Леонид Млечин: "Вечная проблема – дороги и выбор пути"

Леонид Млечин: 'Вечная проблема – дороги и выбор пути'

14 августа 2015 г. в 00:00

Автор: Александр Беланов, режиссёр-кинодокументалист, Москва(все материалы автора)

Главная задача юбилейного, V Международного молодёжного фестиваля телевизионных идей "Ты можешь!", который открывается 11 сентября в солнечной Астрахани, – поддержка талантливой молодёжи в области телевидения, развитие телевизионной журналистики.

В фестивале "Ты можешь!" примут участие более 20 команд из Беларуси, Казахстана, Латвии, Кыргызстана, Абхазии, Армении, Ирана и России.

В период демонизации России в мире сохранение и укрепление дружбы именно между молодыми представителями разных стран поможет в установлении крепких добрососедских отношений.

С одним из членов жюри фестиваля "Ты можешь!" – журналистом, международным обозревателем, автором многих книг, документальных фильмов и сериалов Леонидом Млечиным встретился его коллега, московский кинодокументалист Александр Беланов.

– Леонид Михайлович, в 16 лет у вас – первая публикация в "Пионерской правде"! Вы были юнкором?

– Нет-нет-нет! Просто я побывал в гостях у маршала Будённого, что было для юного джентльмена большим событием, не удержался и написал заметочку. По тем временам она имела невероятный резонанс, потому что я там подписался: Лёня Млечин – ученик 9-го класса школы № 16. И вот как снег на голову в мою школу со всей страны посыпались письма... Мешки писем! Никогда больше я не имел столько письменных откликов!

– Первый удар славой. Поняли, насколько это тяжёлая ноша?

– Понимаете, если ты живёшь в журналистской семье, где до тебя уже два поколения делали газету, и ты с утра до вечера слышишь разговоры о заголовках, редакторских колонках, вёрстке, если стенную газету ты сам выпускаешь, начиная с 4-го класса, "звёздностью" не заразишься, прививка мощная. То, что для кого-то молочные реки и кисельные берега, – для тебя просто щавелевая похлёбка.

– Как вы сегодня относитесь к тому, что народ всё чаще и чаще ностальгирует по золотому веку застоя – о 70-х годах прошлого столетия?

– На самом деле меня эта ностальгия пугает! По мне, так надо быть устремлённым вперёд. А мы живём с головой, повёрнутой назад. Мы так разочарованы в дне сегодняшнем, что ищем утешение в дне вчерашнем...

– Леонид Михайлович, кто был вашим духовным отцом в профессии? И насколько важно иметь своего гуру, а впоследствии самому делиться накопленным опытом с молодыми?

– В этом смысле я абсолютно счастливый человек! Во-первых, у меня был фантастический дедушка с большой такой литературно-художественной биографией и с невероятным даром беседовать со мной, юнцом, на серьёзные темы как-то ясно и доступно! Я ещё в школу не ходил, а он мне рассказывал про революцию, про Луначарского, про театры Станиславского, Таирова, Чехова, Михоэлса...

Мне очень повезло с моим приёмным отцом – Виталием Сырокомским, который был одним из самых видных советских редакторов. Да и вырос я в кругу выдающихся журналистов – их было много, я их читал, общался с ними, пытался понять, как они дело делают.

– Ваша квартира как магнит притягивала самые острые перья журналистики?

– Весь круг авторов "Литературной газеты", которая в 70-е годы, я думаю, была газетой номер один, был у нас дома! Главное, я наблюдал, как происходит процесс рождения газеты.

– И с первым вашим редактором, я думаю, вам тоже повезло?

– Родителей не выбирают! Я ведь и по сей день отдаю свои рукописи маме, вычитывает сердцем!

– Насколько важно будущему телевизионщику сначала поработать на газетной ниве или на радио? Что это даёт в профессиональном плане?

– Ой, на самом деле это непростой вопрос! В любой профессии надо начинать с самого низа, необходимы ступеньки роста: практикант, стажер, внештатный автор. На телевидении надо начинать... осветителем! Потому что, если не понимаешь всей этой механики, не добьёшься цимеса! Вот мне лично не хватает понимания многих тонкостей технологии телевизионного дела, хотя я уже два десятилетия этим занимаюсь! Работа в газете даёт то, чего на телевидении не приобретёшь: печатное слово – оно весомо, оно осязаемо. Газетная журналистика учит организовывать мысли, а на телевидении – погоня за красивой картинкой!

– Расскажите, как у вас рождается новый авторский проект, допустим, на телевидении? С чего, как правило, всё начинается?

– Проекты бывают разные. Были такие, где я первоначально участвовал, обсуждал всё с продюсерами, режиссёрами. Это ток-шоу, продукт коллективного творчества. А вот если говорить о документальных фильмах, нужен эксклюзив, малоизвестная история, имеющая историческое значение. Как она отзовётся в сегодняшней жизни? Будет ли полезна? Ответив на эти вопросы, ты начинаешь собирать материал. В какой-то момент понимаешь: всё, есть тема, можно работать. Поехали!

– Первый ваш крупный телепроект "Особая папка" на ТВЦ. Чему в этом проекте вы предавали первостепенное значение?

– Ну, я не совсем "правильный тележурналист". На телевидении идут от картинки, от изображения. Я иду от той информации, которую хочу донести до зрителя. Придаю этой информации увлекательную, живую форму, ведь это не научное исследование, это должно быть простому телезрителю понятно и занимательно. Отталкиваясь от его величества факта, я всё время думаю: есть видео или нет, есть, чем прикрыть "голого короля"?! От многих сюжетов я отказывался, потому что нет видео, которое увлечёт зрителя.

– Какие открытия вам пришлось сделать для себя, работая над "Особой папкой"?

– Вы представить себе не можете: для меня любой сериал – открытие! Особенно сильные, я бы сказал, болезненные открытия были связаны с двумя сериалами о Гражданской войне. До этого я даже не предполагал, какой катастрофой была та война для России. А мы делали два больших сериала. Сначала 12 серий на тачанках по европейской части России, потом столько же серий – Дальний Восток и Сибирь. Это заняло годы работы, огромное количество поездок. И постоянный шок, высокий эмоциональный накал! Мне интересен февраль 1917-го. Вот где сплошные "белые пятна истории".

– Всё, что делает на экране Млечин, – это эксклюзив. К эксклюзивам на телеканалах относятся с опаской: легче закупить апробированные на Западе, пусть дурацкие, но рейтинговые телеформаты. Как вы сами относитесь к телевизионному риску?

– Как только ты переходишь грань в смысле серьёзности, ты проигрываешь в количестве зрителей. И это, конечно, заставляет меня как-то балансировать. Это сложно! Уловить грань между серьёзностью и увлекательностью – то же, что и поймать перо жар-птицы.

– Совсем недавно я общался с нашей замечательной коллегой, мастером телевизионных расследований Наталией Метлиной. Она призналась, что за все годы работы в ящике до сих пор не встретила "своего режиссёра". У вас та же проблема?

– И в этом смысле я счастливый человек! В первый день, когда я пришёл на телевидение, познакомился со своей будущей женой. Она в тот день тоже впервые пришла на телевидение. Уже без малого 21 год мы работаем рука об руку! Я очень доверяю её художественному чутью: она формирует команду, определяет художественное пространство. Мне просто повезло.

– История учит тому, что она ничему не учит! Вопрос: что для вас в этом случае есть история?

– Ох уж эти красивые формулы! Сама по себе история невероятно увлекательна. Но ведь задумайтесь... Это, в сущности, история твоей семьи. Мне безумно интересно, как жизнь страны влияла на судьбы родных и близких мне людей. История – это не поваренная книга. Там готовых рецептов нет. История помогает понять день сегодняшний. Особенно в России, где вечная проблема – дороги и выбор пути...

– Известно, что во все времена история писалась летописцами в угоду тем, кто тогда стоял у власти. И какая мне польза от такой истории?

– Изучение истории формирует вашу гражданскую позицию. В поиске правды вы выбираете, чью сторону займёте. Когда мы изучаем историю Гражданской войны, видим: была правда белых и правда красных. Вам какая правда ближе? А вот если говорим о нацизме, двух точек зрения быть не может – это преступно! История – сложная наука, которая требует вдумчивого и глубокого анализа.

– Телепроект "Суд времени" держал у экранов большую часть обычной аудитории, простых работяг… Откуда такая народная любовь к отеческим гробам?

– Это был уникальный телепроект: пытались понять, определиться, кто мы. О "таинственной" и "загадочной" русской душе написано немало. Вся "тайна" русской души в том, что она просто русская. Вспомните философа Ивана Ильина. Первичную душевную силу русского народа он видел в "созерцании сердцем".

– Да, мы любим поговорить по душам!

– Вот и я о том же: более всего на Руси любили человека душевного, сердечного, совестливого. Политика, законы, право собственности... Сердцу все это не нужно. Счастье, душевный покой, гармония – вот, что душа ищет.

– Вы уже несколько раз участвовали в фестивале молодых журналистов "Ты можешь!". Какая она – российская журналистика будущего?

– Молодёжь у нас талантливая. Главное, не заигрывать с нею, а доверять и давать возможность ей заниматься большими, серьёзными делами.

Просмотров: 895





Новости по теме

ЛОМКА СТЕРЕОТИПОВНапросился в гости к звезде, показал телезрителям содержимое всех чуланов,...

Читайте также