Наталия Метлина: "Есть ли жизнь после телеэфира?"

Наталия Метлина: 'Есть ли жизнь после телеэфира?'

7 августа 2015 г. в 00:00

Автор: Александр Беланов, режиссёр-кинодокументалист, Москва(все материалы автора)

В сентябре 2015 года в городе Астрахани состоится юбилейный, V Международный молодежный фестиваль телевизионных идей "Ты можешь!". Участники – начинающие авторы, режиссёры телевизионных каналов и студенты журналистских факультетов. На конкурсной площадке встретятся более 20 команд из Беларуси, Казахстана, Латвии, Кыргызстана, Абхазии, Армении, Ирана и регионов России, включая Крым. Секретами мастерства с молодёжью поделятся такие мэтры российского телевидения, как Леонид Млечин, Яна Чурикова, Игорь Угольников, Наталья Семенихина, Александр Носик... В составе жюри фестиваля "Ты можешь!" – признанный мастер телевизионных расследований, законодатель правозащитной журналистики прямого действия Наталия Метлина. Накануне открытия фестиваля "Ты можешь!" с главной "Метлой" российского ТВ встретился её коллега, московский телепублицист Александр Беланов.

– Наташа, вы из академической семьи: папа – профессор, мама – доцент. И как вас так угораздило – то в театральный, то в журналистику. Куда родители смотрели?!

– Как-то у одного известного учёного спросили: "Вы помните своих родителей?" Он ответил: "Помню! Отец всю жизнь сидел за пишущей машинкой за закрытой дверью. И только маленькая щелочка внизу! Через неё свет пробивался в коридор". "И кто же вас в таком случае воспитывал?" – поинтересовались у учёного. Он ухмыльнулся: "Вот эта щелочка и воспитывала!"

Вот и у меня так же. Родители и моя покойная сестра много и упорно трудились: мама только в 65 вышла на пенсию, а папа... Ему уже 83, а он по-прежнему преподаёт в нескольких московских университетах.

– Ну а вы, вопреки семейным традициям, решили податься в артистки?

– В свои десять лет я оказалась в театральной школе. Однажды к нам в школу пришли ребята из Московского молодёжного театра-студии "На Красной Пресне". Тогда вот со своей замечательной школьной подругой, теперь уже заслуженной артисткой России Наташей Щукиной, я и попала под опеку Вячеслава Семёновича Спесивцева. В Москве начала 80-х его знаменитые "спектакли в электричках" вызывали настоящий шок. А чтобы достать билеты "на Спесивцева", народ записывался в очередь за месяц до спектакля. И вот при этом легендарном театре-студии была создана школа. И мы её закончили! Понятное дело, бредили большой сценой, театром.

– Я не понял, вы при поступлении в вуз – что, дверью ошиблись?!

– Всё куда прозаичнее: во время вступительных экзаменов в театральный институт я заболела корью, и Олег Павлович Табаков, к которому я пришла на конкурс вся покрытая красной коркой с температурой под сорок, этого моего "подвига" не оценил. И отец сказал, как отрезал: "Хватит дурака валять! Артисткой можешь ты не быть, но "вышку" получить обязана!" И я поступила на филологический. Не жалею!

А уже в начале девяностых, на пятом курсе, возник вопрос: чем я буду заниматься по жизни? Идти преподавать в школу я не хотела. И здесь с благодарностью вспоминаю Серёжку Борбрикова и Васю Уткина. Первый привёл меня на радио, второй – в программу Александра Политковского "Политбюро".

– Моя первая встреча с Политковским – это Крым, 1988 год. Я сопровождал бригаду программы "Взгляд", "сливая" Москве темы, которые на крымском телевидении раскрыть было просто невозможно: обком партии, как тот Кощей Бессмертный, денно и нощно оберегал свой "заповедник застоя". Москвичи работали неистово, Александр просто фонтанировал идеями. Но на вопрос крымчан "Когда нас покажут по телевизору?" всегда отвечал честно: "Увидите, если покажут!"

– Вот и я пришла зелёная, как огурец, но со страстным желанием работать. Поверьте, перед этим желанием открываются все двери. А ещё со мной работали лучшие операторы, лучшие монтажёры. Я записывала репортёрские стендапы на взлётной полосе аэропорта Внуково. Мне и сейчас это очень сложно организовать. А тогда как-то удавалось! Работала бесплатно, высшая награда – эфир!

В качестве стажерского задания я снимала рубрику, посвящённую защите прав потребителей, – это были первые ласточки данной темы на российском телевидении. Выводила на чистую воду ресторан гостиницы "Россия", какие-то ателье. Показали начальству. На просмотре – человек 30 из программы "Политбюро", "Красный квадрат", а Андрей Разбаш, которому мы и показывали свои поделки, просто ржёт, как лошадь! Потом он мне, готовой провалиться на ровном месте, ещё минут 40 читал лекцию: как правильно снимать, монтировать, озвучивать. Я стояла, разинув рот, а Александр Политковский всё не унимался за моей спиной, подзуживал: "А я тебе говорил! А ты всё не верила!"

- "Болезнь роста" – переживают все, но с разными последствиями... Как вы переболели своей "звёздностью"?..

- Да, со мной очень много возились, но и я была благодарным учеником. Помню, Александр Политковский нарезал из цветной бумаги с десяток квадратиков, расписал их и разложил передо мной на столе. "Эта куча – эпизоды твоего сюжета! Давай – выстраивай, меняй их местами, дописывай и доснимай, добиваясь логической завершённости и полноты картины происходящего!" – начал он с азов репортерского мастерства. Прошли годы, а я и сегодня, прописывая сценарии телевизионных расследований, нарезаю цветную бумагу, кручу и верчу на столе цветные "эпизодики" Саши Политковского...

- Свой первый сюжет во "Взгляде" помните?..

- О, да! Октябрь 1993 года. Расстрел парламента. Россия – на грани гражданской войны... Одни журналисты работали под пулями в Останкино, другие – у Белого Дома. Меня послали снимать какой-то незначительный материал – и это был мой первый сюжет, вышедший в спецвыпуске программы "Взгляд". Это был октябрь, а во "Взгляд" я пришла в мае.  Мама посмотрела по телевизору этот материал и сказала: "Сюжет всего-то две минуты! А что ты там полгода делала?".

- И в самом деле – что?!

- Училась! В профессии журналиста нет верхней планки – только успевай крутиться! Газеты, радио, телевидение, интернет – это самая развивающаяся отрасль экономики. Здесь всего два пути: успевать поспевать и вечно тащиться сзади, или стать законодателем моды. Я знаю, что мне многие подражают в профессии. Подражать легче! А я вот до сих пор учусь, в постоянном поиске себя...

– В основе всех сюжетов Александра Политковского – железное правило "доверяй, но проверяй". Вчера Политковского доставали из полыньи, сегодня он записывает стендап, лёжа в постели Генерального секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущёва в одном из деревянных домиков крымского фазанника, завтра получит депутатское удостоверение № 1 на выборах в Верховный Совет РФ... Его седую голову, кепку и серую куртку знала вся страна. А как его ученица Наталия Метлина превращалась в главную "Метлу" российского ТВ? Как создавался образ борца с мафией?!

– После закрытия программы "Политбюро" мы не без приключений оказались в руках Артёма Боровика. В его телевизионном проекте "Совершенно секретно" я и проработала ещё восемь лет. После трагической гибели Артёма, научившего нас не только разоблачать зло, но ещё и любить тех, кого защищаем, я ушла на Первый канал, в "Документальный детектив" к Алексею Пиманову. Потом были "Тайны века". И только в 2004 году в проекте "Спецрасследование" я нащупала то, что вы назвали "Метлой российского ТВ", хотя Метлой меня называли ещё в школе!

– Простите, если я вас обидел.

– Ни капельки! Ток-шоу "Метла" в 2012-м. Кто-то любил, кто-то недолюбливал, кто-то боялся. В итоге всё это в прошлом. Вернёмся к поиску телевизионного образа! Помнится, я сняла стендапчик к программе "Билетная мафия". Отсмотрела видео и поняла, что это вообще из другой песни. Да, уже тогда мы использовали скрытую камеру. У меня было своё ноу-хау: первый оператор снимал на Betacam SP из машины, в руке у второго была "скрытка", а в свою перчатку я просовывала звуковую петлю. Картинка на экране хорошая, но человек не понимал, что его снимают! Отсматриваю материал – ну, блин, не то всё это! А вечером по MTV вижу – ведущий прорывается сквозь танцующую толпу, зовёт оператора за собой, а значит, зовёт и зрителя. Понимаешь, о чём я?! Появилось чувство сопричастности!

– Ещё как понимаю!

– Саша, не поверите: у меня кастрюля из рук выпала! Звоню оператору Ильину: "Слава, я увидела! Я поняла! Мы должны всё переснять!" И вот мы у касс театра Ленинского комсомола. Бросаюсь в объятия спекулянтов, обернувшись, кричу: "Вы это видели?! Ты снимаешь?!" Один оборот, другой... Я почувствовала: вот оно, моё телевидение!

– Да, помню тот ваш стендап. Вы выскочили из метро и, оказавшись рядом с торгашами, выдали примерно такой текст: "Здесь 360 метров! И каждый сантиметр у этих касс расписан. Вон там стояли будущие олигархи, сколотившие здесь, под колоннами театра, свои первые состояния".

– Сюжет посмотрел Алексей Пиманов, руководитель телекомпании "Останкино": "Обалдеть! Это то, что нам нужно!" А после эфира я узнала, что "доля аудиторного рейтинга" достигла показателя 45. Это победа!

– В своих программах вы сами себе и автор, и режиссёр, и продюсер?!

– Да, да...

– Что для вас важнее – текст или картинка?

– Текст! Я текстовик. Коротко отвечу: я не нашла ещё своего режиссёра! Вот у меня есть друг Саша Гентелев, он работает в Израиле. И я всегда потрясаюсь его работами. Он практически не пишет закадрового текста. А в основе его фильмов – идея и огромное количество съёмок. С точки зрения режиссуры это пока для меня непостижимо! Это волшебно! Но я скоро покорю и этот Эверест.

– Наталия Метлина, идущая на встречу с мафией, с другими подвидами зла человеческого, ничего не боится? Коленки не дрожат? Дома ведь дети ждут.

– Это то, о чём я всегда говорю студентам своим, – я много преподаю, читаю лекции, касающиеся журналистского расследования: "Это опасная стезя, с одной стороны. С другой – если не работает интуиция, если ты не понимаешь, не чувствуешь грани, где заканчивается расследование, а начинается смертельная опасность, можно нарваться на большие неприятности!" Нет, я не принижаю свою профессию. Я просто люблю свою семью, моих детей. Я не буду рисковать их жизнями. Да, было такое. От некоторых расследований я отказалась.

– Можно хотя бы один пример?!

– Расследование касалось деятельности одного из заместителей министра финансов. Мне позвонили и сказали: "Сначала сгорит твоя машина, потом случайно погибнет твоя собака, затем – несчастный случай с детьми..." Я сказала: "Большое спасибо! У меня еще много работы, а вас всё равно прижучат – не сегодня, так завтра!" И ведь прижучили.

– На телерасследованиях, понятное дело, вы нажили много врагов. А как с друзьями?

– Всем известно, что я нахожусь в очень тёплых отношениях с органами внутренних дел. И среди настоящих ментов, тех МЕНТов, которые расшифровываются как "мой единственный настоящий товарищ", у меня очень много друзей! И это настоящие русские мужики, это люди, которых я видела в работе. Они мне помогали вести съёмки, а обнародование этих материалов на телевидении позволяло им довести начатые дела до конца, потому что делам этим предавалось общественное звучание, они становились из разряда резонансных.

– А те, кому вы помогали, жертвы преступлений, они предлагали вам свою дружбу?

– Нет, не помню такого случая. В программе "Защита Метлиной" мы организовывали самолёты МЧС для спасения двух туристов, оказавшихся в коме. Мы вытаскивали детей из лап совершенно озверевших сотрудников органов опеки, возвращали их в семьи. Нет, мы не ждали слов благодарности! Мы создавали социально активное телевидение, "телевидение действия". Мы делали это прежде всего для себя.

– Как вы работаете с "источниками" информации? Способны ли вы обеспечить этим людям безопасность?

– Моё кредо – "Не навреди!". Я всегда говорю "источнику": очень хорошо подумайте, что будет с вами после того, как мы обнародуем эти материалы? Вы добьетесь своего? Знаете, как это ни парадоксально, но я думаю о том, "есть ли жизнь после телеэфира"? Я очень многих отговаривала... Нет, я не бросала людей, мы находили другие ходы.

 – Мечты... Остаётся ли время, чтобы сделать их явью?

 – Я специалист многопрофильный: надо будет – корову подою, приспичит – сварочным аппаратом приварю по самые не балуй! Вот купили старшему сыну квартиру. Поеду руководить ремонтными работами... Мечты? Дело в том, что меня в четыре года отдали "в скрипку". Мечта всей моей жизни – купить инструмент и иметь хотя бы час времени в неделю, чтобы попиликать, вспомнить вкус детства.

фото из личного архива Н. Метлиной

Просмотров: 968




Новости по теме

ЛОМКА СТЕРЕОТИПОВНапросился в гости к звезде, показал телезрителям содержимое всех чуланов,...

Читайте также