы. Причем ее участниками являются не только МВД, но и Федеральная служба исполнения наказаний, ФСБ, Таможенная служба, Министерство обороны, Госнаркоконтроль, Министерство труда и социальной политики и так далее.

– Кого, согласно этой программе, вы призваны защищать?

– Так как было принято два закона, речь идет о двух категориях защищаемых лиц. Первая – должностные лица: судьи, прокуроры, следователи, адвокаты, сотрудники правоохранительных, контролирующих органов, налоговые инспекторы и так далее. Вторая – свидетели, потерпевшие, подозреваемые, обвиняемые – детально весь перечень прописан в уголовно-процессуальном кодексе. Исходя из опыта работы по всей России, это преимущественно свидетели и потерпевшие, ведь именно на них наиболее часто пытаются оказать влияние в ходе следствия и судебных процессов. Связано это и с принятием изменений в УПК, касающихся так называемых досудебных соглашений, которые обвиняемый заключает с прокурором: он дает показания на всех остальных участников и признает свою вину, помогая следствию, а государство гарантирует ему, что он при вынесении приговора не получит максимального срока. Это называется сделка с правосудием, и когда человек заключает ее, то, естественно, опасается за жизнь и здоровье, ведь показания приходится давать на членов организованных преступных группировок, экстремистских формирований, высокопоставленных должностных лиц, в том числе и сотрудников полиции.

– Как же программа работает на практике?

– Решение о защите свидетеля принимают, как правило, следователь, орган дознания, либо суд – в зависимости от того, где находится уголовное дело. В первом случае это может быть либо дознаватель, либо следователь МВД, Следственного комитета, Госнаркоконтроля. Но зачастую угрозы поступают уже в ходе судебного разбирательства, на людей начинают давить, чтобы они отказались от своих показаний. В этом случае решение о защите свидетеля должен принимать судья. Выносится соответствующее постановление или определение, оно поступает к нам, и мы, исходя из степени и характера угроз, избираем те или иные меры безопасности. Бывает, подключаем и службу исполнения наказаний – нередко такие люди находятся в СИЗО, и нужно обеспечить их безопасность там.

– А какие существуют способы защиты свидетелей?

– Их спектр определен в законе. Это личная охрана, охрана жилища и имущества, обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице – убираем их из имеющихся баз данных МВД, Пенсионного фонда, Федеральной налоговой службы и других государственных органов и организаций, где эти данные хранятся. Выдаются они только с нашего письменного разрешения. Сейчас самое главное – определить механизмы, каким образом те или иные ведомства будут эти сведения закрывать. Это в большей мере вопрос, связанный с информационными технологиями. Практикуется выдача специальных средств защиты – бронежилетов, аэрозольных распылителей. Если необходимо, меняем у защищаемых автомобильные номера, номера домашних телефонов. Есть и более радикальные меры – защищаемого либо всю его семью временно переселяем в безопасное место, пока не ликвидируем угрозу. Порой даже меняем людям документы, помогаем переехать в другой регион – в российской практике такое уже было. Самая крайняя мера обеспечения безопасности – изменение внешности. Она может быть как временной – грим, накладные усы и так далее, так и радикальной – путем пластической операции. Но, как правило, эта мера очень затратная, и не каждый человек готов начать жизнь практически с нуля. Насколько мне известно, таких случаев у нас еще не было.

– Но теоретически это возможно?

– Конечно. Ведь огромное количество уголовных дел не доходит до логического завершения именно из-за нехватки доказательной базы. Если ключевой свидетель отказывался от показаний, преступники без труда уходили от ответственности. Поэтому программа защиты свидетелей так важна. Согласно статистике, в год по России насчитывается около трех тысяч защищаемых лиц вместе с родственниками, которых тоже нередко используют, чтобы оказать влияние на свидетеля. Здесь очень важна и психологическая помощь, выявление и предупреждение суицидальных наклонностей, ведь такие люди испытывают колоссальный стресс. Достаточно одного неосторожного слова, чтобы человек замкнулся в себе.

– Выходит, ваши сотрудники должны быть и охранниками, и оперативниками, и психологами?

– Совершенно верно! Они должны владеть навыками применения оружия, приемами рукопашного боя, быть морально готовыми к любой опасности, риску и одновременно уметь получить упреждающую информацию, безошибочно выявить источник угрозы, уметь работать с людьми. Но главное, чтобы на них можно было положиться. Наши подразделения в основном немногочисленны, и каждый проходит спецпроверку, причем по линии и подразделений собственной безопасности, и ФСБ.

– Есть ли уже люди в Крыму, которых защищают?

– Да, есть. В Крыму наша служба работает с июля, в основном по линии организованной преступности, экстремизма. Внешне она незаметна, но, думаю, так и должно быть. А с другой стороны, такая работа требует нестандартного подхода. Ведь сегодня, когда многие законодательные вопросы еще не отрегулированы, приходится решать проблемы путем личных контактов, переговоров, соглашений, накапливая опыт, который потом, возможно, будет закреплен на законодательном уровне.

 

Дорогие читатели "Нового Крыма"! Задать интересующие вас вопросы, касающиеся Программы защиты свидетелей, вы можете по контактному телефону 0 (652) 556-500.

Просмотров: 503



Новости по теме

Читайте также