ЛЕНТУН БЕЗАЗИЕВ: "Я ИЗ ТЕХ, КТО НЕ МОЖЕТ ОБМАНЫВАТЬ…"

фото автора

11 июля 2016 г. в 11:23

Автор: Алексей Васильев(все материалы автора)

Эту статью мы начнём с цитаты из "Кавказской пленницы". Помните, как, оказавшись в психбольнице, Шурик требовал представителя закона:

– Могу я видеть прокурора?

– Можете. Где у нас прокурор?

– В шестой палате, где раньше Наполеон был.

Не знаю, в какой палате располагается т. н. "Прокуратура Автономной Республики Крым", слепленная …за пределами Крыма. Может, в Херсонской области. Может, в другом измерении – не уточнял: я не медик и не силён в психиатрии. Тем не менее, "крымский прокурор" из зазеркалья снова насмешил почтенную публику, вызвав на допрос нынешних крымских депутатов, чиновников, бывших высокопоставленных госслужащих автономии. Всем им инкриминируется "измена родине". Среди "изменников" той зазеркальной родины – депутат Государственного Совета Республики Крым, бывший первый заместитель председателя Совета министров Автономной Республики Крым Лентун Романович Безазиев.

Он коротко и ёмко, в свойственной ему афористической манере, прокомментировал "Новому Крыму" вызов к "прокурору":

– Я бы сам хотел задать этому самозваному прокурору вопрос, прозвучавший в известном фильме: "Я Чапаев! Ты понимаешь, что я Чапаев?! А ты... кто ты такой?". Так вот, кто он такой, что имеет наглость меня куда-то вызывать и что-то предъявлять? Какое-то ничтожество, какой-то с…ун. Это просто нелепо!

Пользуясь случаем, мы задали Лентуну Романовичу, опытному хозяйственнику, политику и просто мудрому бывалому человеку несколько вопросов, касающихся его самого, нашей недавней истории и сегодняшнего дня. Наш собеседник с готовностью ответил на них.

Первая хмара над Крымом

– С девяностых годов, уже четверть века, я проживаю и работаю у себя на родине в Крыму. Я первый крымский татарин послевоенного периода, назначенный на должность вице-премьера правительства по национальным вопросам. Произошло это по предложению председателя Совмина Крыма Виталия Курашика, а председатель Верховного Совета Крыма Николай Багров согласовал мою кандидатуру в ЦК КПСС. Можете представить, что этому предшествовало: меня просвечивали как на рентгене – случайные люди на такие должности не попадали! Я не показываю вам свой гонор. Просто даю понять, что значило тогда занять такую должность: ни за деньги, ни по блату, ни по знакомству это кресло купить было невозможно. Родина мне доверила заниматься судьбой моих земляков, и с
1990 года по сентябрь 1993 года я возглавлял Комитет по делам депортированных народов. А в 1991–1993 гг. работал заместителем председателя Совмина Крыма.

Хорошо помню, когда угасающая советская власть в 1991 году воссоздала, после референдума, Крымскую АССР в составе Украины, депутат Верховной Рады Украины Степан Хмара заявил, что Крым будет "или украинским, или безлюдным". Это было начало идеологического разворота на Украине. Данный момент "забывают" и украинские политики, уверяющие доверчивую "мировую общественность" в том, что крымчан никогда не ущемляли по культурному и языковому принципу!

Джемилев против Джемилева

– Летом 1991 года частью крымских татар, вернувшихся на свою историческую родину, был создан т. н. меджлис. Меджлисовцы – это категория людей, на русском языке называемая "радикал-националистами". На выборах главы меджлиса с заметным отрывом лидировал Сервер Омеров, затем шёл Рефат Чубаров и где-то в хвосте Мустафа Джемилев. Но на следующее после выборов утро Омеров и Чубаров отказались от своих голосов, и председателем меджлиса стал Джемилев. К слову, Мустафу Джемилева в Узбекистане мало кто знал, зато был хорошо известен другой Джемилев – Решат Гафарович, настоящий патриот, ветеран национального движения, старший инженер института "Оргтехстрой" Министерства строительства Узбекистана. Так вот, в "Крымской правде" за 1996 год Решат Джемилев называет Мустафу Джемилева предателем интересов народа. Вот только один из примеров этого предательства – благодаря провокациям меджлиса, крымские татары в девяностые годы лишились финансовой поддержки России. А произошло это так…

Конец постановления 666

В июле 1990 года Совет министров СССР принял Постановление № 666 "О первоочередных мерах по решению вопросов, связанных с возвращением крымских татар в Крымскую область". Надо понимать, что с 1990 по 1993 гг. в Крым ежегодно возвращалось по пятьдесят тысяч крымских татар. Москва финансировала их обустройство даже после развала СССР: мне лично приходилось ездить в Москву и просить (а то и требовать) деньги для депортированных. Кремль выделял средства неохотно. Первый зампредседателя правительства РФ Егор Гайдар однажды намекнул мне: мол, и в России много беженцев, и им помощь нужна. Я на это ответил, что беженцы – это вопрос нового времени. Мы не беженцы: Москва нас депортировала в 1944 году, и если вы считаете себя правопреемниками – платите. И платили. Но однажды в Симферополе произошла провокация, организованная группкой меджлисовцев: на площадь Ленина вышло человек сорок крымских татар с лозунгами: "Русские – вон из Крыма!". Такая демонстрация длилась два воскресных дня. Видимо, меджлисовцы нарывались, чтобы мы подключили ОМОН для их разгона. Тогда бы пролилась кровь, и можно только представить, как завопил бы Запад! Мы силу против провокаторов не применили, но их мерзкая выходка была замечена в Кремле, и когда в
1992 году я снова отправился в Москву за деньгами, мне внятно дали понять, что российское правительство не будет финансировать благоустройство крымских татар на
1993 год, кричащих "Долой русских из Крыма!".

Меджлисовская вольница

– После развала СССР вертикаль власти рухнула, в т. ч. и в Крыму, Джемилев завёл тесные отношения не только с Киевом, но и с западенцами. В то время и крымская политическая элита стала всеядной. Джемилев стал вхож в высокие крымские кабинеты. Пытался он и передо мной "права качать", но я кулуарные разговоры с ним не вёл, отвечал: если что-то нужно, пишите заявление, рассмотрим на общих основаниях. Его это не устраивало, меня такое отношение к себе тоже. А так как марионеткой у власти я никогда не был, то в 1993 году я подал заявление об отставке.

Хочется, чтобы когда-нибудь независимая комиссия любого уровня, пусть зарубежная – европейская, турецкая, американская, проверила бы, что сделал созидательного меджлис в Крыму за 23 года. Мечеть построил? Нет. Создал институт? Нет. Крымско-татарский театр, школы, жилые дома? Нет, нет и нет! Если что-то строилось для крымских татар, это была не заслуга меджлиса.

Руководство меджлиса торговало земельными участками, списывало и продавало за бесценок "нужным людям" объекты незавершённого строительства: многоэтажки, школы, детские сады. Вовсю шла торговля вторичным жильём: они покупали старые дома за копейки, а в документах называли сумму во много раз превышающую реальную – разницу делили! А в 1996 году Джемилев со товарищи в открытую спёрли около миллиона долларов на обустройство соплеменников. Меджлис мог только потреблять, у лидеров этой незаконной организации не было ни жизненного, ни профессионального опыта, и главное – не было ни ответственности, ни совести.

К тому же всё им сходило с рук – при полном попустительстве Киева!

Ещё им (весьма неплохо) позволили обогатиться зарубежные гранты из Стамбула и Вашингтона. Даже ко мне пытались подъехать из стран Ближнего Востока какие-то люди, с заманчивым финансовым предложением, но сразу поняли, что я не из того теста слеплен.

Если бы меджлисовцы не воровали и участвовали бы в созидательных делах, проблема обустройства крымских татар была бы уже решена. Но Джемилеву не это было интересно. Он старался раскачать российское общество и представить русских как врагов крымских татар. Сейчас Джемилев на Украине продвинул закон о реабилитации крымских татар. Спрашивается, а почему 23 года он молчал?

День скорби или фарс?

– В 1993 году меджлис, с опорой на  бандеровцев Западной Украины, стремился к полной власти в Крыму, хотел добиться этого даже путём гражданской войны. А гражданская война в то время полыхала в Югославии, Приднестровье, на Кавказе и в Средней Азии. Я был одним из тех, кто не позволил, чтобы дуга братоубийственной войны замкнулась бы на нашем полуострове. Это не героизм, это была моя работа – я был ответственен за всех депортированных, прежде всего за их наибольшую часть – крымских татар.

В начале девяностых в крымско-татарской среде, разгорячённой меджлисом, нарастало волнение. Чтобы выпустить пар, мы с депутатом Верховного Совета Крымской автономии Искандером Меметовым убедили председателя ВС Крыма Николая Багрова принять
(26 марта 1993 года) постановление, определившее 18 мая днём скорби депортированных народов Крыма. Николай Васильевич спросил меня, как мы этот день отмечать будем. Я ответил, что дни скорби во всем мире отмечают одинаково – накануне траурной даты торжественное собрание, а на следующий день приспускаем флаги, читаем молитвы, читаем Коран. Это день тризны, когда нужно тихо, вполголоса, поминать ушедших. Разумеется, о каком-либо шумном собрании на площади в этот день не могло быть и речи. Но Джемилев пробил через Киев разрешение на митинг, в результате этот траурный день превратился в фарс, когда собравшаяся на площади толпа орала проклятия в адрес России.

Повальный патриотизм

– Сегодня в высоких кабинетах крымской власти – все сплошь герои и защитники… А ведь 26 февраля 2014 года расклад был иной! Часть чиновников и депутатов собрались в
Совмине у Могилева. Там разговор шёл о выборе не в пользу России. Я быстро прикинул, что к чему, и покинул это собрание. Пришёл к Константинову (а у него были отключены не только стационарные, но и мобильные телефоны). Депутаты работали до поздней ночи: хочу отметить героизм женщин-секретарей и юридической службы, печатавших постановление за постановлением ВС Крыма. Глубокой ночью, под охраной, их развозили по домам.

Что вы ещё хотите узнать о Крымской весне? Что случилось бы, если бы она провалилась? Я хорошо знал ситуацию, поэтому у меня есть однозначный ответ на этот вопрос: Крым бы просто захлебнулся кровью, а война в Донецке на этом фоне показалось бы детской шалостью...

Безответственность

 – Каким я вижу Крым сегодняшний, как проходит обустройство крымских татар в российском Крыму? Предполагаю, что на этот вопрос должен следовать позитивный, радужный ответ. Но я отвечу правдиво: обустройство крымских татар (да и не только их!) в настоящее время проходит не так хорошо, как бы хотелось. Сразу уточню: Кремль, наш президент Владимир Путин, не солгали, сдержали свои обещания и в полной мере выделили Крыму средства, в том числе и на обустройство крымских татар. К ним никаких претензий нет, только благодарность!

Но что произошло дальше? Из 800 миллионов рублей, в 2014 году выделяемых на капитальное обустройство, освоили только 300, а 500 вернули неиспользованными. На будущий, 2015, год выделили 1 миллиард
177 миллионов. Но в Крыму проектная документация на эту сумму не была подготовлена, и деньги освоены не были. Чем же занимались устроители быта крымских татар эти два года? Проводили круглые столы, выставки, а национальные праздники возводились в ранг шоу… Но жилища, школы, детские сады построены не были. В трёхстах посёлках не строятся дороги, до конца не проведено водоснабжение. Путин выделяет деньги, а чиновники не в состоянии их освоить! Как это понимать?

Отдельно скажу про крымских министров: они меняются чаще, чем листва на деревьях. И увольняют их не за бездеятельность, не за непрофессионализм, не за воровство, а "по собственному желанию"! Да так любой проходимец, кто захочет украсить свою трудовую книжку министерской должностью, может занять министерское кресло, а потом уйти, посмеиваясь. Поэтому увольнять таких горе- министров нужно с записью в трудовой: "За ненадлежащее исполнение служебных обязанностей"!

Я бы ещё много мог бы вам рассказать, да на газетной полосе всё не поместится. Если кому интересно, то подробности о том, что происходило в Крыму, и о нынешней ситуации я хочу изложить в книге воспоминаний, над которой сейчас работаю. Может, кому и не понравятся мои слова, мой взгляд, моя оценка. Но я из тех, последних, могикан, которые не могут обманывать.

Просмотров: 2442




Читайте также