Фёдор Конюхов: "Спасибо, Господи! Я – дома!" (ФОТО)

6 февраля 2015 г. в 15:33

Автор: Александр Беланов, режиссёр-кинодокументалист, Москва(все материалы автора)

Фёдор КОНЮХОВ  – уникальная личность.

Первый в мире человек, который достиг пяти полюсов нашей планеты: Северный географический, Южный географический, Полюс относительной недоступности в Северном Ледовитом океане, Эверест (полюс высоты), Мыс Горн (полюс яхтсменов).

Первый в мире россиянин, которому удалось выполнить программу "Семь вершин мира" – подняться на высочайшую вершину каждого континента.

19 декабря 2010 года, в праздник святителя Николая Чудотворца, в Свято-Никольском храме Запорожья Фёдор Филиппович Конюхов был рукоположён в сан священника.

 

Из дневника Фёдора КОНЮХОВА

"Сегодня первый раз за 160 дней оказался в кровати, крепко стоящей на полу. Болтало во сне, как в каюте. Снов не видел, только в ушах океан шумел. Проснувшись, даже не сразу понял, что я не в лодке..."

 

В поисках свободы

Музей современного искусства на Гоголевском бульваре...  Столпотворение, трудно сделать лишний шаг. Такое в Москве я наблюдал разве что на открытии выставок Сальвадора Дали и Пабло Пикассо...

Он вырос, словно из-под земли. В рясе, с крестом-мощевиком на груди...  Молнией разрезав кипящий океан человеческих страстей, прошёл через зал и остановился у наших телекамер. Положил свою ладонь мне на голову, тихо спросил:

– Морская душа?!

– Да, родился на берегу двух морей. Но плавать так и не научился...

– Душа не плавает, душа – летает!

– Я, батюшка, в поисках свободы во сне летаю. Иногда даже крылья свои вижу: бело-розовое оперение, широкий размах...  Как вот у вашего альбатроса на этой картине...

Он оглянулся, улыбнулся в бороду, погладил её...

– В  поисках свободы – говоришь?! – вернулся к разговору отец Фёдор. – А я вот что думаю: мы, братья-славяне, как те  две чайки – позарились на небольшую рыбёшку в клюве буревестника, гонялись за ним, глаза ему мозолили. А когда он выпустил свою добычу, одна из чаек подхватила её и дала дёру. Вторая – за ней, давай вырывать. Так и поссорились... Вот и мы гоняемся за западными ценностями. Справедливость на мнимую свободу променяли! А в итоге что? Братоубийственная, гражданская война на Украине...

В эту минуту зазвучала музыка, где-то в глубине зала, возле деревянной часовенки, которую отец Фёдор смастерил своими руками и собрался отвести на Северный Полюс, детские голоса затянули "От Надыма и до Крыма – Русь святая неделима! Необъятная страна – Богом свыше нам дана!"

Это московские школьницы Мария и София Чернышёвы, подхватив эстафету музыкального флешмоба певицы Виктории Цыгановой, затянули её песню "Это Родина моя!"

– Приезжай-ка, дружочек, ко мне на Павелецкую, в художественную мастерскую...  – перекрестив меня и съёмочную группу телеканала "Россия 1",  предложил отец Фёдор.

– Это там, где часовенка с окнами-иллюминаторами?! – не поверил я своей удаче...

– Она самая, в честь святителя Николая Угодника. Маленькая такая, из сухостойной сосны, я её в память о погибших моряках, альпинистах и путешественниках срубил...

Мы ещё долго, почти полтора часа, топтались в уютных залах музея. Локтями прокладываем путь к каждой из 250 выставленных живописных работ, автолитографий, рисунков, коллажей и икон, написанных отцом Фёдором за последние 36 лет.

Странно, что вокруг многие шепчутся: "Так отец Фёдор ещё и художник?!" Прежде всего – художник!  С 1983 года – в Союзе художников СССР (самый молодой на тот момент). Лауреат Золотой медали Российской академии художеств, почетный академик Российской академии художеств, автор более 3000 картин.

Карандаши и бумагу он брал уже в первое своё морское путешествие – в 15 лет пересек Азовское море на рыбацкой весельной лодке...

Пытаясь разгадать душу художника, я лишь задаюсь всё новыми и новыми вопросами для будущего интервью...

Вот один из них – какая история кроется за инсталляцией: десяток скворечников, разукрашенных всеми цветами радуги?!

 

Из дневника Фёдора КОНЮХОВА,
6 декабря 1990 года (первое кругосветное плавание)

"Ветер немного заворачивает на норд-вест, а зыбь идет с юго-запада. "Караане" очень тяжело в таком случае идти по курсу. Здесь я нуждаюсь в Боге и Божьей помощи больше, чем кто-либо. Моя жизнь зависит только от Него.

Кто же он, Бог? Этот вопрос никто не разрешил и не познал до конца жизни в своем теле. Смерть – это телесное состояние человека. Но смерть не касается духовной стороны человеческой природы. Как вдохнул Бог свой дух в тело человека, так этот дух и возвратится к Богу".

 

Птичку  жалко!

Благодать – в обычном московском дворике у Павелецкого вокзала. Творческая мастерская Фёдора Конюхова  прячется за часовней. Перед ней – бронзовые скульптуры: Ермак, Семён Дежнёв, Фёдор Ушаков, Сергий Радонежский, Павел Нахимов, Иоанн Третий.

У моих ног – исторические артефакты, корабельные якоря. Читаю на каждом: кем, где и когда найден, какому кораблю принадлежал. Ещё один якорь висит на фасаде часовни. Над калиткой – корабельная рында. На стенах мастерской – памятные доски. Одна из стен музея выложена кирпичами храма Святителя Николая Чудотворца (Мокрого) XVI века. Этот храм был разрушен в 30-е годы XX столетия. В самой часовне Николая Чудотворца – мощи святых преподобномучеников Киево-Зверинецких Михаила (1087 г.), Климента (1092 г.), Андроника (1096 г.) и Феодора (1096 г.)

– Тихо! Деточки поют! – встречает нас отец Фёдор.

Из часовни льётся под колокольный звон:

"Было время, процветала в мире наша сторона.

В воскресение, бывало, церковь Божия – полна..."

Премьера новой песни "Мэри" на слова Александра Сергеевича Пушкина  – это второй подарок отцу Фёдору от сестёр Марии и Софии Чернышёвых. Первый – написанная ими икона. Она отправится с батюшкой в путешествие на Северный полюс.

– А ещё девочки детские книжки пишут! – с гордостью за дочерей рассказывает отец Виктор Чернышёв, священник Липецкой и Елецкой епархии.

Поднимаемся на второй этаж мастерской. На дубовом столе – чаша с пряниками и пахнущий свежей доской скворечник...

– Скворечники – это единственный подарок, который соглашается принять Фёдор Конюхов в день своего рождения. Расписывает их масляными или акриловыми красками и развешивает вокруг дома, – шепчет мне на ухо отец Виктор. – А недавно Конюхов зарегистрировал своё фермерское хозяйство по выращиванию перелётных птиц. В хозяйстве – 63 птичьих домика. Их ровно столько, сколько Конюхову лет. И все они подарки от друзей...

– Почему именно скворечники?! – первый вопрос Фёдору Конюхову.

– Грешен! В далёком детстве убил из рогатки птаху. Пришёл к священнику, покаялся. Батюшка помолился за меня и говорит: "Отпускаю тебе сей грех!"

 А я – в слёзы: "А птичке что от этого? Убиенной – не жарко и не холодно от того, что вы меня простили!"

Отец Фёдор утирает мокрые глаза.  И у меня в горле – ком. Больше полувека прошло, а он всё птаху загубленную оплакивает. И скворечник на столе с надписью от почитательницы таланта Фёдора Конюхова "С любовью! Таня" мгновенно обретает иной смысл.

– А твои полеты во снах... – вспоминает наш прошлый разговор Фёдор Конюхов –  это маета души, поиск ответов... Я сны вижу по моим делам и грехам. Было у меня 32 друга. Все во снах приходят...  Вчера Сашу Рыбакова видел. Грею, растираю ему руки, щеки. Так в обнимку и уснули. А когда я очнулся – гляжу: глаза у Сашки стеклянные, улыбаются. Замерз мой друг, от голода умер... Вот такие сны вижу. А сгорблен я не потому, что спортом не занимаюсь, – грехи давят!..  

 

Из дневника Фёдора КОНЮХОВА,
11 января 1991 года (первое кругосветное плавание)

"...Музыка не дает наслаждаться таким прекрасным явлением, как тишина. Люди прошлых веков жили в мире тишины и молчания. Это давало им возможность сосредоточиться на внутренней жизни. А наши современники должны прилагать усилия, чтобы создать атмосферу тишины, необходимую для соприкосновения со своей душой".

 

Мы не Шарли!

Наш разговор с Фёдором Конюховым пришлось прервать – нагрянули гости: артисты драмтеатра под руководством Армена Джихарханяна. Отец Фёдор в Москве бывает редко, все его встречи расписаны на несколько месяцев вперёд.

Слово за  слово – заговорили о "Крымской весне", о пылающем Донбассе, о коричневой чуме на Украине, о пятой колонне в России...

– Покоряя все девять высочайших вершин Эфиопии, я не только посещал труднодоступные христианские монастыри, но и поднимал, устанавливал на этих вершинах православные кресты...  – прерывает общий гвалт отец Фёдор. – С крестом, братцы мои, я отправился и в Уганду. Там есть горная гряда, носящая имя последнего российского императора Николая II.  Этим наименованием мы обязаны русскому офицеру, учёному и иеросхимонаху Антонию – Александру Булатовичу. Поднимаюсь я на вершину, а рядом – язычники и мусульмане, помогают тянуть мой православный крест... Спросите: зачем это им? Я тоже спросил... "Вы, – говорят, – из Великой России. Помолитесь – и нам будет хорошо!"

– А что, если бы вместо православного креста вы им журнал "Шарли Эбдо" подсунули бы?  –  спрашивает молодая актриса...

– Забили бы камнями! – хмурится Фёдор Конюхов.

Несколько минут в полной тишине пьём чай... Каждый, видимо, вспоминает прошедший год. Меня переполняет сердечная радость за возвращение родного Крыма в Россию. Но радость эта переплелась с болью, с душевным стоном за безвинно убиенных в Одессе, Славянске, на земле Новоросии...

– Когда Украина заполыхала, я был в океане... – прервал молчание отец Фёдор. – Вернулся не во времена Господа Бога нашего, а во времена Каина и Авеля, когда брат убивает брата! В моём роду пять Конюховых были священниками, и все были канонизированы как новомученики, павшие за веру нашу православную.

29 декабря 1918 года родного брата моего деда, священника Николая Конюхова (как и я, он был протоиреем),  большевики сначала обливали водой на морозе, а потом добили выстрелом в голову. Благодаря его молитвам там, на небесах, я возвращаюсь из путешествий живой и здоровый. Вот и вам хочу раздать иконки Николая Конюхова – положите перед сном под подушку, пожелайте "русскому миру" скорейшего мира –  сбудется! Обязательно сбудется!

 

Из дневника Фёдора КОНЮХОВА,
7 апреля 1991 года (первое кругосветное плавание)

"Минут десять рядом плыла большая серая акула, потом обогнала и ушла по направлению к Австралии. Она, конечно, быстрее будет там, чем мы с "Карааной". Если бы люди не ударились в изобретение техники, а лучше бы изучали себя, животных, рыб, зверей и птиц, я бы сейчас передал все для моих друзей в Австралию, и акула бы им сообщила. Или попросил бы любого альбатроса, он мигом слетал бы туда и обратно. Но человечество уперлось в железо и атом и больше не хочет ничего изучать и познавать.

Мне могут возразить, что, к примеру, во времена Ивана Грозного разве кто-нибудь знал, что люди смогут видеть друг друга на расстоянии? Я говорю о телевизоре. Да, в те времена люди, пожалуй, скорее поверили бы, что человек сможет общаться с птицами и животными, чем с такой техникой".

 

Это благо!

На выходе из часовни отец Фёдор приглашает присесть... На фасаде  – тяжёлый морской якорь, напротив часовни – московские окна. Одно засветилось, другое...  Конюхов перебирает чётки, улыбается...

– Когда я был маленьким – тихо говорит отец Фёдор, –  мой дед Михаил, участник первой арктической экспедиции знаменитого исследователя Георгия Седова, был уже парализован – я на ножках его никогда не видел... По просьбе деда я бегал на улицу,  зарисовывал и записывал всё, что вижу. Был его глазами и ушами...  Так дед научил меня вести дневники. А дневниковые записи требуют продолжения... В свои восемь лет я уже знал, что пойду и покорю Северный полюс. Но что четыре раза подряд – нет, об этом я как-то и не думал...

– Неужели мы все так запрограммированы?

– Господь при рождении на каждого указывает перстом – даёт талант, определяет судьбу... Но не каждый следует этому. Художник уходит в банкиры, а банкир пытается удивить мир своими картинами. Сами страдают и людей мучают!  Я рисую с детства. 13 книг написал, несколько тысяч картин...  Не о себе, грешном,  рассказываю. О мире, который видел... А он прекрасен! Но увидеть его не каждому дано. Я словно продолжаю вести свои дневники, открываю свою душу, свой мир людям...

– Не страшно?..

– Страшно ходить по тёмным кривым переулкам!..

– Это вы-то темноты боитесь?! Вы, в одиночку переплывший океаны и  поднимающийся к звёздам?..

– Страх, он ведь во благо! Жить без боли, без страха, без любви невозможно! А любить врагов своих, ненавидящих и проклинающих, трудно, но надо. Это благо!

Уже возле калитки, прощаясь, задаю Фёдору Конюхову последний из припасённых вопросов:

– Вы, воистину, человек Мира! Ваш дом – планета Земля...

– Да, несомненно!

– Тогда что для вас значит Родина?

– Родина у меня одна – Россия! Для меня Россия – это Сергиев Посад. Там ножками своими ходил Сергий Радонежский. Когда приезжаю туда – низко кланяюсь, говорю: "Спасибо тебе, Господи! Я – дома!"

Просмотров: 844




Новости по теме

Читайте также