Возрождение Ялтинской киностудии – шанс спасти российское кино?

Возрождение Ялтинской киностудии – шанс спасти российское кино?

Главный корпус Ялтинской киностудии

19 сентября 2014 г. в 11:32

Автор: Анатолий Сулин(все материалы автора)
Недавнее решение Совмина о выкупе старейшей киносъемочной площадки нашей страны (в 2017 году "Ялта-фильм" отметит 100-летний юбилей) лишь подогрело страсти, которые кипят вокруг студии последние месяцы

Знатоки утверждают, что вся ее инфраструктура либо распродана, либо разрушена. Фактически от студии остался лишь громкий бренд плюс два участка земли – 2,7 га возле набережной по адресу ул. Севастопольская, 4 и 15,2 га на Поликуровском холме (восточная окраина Ялты). К чему тогда весь сыр-бор? Прояснить ситуацию мы попросили координатора инициативной группы "Журналисты – за создание Крымской киношколы", выпускника Всероссийского государственного института кинематографии (ВГИК) им. С. Герасимова Дмитрия Волокитина.

 

– Дмитрий, ваша инициативная группа очень активно обсуждает будущее студии. И все-таки, какое лично вы имеете отношение к "Ялта-фильм"?

– Самое непосредственное. В 2003 году я был направлен на учебу во ВГИК бывшим ее директором Валерием Пендраковским. Потом я должен был возглавить сценарный отдел студии и формировать сценарный портфель – отбирать и доводить до ума присылаемые сценарии, естественно, предлагая и свои. Но, увы, в 2006 году инвесторы по ряду причин прекратили финансирование студии. Многие проекты, в том числе мои, заморозили. Я успел лишь поработать помощником режиссера на последней картине студии "Полное дыхание", а затем снять по своему сценарию двадцатиминутный игровой фильм. Так что ваш покорный слуга – последний специалист Ялтинской киностудии, получивший профессиональное кинообразование.

– Вы выступаете за создание целой Крымской киношколы?

– Деятельность полноценной студии имеет две составляющие: творческую и производственную. "Ялта-фильм" обладал лишь второй. Для того чтобы съемочным группам из разных городов Союза не везти с собой в Крым тонны киноаппаратуры (осветительные приборы, кинокамеры и так далее), вся эта кухня находилась здесь. Попытка, увы, неудачная, превратить "Ялта-фильм" в киностудию полного цикла и создавать свое кино, о чем крымская кинообщественность мечтает вот уже сто лет, была предпринята лишь в 2000 году. Так вот наша инициативная группа и предложила создать в Крыму недостающий творческий довесок – свою Крымскую киношколу. Почему бы не назвать ее Южный институт кинематографии им. А. Ханжонкова? Именно с такой инициативой мы обратились к премьер-министру России Дмитрию Медведеву.

– И какой была реакция?

– 20 августа мы получили письмо от директора Департамента кинематографии Минкультуры России Вячеслава Тельнова. Он сообщил о том, что в настоящее время прорабатывается вопрос о создании в Крыму филиала Российского фонда культуры, который, видимо, будет заниматься и кино, решается также вопрос об открытии в Ялте молодежного центра кинематографии.

– Некоторые влиятельные деятели российского кино, как оказалось, кровно заинтересованы в подчинении студии Москве. Тем не менее ее, похоже, оставят в собственности республики. Разве крымское руководство не понимает, какая это головная боль?

– Понимает. Еще в конце июня наша инициативная группа обратилась в Минкультуры с предложением обсудить возможность создания Крымской киношколы. Мы предлагали провести общественные слушания, чтобы крымчане сами определили будущее "Ялта-фильм". Но разговаривать с нами не стали.

– Почему же студию все-таки выкупили?

– Министр культуры Арина Новосельская заявила о том, что восстановление деятельности киностудии – это прямое поручение президента.

– Вот как. Но ведь кино – сфера деятельности, скорее, правительства, чем президента?

– Тут начинается самое интересное. Спрашивается, зачем Путину студия? Убежден, Владимир Владимирович прекрасно понимает, что это реальный шанс спасти российский кинематограф. Когда была создана инициативная группа "Журналисты – за создание Крымской киношколы", мне стали звонить друзья из Москвы и спрашивать: "Неужели вы такие наивные и не понимаете, что происходит в российском кино?" А происходит следующее. Отечественная кинематография – это бездонное корыто в закрытом клубе, куда доступ посторонним закрыт. В прошлом году на развитие кино выделили 5,34 миллиарда рублей, которые кто-то успешно "освоил". Поэтому Крыму и предлагают не собственный кинематограф развивать, а проводить кучу ненужных кинофестивалей, открывать непонятные центры и отделения. А представляете, сколько денег можно "освоить" под Ялтинскую киностудию? Поэтому за нее и идет драка.

– И что с этим, как вы выразились, закрытым клубом невозможно бороться?

– Только тронь. У западных СМИ тут же появится повод объявить нашего президента еще и "душителем прогрессивной российской киноинтеллигенции". Поэтому новая киношкола на юге России может помочь покончить со столичным монополизмом и стать толчком для развития отечественного кино.

– А оно что не развивается?

– Зачем его развивать, если есть постоянная кормушка? Думаете, почему у нас снимают низкопробные ремейки советских фильмов? Потому что это самый примитивный способ "освоить" деньги. Ни думать не нужно, ни искать что-то оригинальное. Тупо скопировал – и полный вперед. Это же касается и тьмы слепленных на скорую руку телесериалов. Когда я учился во ВГИКе, российские продюсеры провал своих фильмов объясняли не низким качеством, а отсутствием кинотеатров. В то время в России было чуть больше 600 кинозалов. Мол, будет их 4 тысячи – никаких проблем. По данным на 1 января 2014 года, количество кинозалов в России увеличилось до 3479. Прибавьте к ним те, что открылись за последние девять месяцев, плюс кинотеатры Крыма и Севастополя. То есть кинозалов уже достаточно, а что в итоге? Из 59 российских прокатных лент прошлого года лишь 10 принесли прибыль. В целом они собрали чуть больше 257 миллионов у.е., тогда как затраты на их производство составили 250.

– Считаете, мало?

– Это напоминает топтание на месте. Кино, наряду с балетом, космосом и хоккеем – это наша территория. Раз наши зрители не хотят смотреть свое кино, значит, оно плохое. В прошлом году российские фильмы собрали всего 19 процентов от общей кассы кинопроката. У нас по-прежнему правит бал Голливуд. Дальше мириться с этим нельзя.

– Кстати, сейчас благоприятный момент. Можно запретить голливудские фильмы, списав все на войну санкций.

– Это было бы глупо. Потому что российского кинематографа сегодня, увы, не существует.

– Дмитрий, я не ослышался? Вы сказали, что в России нет кино?

– Совершенно верно. Иногда выстреливают отдельные фильмы, как, например, "Легенда № 17". Но российский кинематограф существует как индустрия, но не как часть культуры – вспомните советское время, когда премьеры многих фильмов становились целым событием. В то же время кино – это важнейший гуманитарный пласт, особенно для молодежи. Мы не можем допустить, чтобы США навязывали нам посредством кино свой образ мыслей.

– И что же они, по-вашему, навязывают?

– Три кита западной цивилизации: эгоизм, агрессию и цинизм. А наш менталитет – общинно-коллективистский. Мы должны отстаивать свои духовно-культурные ценности, чтобы нами не манипулировали.

– Вернемся к кино. Какую роль в развитии нашего кино может сыграть "Ялта-фильм", или Южный институт кинематографии им. Ханжонкова, как вы его назвали?

– У нашего кино такие же проблемы, как и у футбола. У последнего, правда, дела гораздо хуже. Потому что своя школа кино у нас была (советская), но ее разрушили, а русской школы футбола, в отличие от хоккея, за годы СССР, да простят меня болельщики, так и не создали. Что делать? Думаю, если бы в Калининграде и других городах были созданы ДЮСШ немецкого футбола, в Грозном – голландского, где-то еще испанского, бразильского и так далее, то лет через двадцать у нас бы появилась школа русского футбола со своим рисунком игры и философией. Это же касается и кино. В России почему-то более 50 театральных вузов и только один кинематографический – ВГИК. Поэтому и все кинопроизводство сосредоточено в Москве, в одной кормушке. Если в Крыму появится новый институт кинематографии, здесь бы готовили кинопрофессионалов, прежде всего, для юга России: Крыма, Краснодарского края, Чечни и так далее. После учебы молодые специалисты возвращались бы домой и создавали кино на средства из местных бюджетов, а не ютились по чужим квартиркам в Белокаменной, как сейчас. По большому счету, своя киношкола должна быть в каждом федеральном округе. Тогда бы наш кинематограф стал разноплановым, развивался на основе здоровой творческой конкуренции. В свое время Ханжонков мечтал превратить Крым в "российский Голливуд". Может быть, его мечту наконец удастся осуществить нынешнему поколению крымчан?

Просмотров: 468





Новости по теме

Читайте также