Вчера и завтра экотона Крым

22 апреля 2015 г. в 08:41

Автор: Алексей Васильев(все материалы автора)

Сегодня, 22 апреля,  человечество отпразднует День Земли. Празднование стало официальным в 1970 году, когда студенты Гарварда проведи одноразовую акцию. Идея прижилась. В 2009 году Генеральная Ассамблея ООН провозгласила 22 апреля Международным днем Матери-Земли. В России День Земли проходит в рамках Дней защиты от экологической опасности. В нынешнем году, впервые в российском Крыму также будут отмечать этот праздник, и мероприятия, приуроченные к торжеству уже начались, о чем сообщало ранее российское информационное агентство "Новый Крым".

Создатель ТЕРКСОПов

Земля – это пятая по размеру среди  планет Солнечной системы. Но для каждого из нас (если вы, конечно, не космонавт) Земля  –  очень конкретное понятие: вид за окном,  дорога на работу, тропинка  в парке. Говоря по- научному для каждого из нас Земля, это, прежде всего – ландшафт.

 Ландшафтные исследования Крымского полуострова наиболее активно развивались во второй половине XX века. Среди основателей крымского ландшафтоведения -  известный физико-географ, профессор Борис  Добрынин. Для автора этих слов, члена Русского географического общества, хороший повод  вспомнить еще одно имя – председателя Крымского отдела Географического общества СССР, известного ландшафтоведа  профессора Симферопольского госуниверситета Петра Подгородецкого. К слову, изданная на излете восьмидесятых, его научно-популяная книга "Крым. Природа" занимает почетное место на книжных полках многих крымчан.

Много о своем учителе Петре Подгородецком, и не только о нем,  может рассказывать кандидат географических наук, доцент кафедры геоэкологии Крымского федерального университета      имени В.И. Вернадского Татьяна Бобра:

- Петр Дмитриевич  был ведущим специалистом-ландшафтоведом и основателем крымской научной школы ландшафтоведения. Одним из первых ученых, которые в Крыму начали работы по составлению ТЕРКСОПов (территориальных комплексных схем охраны природы). Результаты этих работ до сих пор востребованы, поскольку они были сделаны на ландшафтной основе, а упомянутая вами книга – по-прежнему является настольной книгой студентов геофака...  Подгородецкий учил нас  ничего не принимать на веру, он отличался педантичностью, вдумчивостью, никогда не "скользил по поверхности",  наоборот, настойчиво пытался выявить закономерности тех или иных процессов. Петр Дмитриевич был хорошим полевиком, поэтому теоретические изучения ландшафта обязательно сопровождались  экспедиционными исследованиями.  И я счастлива, что  моя научная деятельность началась в студенческие годы под руководством этого замечательного ученого, который сумел пробудить во мне научный интерес и сформировать тот самый необходимый ученому направляющий стержень.

Между полюсом и экватором

- Область моих интересов  -  ландшафтоведение, исследование закономерностей ландшафтной организации, –  рассказывает Татьяна Валентиновна. – Я занимаюсь исследованием ландшафтных экотонов и процесса экотонизации географического пространства. Последнее является весьма актуальным в связи с тем, что интенсивное преобразование пространства хозяйственной деятельностью порождает возникновение новых экотонных систем со своими, отличными от природных, свойствами и закономерностями развития. Для читателей, сталкивающимися с этим термином  впервые, поясню, что  ландшафтные экотоны это переходные зоны между ландшафтными комплексами разного уровня  (например, зональные ландшафтные экотоны – это лесостепь, лесотундра, полупустыня). Экотоны   бывают регионального и локального уровня. Многочисленные исследования, в том числе и  мои, показали,  что ландшафтные  экотоны – это области с максимальным биологическим разнообразием, области где происходят процессы видообразования. В то же время это области, где чаще всего могут появляться патогенные мутации и сосредоточены природные очаги инфекционных заболеваний (туляремия, малярия, сибирская язва). Именно в этих динамичных  зонах, более  динамичных по отношению к устойчивым ядерным ландшафтам, мы найдем ответы о тенденциях будущих изменений ландшафтов, подтверждение зарождающихся процессов, а, значит, сможем давать прогнозы.

-  Мы с вами также живем в экотоне, – добавила Татьяна Валентиновна, – кто-то из великих ученых-географов заметил, есть полюсы и экватор, а все остальное  - это экотон. Для нас, крымчан, макроэкотон Крыма, благодаря его полуостровному положению,  самая интересная научная площадка. О том, как выглядел наш полуостров до вмешательства человека писал крымский ученый-географ Григорий Гришанков. Именно Григорий Евдокимович   построил модель восстановленных ландшафтов. Опираясь на неё как на эталонную модель природных ландшафтов, сегодня можно судить о степени трансформации ландшафтов полуострова. И уже в наши дни я вместе со своим коллегой впервые построили карту современных ландшафтов, используя как традиционные полевые методы, так и современные методы – компьютерное дешифрирование материалов дистанционного зондирования Земли, возможности геоинформационных технологий (ГИС) и др.

Крым через пятьдесят лет

-  Как мы уже упомянули, территория Крыма имеет особое местоположение, которое определяется тем, что Крым – это, прежде всего, пограничная, контактная территория. Территория Крыма представляет собой сложный макроэкотон: климатический – контакт суббореального и субтропического климатических поясов; тектонико-орографический – контакт Скифской плиты и мегантиклинория Крымских гор; биоценотический – контакт суббореального и тропического царства; водно-наземный – контакт море – суша; маргинальный – контакт разных этносов, культур, религий. Экотонное (пограничное) положение Крыма обусловливает формирование "краевого эффекта", повышенного биологического и ландшафтного разнообразия – продолжает Татьяна Валентиновна. Крым уникален именно тем, что ландшафтное и биологическое разнообразие на полуострове в несколько раз выше, чем на прилегающей материковой территории. Не случайно, что на полуострове находятся 169 особо охраняемых природных территорий разного статуса.

Зная прошлое и настоящее крымской природы, может попытаться заглянуть в будущее? К сожалению, ученые не любят предаваться праздным фантазиям. Вот и Татьяна Бобра убеждена,  для прогнозов нужно иметь достаточный набор эмпирических данных, чтобы определять тенденции и строить достоверные прогнозы:

- И все же о кое-каких прогнозах можно поговорить. Прежде всего, о климате. В целом наблюдается общая тенденция к потеплению климата Земли.  Однако сегодня мы также наблюдаем в отдельных регионах мира совершенно противоположные тенденции, а также усиление контрастности сезонной и межгодовой, увеличение числа катастрофических природных явлений – тайфунов, ураганов, снегопадов, интенсивных ливней, штормов, аномальных термических скачков и т.п.

Целые международные научные коллективы сегодня трудятся над построением прогнозных моделей изменения состояния природных систем, демографической ситуации, изменения урожайности основных продовольственных культур в условиях глобального изменения климата Земли. Так, например, на нашем полуострове в ближайшие пятьдесят лет  будет наблюдаться процесс иссушения и потепления климата. Это означает, скажем, что степные ландшафты центральной части равнинного Крыма будут превращаться в сухостепные, а сухостепные ландшафты Присивашья и Керченского п-ва – в полупустынные. Вслед за этим последуют и кардинальные изменения в структуре землепользования и структуре севооборотов. В связи с этим крайне важны своевременные исследования в области генетики и селекции новых более засухоустойчивых сортов культурных растений.

В очень уязвимом состоянии окажутся крымские леса, и без того находящиеся в критических условиях  на пределе ареала своего существования. Сегодня нарушенные участки лесов и так медленно восстанавливаются, но этот процесс будет еще замедлен. Вероятно,  на Южном берегу Крыма  субсредиземноморский климат превратиться в климат свойственный сухим субтропикам. Мы  будем наблюдать тенденцию к общему сокращению площади лесов и изменению его состава на более ксерофитный. Вначале станут сокращать ареал распространения и исчезать, или как говорят ученые – "выпадать", мезофильные виды (растущие при умеренной температуре и достаточном увлажнении) -  бук, дуб скальный, ясень и т.д. Естественно изменится и животный мир.

 По мнению нашего собеседника, эти тенденции заставляют задуматься. Уже сейчас, в связи с известными событиями, проблема воды поставлена на первое место, а это значит, что еще вчера ученые-селекционеры должны были бы заняться исследованиями по выведению новых сортов засухоустойчивых культур. Ведь в равнинном Крыму полностью поменяется структура землепользования: придется отказаться от культур, требующих обильного орошения, сделать акцент, скажем,  на эфиромасличные культуры, изменить способы и технологии орошения, например, на капельное и т.п. Возможно, в животноводстве  лидирующую роль станет играть,  например, овцеводство, которое раньше традиционно было развито на полуострове.

Вопрос номер один

Во время нашего разговора с ученым мы коснулись наиболее важных вопросов, беспокоящих всех крымчан.  Главный из них –  о воде:

- Без Северо-Крымского канала Крыму придется туго, ничто не сможет заменить те объемы воды, которые мы получали.  В проектах  – переброска воды с Кубани и Дона. Но здесь  сколько плюсов, столько и минусов, ведь  научной экспертизы пока  никто не делал....

Есть еще масса проектов, где предлагается   строительство дополнительных водохранилищ, ближе к истоку. Например, недалеко от истока хотят построить новое водохранилище на реке Коккозке – притоке Бельбека, для того, чтобы перенаправить воду из него в Севастополь. Но если этот проект осуществиться –  затопленным окажется Большой каньон, исчезнет водопад Серебряные струи, без воды останутся все низлежащие села Бельбекской долины.

Пока  специалисты думают-гадают, пить хочется  уже сейчас. Воду  стараются добыть,  зачастую – любым способом, а о последствиях мало кто задумывается:

-   К примеру,  часть крымских скважин, дававших питьевую воду уже затампонированы. Мы их потеряли еще несколько десятков лет назад – в них уже соленая вода. Очевидно, что если сейчас мы будем быстро "отбирать" воду из новых скважин, мы также быстро их потеряем. Причем – навсегда. Там также будет происходить подсос минерализованных вод, не пригодных к употреблению. Тем не менее скважины бурят сегодня все, кому не лень, разумеется, без научной экспертизы и разрешения Министерства экологии и природных ресурсов. На сегодняшний день число несанкционированных скважин в Крыму никто не считал, и мы не можем сказать, сколько из них отбирается воды, обеспокоена ученый. 

Заповедник – не курорт

Сегодня Крыму, как никогда, нужно вернуть былую, едва не уничтоженную украинским "хояйнуванням", туристическую привлекательность. К сожалению, в погоне за креативностью, порой рождаются самые безумные идеи. Так,  ялтинская  администрация вынашивает планы  освоения заповедного плато Ай-Петри, в частности строительства там горнолыжного курорта, кемпингов и автостоянок. Наш собеседник относится к этой затее резко отрицательно:

- Ай-Петринское плато – часть заказник Ялтинского горно-лесного природного заповедниа, где любая деятельность, кроме  просветительской и научной – запрещена. Чиновники мотивируют это предложение тем, что надо пополнять местный бюджет, расширять услуги для туристов и рекреантов и т.п.

Лучше бы они занялись  созданием  условий для комфортного отдыха внизу! С точки зрения эколога надо оставить крымские яйлы в покое, ведь это ресурсосберегающие, ресурсовоспроизводящие территории. А, главное, это водосборные площади для всего Крыма. О каком либо капстроительстве и другой деятельности, кардинально изменяющей яйлинские ландшафты,  речи идти не должно:  там  может быть разрешено строго лимитированное "временное пребывание ограниченных групп людей" (посещение видовых площадок, пешие туристические маршруты по организованным тропам и т.п.). Печально, что чиновники не понимают, что люди едут в Крым любоваться природой, а не кататься на лыжах. Ведь в России немало мест, специально предназначенных для горнолыжного отдыха.

Яйлы – это территории развития карста, поэтому они, как губка, впитывают и накапливают воду, приходящую с атмосферными осадками. Её, прежде всего, пьют жители  Южного  берега Крыма и те самые рекреанты, которых мы так стремимся привлечь в Крым. Сейчас же загрязненные стоки от Ай-Петринских шалманов, зловонные стоки от закрытой, но не утилизированной, Гаспринской свалки "смакуют" ялтинцы и гости.

Науку – в жизнь!

Что нужно сделать для того, чтобы подобные предостережения о возможной экологической катастрофе не оставались забытыми на страницах газет или на сайтах? Что если объединить все научные и практические  разработки и направить их централизованно   на обеспечение экологической безопасности полуострова?

- С первых дней возвращения в Российскую Федерацию я и мои коллеги-единомышленники активно продвигаем идею создания  Регионального Центра экологической безопасности, – cоглашается Татьяна Бобра. – Мы нашли поддержку в Санкт-Петербурге: в северной столице подобная идея реализована, при поддержке местной администрации, деловых кругов, научной общественности. У нас есть уверенность, что такой центр может быть создан у нас  под крышей Крымского федерального университета, так на сегодняшний день проект нашел поддержку в Министерстве экологии Крыма, и мы будем обращаться за поддержкой и в Министерство образования и науки РФ, поскольку мы, прежде всего,  образовательное учреждение и находимся в его юрисдикции.

По заверению Татьяны Валентиновны, сегодня наблюдается  небывалый интерес  российских ученых к исследованиям в Крыму:

- В КФУ и на нашу кафедру посыпались предложения о сотрудничестве от Санкт-Петербургского, Томского, Белгородского, Казанского и др. университетов. Причем сейчас наука больше "завязана" не на теорию, а на решение практических вопросов. Президент России, многократно подчеркивал  в своих выступлениях,  что наука обязана идти в производство, апробировать  свои находки и способствовать внедрению их в практику. Бурное развитие экономики Крыма и его интеграция в экономическое пространство Российской Федерации, открывает для ученых большие перспективы в плане поиска и развития наиболее значимых для региона направлений и отраслей.

Как эколог я считаю, что какие бы направления не развивались, они непременно должны быть ориентированы на дружественный к окружающей природной среде результат и обеспечивать экологическую безопасность региона и его жителей.

фото из архива Татьяны Бобра

Просмотров: 452





Новости по теме

В Турции найден гроб с останками русского офицера царской армииРегби: в Алуште завершился первый...

Читайте также