Сергей Пушкарев: "Современный, думающий музей должен стать для посетителя маяком в нашем сложном и многополярном мире"

Сергей Пушкарев: 'Современный, думающий музей должен стать для посетителя маяком в нашем сложном и многополярном мире'

10 октября 2014 г. в 13:49

Автор: Марина Гусарова(все материалы автора)

Осенний "культурный прорыв" в Крыму ознаменовался не только гастролями на полуострове прославленных российских музыкальных и театральных коллективов. Уверенно налаживают связи с коллегами и крымские музеи. Об этом, а также о новых горизонтах и возможностях развития музейного дела мы поговорили с исполнительным директором Ассоциации заповедников и музеев Крыма Сергеем Пушкаревым, недавно принявшем участие в международной конференции "Музеи и власть" в Екатеринбурге.

 

 "В настоящее время происходит кризис норм международного права, связанных с музейным делом"

– Сергей Николаевич, насколько мне известно, подготовка к конференции не шла гладко…

– Изначально программа конференции "Музеи и власть" была намечена российским комитетом ICOM (Международный совет музеев) совместно с ICOM США и Германии и запланирована еще в прошлом году до событий на Украине. Однако именно из-за них конференция оказалась под угрозой срыва. Ряд комитетов ICOM (в том числе и Украины) выступили с обращениями к аналогичным организациям многих европейских стран с призывом бойкотировать конференцию, даже письма разослали. Однако мудрость руководства ICOM России, США и Германии, и президента всемирного комитета ICOM Ханса-Мартина Хинца дала возможность эту конференцию все-таки провести. Участие в ней приняли представители тридцати стран. Часть конференции прошла в Санкт-Петербурге, часть – в Екатеринбурге. Увы, никто из представителей украинского музейного сообщества не приехал, став заложниками процесса, который происходит сегодня в украинском сообществе.

– Почему, на ваш взгляд, тема "Музеи и власть" сегодня настолько актуальна?

– Потому, что музейщики прекрасно понимают: решать те вопросы, которые сегодня требуют разрешения на межгосударственном уровне, не в их компетенции. Все участники конференции сошлись в одном: в настоящее время происходит кризис норм международного права, связанных с музейным делом. Примером этого может служить ситуация с выставкой в Амстердаме, ведь крымская часть экспозиции до сих пор не возвращена на территорию полуострова. Это большая тема, которая требует обстоятельного разговора, даже внесения изменений в существующие кодексы ICOM, международное право.

– Каковы сегодня отношения между музейщиками Крыма и Украины?

– В прошлом году на конференции в Евпатории произошло историческое событие: встретились президиумы двух ICOM, России и Украины. Кстати, именно на этом заседании шла речь об активном участии украинских музеев в конференции "Музеи и власть", и все тогда поддержали эту идею. Да и после Крымской весны позиция наших музейщиков была однозначной: двусторонние контакты сворачивать ни в коем случае нельзя. Мы даже опубликовали открытое письмо, которое прошло по многим СМИ. Но это обращение, увы, оказалось гласом вопиющего в пустыне. Сегодня на Украине произошло то, что музеи, на мой взгляд, не должны допускать – коренная политизация их непосредственной деятельности. Даже в художественных музеях выставки направлены сугубо на прославление сомнительных ценностей, одностороннюю подачу материалов без всякого альтернативного подхода и мнения.

 

"Важны, прежде всего, межмузейные контакты"

– Но вернемся к конференции. Чем, по вашему мнению, особенно полезны такие встречи?

– Конечно, продолжением обмена опытом, популяризацией научной деятельности, изданием докладов участников конференции. И очень жаль, что музеи Крыма были представлены там очень скромно, ведь одна из главных задач подобных конференций – развитие межмузейных контактов. Помню, подошли к нам представители одного из уральских музеев. Оказывается, на тамошних золотоносных приисках в 19 лет работал Александр Грин. У них даже есть такая экспозиция, и они хотели бы иметь контакты с музеем Грина. Была на конференции и еще одна "гриновская" страничка – руководитель независимой творческой группы "Студия Артефактум" из Екатеринбурга Юрий Калмыков передал для музея Грина в Феодосии семнадцать писем Нины Грин 1950-60 годов. Речь в них идет о создании музея писателя в Старом Крыму. А в следующем году в трех музеях Крыма и Севастополя по договоренности с министерством культуры Свердловской области пройдет выставка знаменитых тагильских подносов. Установился у меня и личный контакт с директором Владимиро-Суздальского музея-заповедника, членом президиума ICOM. Кстати, на их территории находится несколько объектов, связанных с семьей Воронцовых, и они собираются наладить сотрудничество с руководством Алупкинского музея-заповедника. Состоялся деловой разговор с директором Государственного исторического музея Алексеем Левыкиным. Они готовы помочь Ливадии в создании кабинета Сталина. Но там по целому ряду причин, в том числе и кадровых, пока не могут решить этот вопрос окончательно.

– Насколько активно сейчас сотрудничество российских и крымских музейщиков?

– Многие музеи Крыма и музеи России устанавливают прямые контакты. Еще в апреле в рамках Чеховской конференции мы провели отдельную встречу для литературных музеев Крыма, касающуюся их вхождения в музейное пространство России. Сейчас представители Крыма едут в Петербург, и мы договорились с представителем Государственного музея истории религии, что они их примут. Знаю, что Черноморский музей-заповедник уже ведет переговоры с министерством культуры Тюменской области о том, что они помогут музеефицировать раскопки Калос-Лимена.

Думаю, следующий год имеет все шансы стать годом музеев России в Крыму. Да и нам самим есть что показать. У крымских музеев уникальнейшие коллекции, но они почти все находятся в фондах. Россия готова помочь нам технологически, документально, и может, и с помощью спонсорских средств. К слову, нам уже поступило интересное предложение от Благотворительного фонда помощи Елены и Геннадия Тимченко.

 

"Поразило отношение местных музейщиков к своему делу"

– Удалось ли самому познакомиться с экспозициями местных музеев?

– Один из организаторов конференции, Нижнетагильский музей-заповедник "Горнозаводской Урал", показал нам удивительную экспозицию – завод, созданный еще Акинфием Демидовым и работавший на протяжении почти трехсот лет. Сохранились даже старинные мартеновские печи! Посетили мы и недавно созданный в город Невьянске в ста километрах от Екатеринбурга историко-архитектурный музей, где находится знаменитая падающая башня, построенная в начале XVIII века.

Вообще поразило отношение местных музейных работников к своему делу. У нас привыкли говорить: "Я этими вопросами не занимаюсь". Там же на любой вопрос у сотрудников музея всегда находился исчерпывающий ответ. А во время экскурсии в недавно созданный в Екатеринбурге художественный музей Эрнста Неизвестного, ко мне подошла сотрудница музея, сказала, что они сейчас создают большой каталог, и спросила, нет ли в симферопольских музеях работ Неизвестного. Мне уже удалось связать их с Симферопольским художественным музеем, где такая работа есть. Посчастливилось мне побывать и в частном Уральском минералогическом музее Владимира Пелепенко. Экспонаты нам поистине уникальные, и он готов сделать выставку в Крыму, если найдется подходящее помещение.

А каково отношение к музеям, культуре местных властей?

– Вот несколько фактов, которые говорят сами за себя. На конференции присутствовал губернатор Свердловской области, губернатор Екатеринбурга, представители областного министерства культуры. То же самое было в Нижнем Тагиле, в Невьянске нас встречал мэр города. При таком отношении музейщикам удается решать с местными властями многие вопросы. Мне постоянно говорили: подождите немного, и у вас такое будет! Хотелось бы надеяться…

 

"Музей – это не Диснейленд!"

– Сегодня все только и говорят о поднятии технического уровня музеев…

– Да, но не стоит музейную работу сводить лишь к этому. Так и до абсурда можно дойти – во многих западных странах музеи сегодня сравнивают с аттракционами и отчеты музеев в той же Америке публикуются вместе с отчетами технопарков, Диснейлендов и других увеселительных заведений. Тревожит то, что последнее время такую тенденцию пытаются навязывать и нам. Не спорю, новые формы работы должны присутствовать – это требование времени. Но при этом нельзя уходить от главных задач музеев: собирать, хранить и предъявлять. И именно в этот процесс органично включать интерактивные формы работы. Бесспорный плюс крымских музеев в том, что мы можем показать посетителю подлинный экспонат, а не его бледную копию. Однако у нас эти самые экспонаты зачастую существуют сами по себе, никак не дополняя те, что находятся рядом. Сегодня очень важно показать их взаимную связь. Музейное сообщество должно понимать: надо идти к своему посетителю, но при этом не идти на поводу у этого посетителя!

– А каким, на ваш взгляд, должен быть современный музей в идеале?

– Мне кажется, что современный, думающий музей не только может, но и обязан на основе сформировавшихся в том или ином государстве национальных традиций мировоззрения и, сделав свой собственный выбор, взять на себя функцию губки и надежного фильтра, став своеобразным маяком для своих посетителей в сложном и многополярном информационном мире. При этом важно показывать разные точки зрения, сохраняя верность исторической правде. Один из примеров – подход многих музеев к военной истории. Сегодня, в год столетия начала Первой мировой войны, музеи возвращают из небытия, казалось, навсегда перечеркнутые страницы нашей истории. Интересен современный подход и к истории Второй мировой войны. Многие музеи, в том числе и Российский Государственный музей Великой Отечественной войны на Поклонной горе, перестраивают свои экспозиции, понимая: важно, чтобы история войны рассказывалась непосредственными участниками тех событий. В принятых ICOM документах неоднократно подчеркивается: музеи должны превращаться в место "примирения с прошлым", но с учетом глубокого изучения мировой и отечественной истории, ибо мировая культура и мировая история – понятия тождественные.

Просмотров: 575





Новости по теме

Читайте также