Таймураз Кануков: "Настоящий джигит прежде всего должен быть хорошим человеком"

13 февраля 2015 г. в 15:42

Автор: Александр Рыженко(все материалы автора)

Отмечающему в этом году 90-летие знаменитому конному аттракциону "Иристон" рукоплескал весь мир. И не удивительно: бесстрашные джигиты на красавцах лошадях не только выполняют уникальные трюки, но и создают во время представления неподражаемую кавказскую атмосферу, в которой, конечно же, царят дух гор, танца и настоящей свободы.

 

В Крым "Иристон" приехал после более чем 30-летнего перерыва: в составе "Легендарного цирка Юрия Никулина" в эти дни труппа выступает в Симферопольском цирке им. Б. Н. Тезикова.

Корреспондент "Нового Крыма" пообщался с художественным руководителем "Иристона" – народным артистом Северной Осетии Таймуразом Кануковым.

– В Крыму мы не были ровно 32 года, – говорит Кануков. – Прежде всего хочу отметить, что Симферопольский цирк изменился до неузнаваемости. Не только на постсоветском пространстве, но и, наверное, во всем мире немного найдется цирков, где созданы такие же прекрасные условия для работы и отдыха артистов. Я, по большому счету, удивлен. Здорово, что при этом сохранилась прежняя атмосфера в зале. Приезжая на новое место, я первым делом смотрю конюшни. В Симферополе современные станки, лошади чувствуют себя прекрасно, кормят их хорошо – придраться, как говорится, не к чему. Понимаю, что за этим кроется большой труд. Я был хорошо знаком с Борисом Николаевичем Тезиковым, имя которого сейчас носит Симферопольский цирк. Это был великий директор! Наверное, лучший в Советском Союзе. Бесконечно влюбленный и преданный цирку человек! Артисты его боготворили. Борис Борисович Тезиков – копия своего отца. Во всем. Поэтому за Симферопольский цирк, за крымского зрителя я спокоен: к вам с большим удовольствием приезжают лучшие артисты мира.

– А сам Симферополь за это время сильно изменился?

– Преобразился, разумеется. Правда, такое ощущение, что дороги остались те же (улыбается). Но теперь-то, с возвращением в Россию, надеюсь, их наконец-то отремонтируют.

– У вас есть любимые места в Крыму?

– Где бы я ни был, самое любимое для меня место – цирк. Хотя понятно, что Крым есть Крым. Это настоящий рай! Море люблю. Наверное, даже не каждый моряк сможет сравниться со мной по количеству пройденных морей и океанов (смеется). Я даже через Бермудский треугольник три раза ходил, причем вместе с лошадьми. Конечно, было немножко боязно, но Бог уберег: никаких происшествий не случилось.

– Можете с ходу назвать самое необычное место, где вам посчастливилось побывать?

– Да я практически везде побывал, кроме Австралии. В Австралию просто запрещено лошадей завозить, а так меня, конечно же, звали, но я отказался. Необычных мест в моей карьере было много, лучше скажу, что больше всего поразило – это фестиваль в Монте-Карло, главный цирковой фестиваль мира. Я на него попал уже известным артистом, завоевав множество международных наград, но все равно волновался, словно первоклассник. Как оказалось, зря: наш аттракцион уже хорошо знали в Европе и посчитали необходимым отметить главным призом.

– "Иристону" в этом году исполняется 90 лет. А с чего все начиналось?

– Аттракцион в 1925 году создал великий Михаил Николаевич Туганов, затем им руководила его дочь – Дзерасса. С ней я проработал более 20 лет. Когда Дзерасса Михайловна вышла на пенсию, я продолжил ее дело. Школа джигитовки великого Туганова продолжает жить.

– О Дзерассе Тугановой ходили легенды.

– Для меня это святая женщина, вторая мама – она меня в 14-летнем возрасте приняла в свою программу и всему научила. Я назвал бы ее самой красивой женщиной цирка всех времен и народов. Когда она на белой лошади и сама вся в белом выезжала на манеж, вставали со своих мест даже королевские особы. А какой великой артисткой она была! Сейчас Дзерасса Михайловна живет в Москве, 4 февраля ей исполнилось 86 лет. Чувствует себя прекрасно.

– Ее можно назвать счастливой женщиной?

– Мне кажется, она была счастлива тем, что ее любил весь мир. Это, наверное, главное счастье для артиста.

– Сейчас уже и вас называют великим.

– Может, и называют. Но я себя великим не считаю.

– Вы строгий руководитель?

– И строгий, и требовательный, но я люблю своих партнеров. Для меня они как родные дети.

– Как вы подбираете артистов в свою команду?

– Смотрю, чтобы у них за плечами было хореографическое училище. Поскольку в аттракционе есть элементы кавказских танцев, то, считаю, танцевать артисты должны профессионально. Имитацию я не признаю. Я всегда говорю: из джигита танцора не сделаешь, а из танцора джигита сделать можно. Это мое кредо. Туганова, к слову, точно так же подходила к этому вопросу.

– Тяжело сейчас работать с молодежью?

– У меня очень хорошая молодежь! Ребята воспитанные, не пьют и не курят. Я их люблю, и они меня тоже. Мне работать с ними в удовольствие.

– Каким должен быть настоящий джигит?

– Настоящий джигит прежде всего должен быть хорошим человеком, с уважением относиться к другим людям. Лошадь, кинжал – все это потом.

– Ведущий артист аттракциона – ваш сын Мурат.

– Да, думаю, что скоро передам аттракцион ему. Его жена Альбина, кстати, тоже выступает в аттракционе. У нас серьезная цирковая династия – уже в третьем поколении, и я этим горжусь. Моя дочь работает сейчас во французском цирке, внучка и внук окончили цирковую академию в Италии, тоже уже выходят на манеж.

 – Помните свою первую лошадь?

– Конечно. Это был красивый "араб" – ярко-рыжего цвета, с белыми ножками. В Лондоне какие-то шейхи умоляли меня его продать. Я отказался. И лошадь, увы, отравили – дали конфету с ядом. Я две недели плакал, не мог в себя прийти. Как вообще можно продать своего друга, партнера?

– Между всадником и лошадью существует духовная связь?

– Обязательно! Обратите внимание: когда артисты ведут своих лошадей, они обязательно с ними разговаривают, обнимают, целуют их. Всех наших четвероногих "пенсионеров" я обязательно пристраиваю в хорошие места, они умирают естественной смертью. Был один неприятный случай в Швеции. Нашим лошадям дали витаминизированный корм (тот, что для спортивных скакунов), в результате у одной лошадки скрутило ногу. Ее отправили якобы лечить, а на самом деле просто усыпили. Когда я об этом узнал, заявил директору цирка, что аннулирую контракт. Он долго скандалил, но в итоге признал свою неправоту и приобрел нам новую лошадь. К счастью, такие инциденты случаются крайне редко. Я своих лошадей очень люблю: могу даже сам не поесть, но обязательно позабочусь о том, чтобы лошади были накормлены.

– Сколько сейчас лошадей в вашей конюшне?

– Восемь. Все они разных пород – "испанцы", "португальцы", "немцы", естественно, "арабы". Все чистокровные. Стоят, конечно, дорого – до ста тысяч евро каждая. Но мне денег не жалко: все, что зарабатываю, я трачу на свой аттракцион. 

– Артистизм лошади зависит от ее породы?

– Сложно сказать. Для цирка важно, чтобы лошадь прежде всего была красивой. А что касается таланта, то, как и люди, лошади могут быть талантливыми и не очень талантливыми. При правильном подходе талант можно развить. Мы репетируем со своими питомцами по два часа в день. Лошади настолько привыкают к "своей" музыке, что, если вдруг слышат ее вне "работы", начинают нервничать, ржать, прыгать – требовать, чтобы их вывели на манеж. Лошади очень музыкальные животные, чувство ритма у них прекрасно развито.

– Джигитовка – исключительно кавказское искусство?

– Я бы даже уточнил: осетинское. Это искусство родилось из национальных игр нашего народа. В конце позапрошлого века был такой знаменитый соло-джигит Агубе Гудцов, гремел на всю Европу, умер в глубокой старости в Англии. Он делал невероятный трюк – кабриоль: лошадь вместе со всадником совершала прыжок с согнутыми передними и вытянутыми задними ногами. Англичане даже почтовую марку с этим трюком выпустили. Никто и никогда больше не смог повторить подобный кабриоль. В начале прошлого века Алибек Кантемиров создал первую групповую джигитовку…

– А в вашем аттракционе есть уникальные трюки?

– Да, так называемый прыжок в плечи: один всадник выезжает на лошади, а другой прыгает ему на плечи. Это наше ноу-хау.

– Кроме вашей школы, где-то еще обучают джигитовке?

– Пожалуй, только у Нугзаровых. Была еще прекрасная школа Кантемировых, но, увы, ее уже нет.

– Вы по-прежнему выходите на манеж. Партнеры по аттракциону уважительно называют вас "дирижером"…

– Вообще-то, дирижером с кнутом (смеется). В принципе, я и в самом деле аттракционом в некотором смысле дирижирую: задаю направление движения лошадям (иначе бы они просто остановились), подсказываю артистам, подаю им определенные знаки для синхронного выполнения трюков и т. д.

– Что бы вы пожелали крымчанам?

– Оставить все свои дела и прийти в Симферопольский цирк. Мы приехали в Крым с "Легендарным цирком Юрия Никулина", привезли радость и веселье, которые ждут вас. Приходите! Вы увидите настоящий советский цирк!

Просмотров: 770




Новости по теме

Читайте также