Валентин Лебедев: "Мы уникальны тем, что обладаем душой"

Валентин Лебедев: 'Мы уникальны тем, что обладаем душой'

4 сентября 2015 г. в 09:00

Автор: Марина Гусарова(все материалы автора)

Эта встреча в медиаклубе "Формат А3" была не совсем обычной. Крымчан ждало знакомство с летчиком-космонавтом, дважды Героем Советского Союза, членом-корреспондентом РАН, профессором и заслуженным деятелем науки России Валентином Лебедевым. За рамки государственных границ и даже земных вышли и вопросы. "Когда полетим на Марс?", "Были ли американцы на Луне?", "Видели ли вы НЛО?" – интересовались у Валентина Витальевича журналисты и другие участники встречи.

"У меня была мечта – летать"

Поколение Валентина Лебедева было особенным. Дети победителей, они стали живыми свидетелями великих свершений, главным из которых, конечно, стал первый полет человека в космос. Нашего, советского человека, Юрия Гагарина. Его лучезарная улыбка покорила весь мир. Стоит ли удивляться, что каждый мальчишка мечтал стать космонавтом?

Мечтал о небе и Валя Лебедев. Начал с малого – в пятьдесят девятом поступил в то самое Оренбургское летное училище, что в свое время окончил Гагарин. Потом учился в Московском авиационном институте – и там на пятом курсе лично познакомился с Юрием Алексеевичем.

– Но космонавтом я стал не сразу, – вспоминает Лебедев. – При прохождении медкомиссии в летное училище меня забраковали – от волнения пульс подскочил…

Однако первое препятствие не остановило юношу. Пошел к председателю медкомиссии и сказал как отрезал: "Хочу быть летчиком!" И получил ответ: "Давай, приезжай завтра".

Было и второе препятствие – когда он, уже летчик, восемь (!) раз проходил медкомиссию, чтобы стать космонавтом.

– Помню мой первый приезд на Байконур, – продолжает собеседник. – Это было священное чувство приобщения к чему-то великому, по-настоящему значимому. Школу там я прошел жесткую: в девять утра перед тобой ставили задачу, а в четыре часа дня ты уже должен представить предложения по ее решению. Разгильдяйство там было невозможно в принципе. Многие такого режима просто не выдерживали…

"Форс-мажор" перед первым полётом

Валентину Витальевичу есть что вспомнить. Богатую на события жизнь он описал в своих книгах. А с нами поделился воспоминаниями о первом полете:

– 10 декабря 1973 года мы прибыли на Байконур. За день до старта по традиции провели митинг. А я, как на грех, оделся легко, был очень сильный ветер – и простудился. Но я понимал: если не полечу завтра, заменят весь экипаж, ведь на корабле на нас все "заряжено". Пришел я к врачу экипажа Ивану Тимофеевичу, говорю: заболел, температура под сорок. Думал, его удар хватит, а он спокойненько так говорит: "Будем лечиться". Наливает мне полстакана спирта, дает горсть таблеток, ингалятор сует: "Дыши!". В общем, пропотел я всю ночь, наутро температуру измерил: тридцать шесть, ниже нормы! Утром снова врачебный осмотр. И тут полковник-лор увидел покраснение в горле… А я ему тихо так говорю: "Геннадий Дмитриевич, подписывайте, полечу…" Подписывает, а у самого руки трясутся. Но, когда начали проверку герметизации, чувствую: евстахиевы трубы давление не выравнивают, боль, слезы… А вот в космосе ни боли, ни температуры не было. Все восемь дней о болезни и не вспоминал. Когда приземлились под Джесказганом и привезли нас потом на дачу обкома партии, первым, кто ко мне бросился, был тот самый полковник-лор…

"Космонавт – прежде всего, исследователь"

Зашел разговор и о том, каким должен сегодня быть космонавт.

– На сегодняшний день профессия космонавта четко не сформулирована, – считает Лебедев. – Вот туристы летают. Они, что, космонавты? В нашей профессии нужно четко отделять любителей от профессионалов. К примеру, есть путешественник, а есть землепроходец – чувствуете разницу? Космонавт – прежде всего, исследователь. Это колоссальный труд, увлеченность, подвижничество, если хотите. Меня часто спрашивают: меняет ли космос человека? Отвечаю: космос никого не меняет, он просто укрепляет тебя, делает богаче. Меняет жизнь на Земле. Именно здесь приобретаешь знания, учишься применять их, преодолевать трудности.

– Но в последнее время система дает сбои – вот и в нынешнем году было два неудачных запуска ракеты "Протон-М"…

– Все это результат поворота, даже слома в сознании. В СССР директора таких предприятий были хранителями госсобственности, осознавали свою ответственность. Потом великая страна развалилась –  и появились мальчики и девочки, в одночасье ставшие миллионерами. Вскоре эта зараза стала разъедать и уважаемых, очень много сделавших для страны людей. Человек сам не замечал, как становился рабом денег, погружался в стяжательство. Вы же сами, наверное, читали, сколько на "Восточном" не платили зарплату? Генеральные конструкторы оказались под арестом – это мыслимо раньше было? Увы, космосом стали заниматься люди с сомнительными ценностями – и вот результат. Еще одна причина – снижение уровня образования, нежелание совершенствоваться, расти профессионально. Положение спасают только старые кадры, которые, слава Богу, еще работают.

"Счастлив, что Крым вернулся"

Конечно, звучали вопросы о Крыме и об отношении гостя к вхождению полуострова в состав России.

– С Крымом у меня связано очень многое, – признался Валентин Витальевич. – Мой дядя после войны руководил восстановлением Севастополя, да и сам я часто тут бывал. Меня даже избрали почетным колхозником хозяйства имени Мичурина в Белогорском районе! В советское время я там часто бывал, помогал, чем мог. Помню, как меня сопровождал эскорт из местных комбайнеров и трактористов! А потерю Крыма мы все переживали. Я и при Украине приезжал сюда, но, когда в аэропорту проходил таможню, всегда воспринимал это как нечто противоестественное, инородное. Это ведь наша земля! И сегодня очень счастлив, что Крым и Россия снова вместе!

"НЛО никто не видел…"

Конечно, не обошлось без извечного вопроса: "Видели ли Вы НЛО?"

– НЛО не видел, – улыбается Лебедев. – Другое дело, что в космосе привычные вещи можно принять за нечто сверхъестественное. Как-то смотрю ночью в иллюминатор и вижу – тарелка, даже габаритные огни на ней просматриваются. Я, конечно, остолбенел. Тут начало солнце всходить – и стало ясно, что отколовшаяся частичка защиты станции при преломлении дала такую форму. Тогда я понял: у загадок всегда бывают отгадки и тут важно не зафантазироваться. Еще одну "тарелку" видел над океаном в районе Африки, оказалось – тень от облака. Вообще, я все больше убеждаюсь, что Земля – это некий оазис во Вселенной и, насколько сегодня известно, единственный. Мы с вами тоже уникальны – прежде всего, тем, что обладаем душой. Но человечество, увы, несет и много негатива, а космос – стерильная среда. Поэтому входить туда надо очень и очень осторожно. Когда говорят бодро: "Грузовой корабль сгорел в верхних слоях атмосферы в районе Тихого океана", у обычных людей это не вызывает беспокойства, а у меня душа не на месте, ведь такая станция – целый набор различных и далеко не безобидных материалов, а атмосфера наша – тоненькая голубая ленточка, по которой растекается неизвестно что. В деревне в колодец никому не позволялось плевать. А атмосфера для Земли – тот же колодец. Меня всегда удивляло, что в ООН никогда не поднималась эта проблема, а ведь она очень серьезна. В космосе врагов нет, враги – в нас самих. Вот часто спрашивают: когда на Марс полетим? А я считаю, с этим спешить не надо. Есть робототехника, искусственный интеллект. Мы туда идем ради получения знаний, и беспилотный аппарат может сделать это хорошо, а главное, безопасно.

"Могу честно смотреть людям в глаза"

Прозвучал и второй популярный вопрос: "Действительно ли американцы летали на Луну?"

– Сымитировать полет на Луну невозможно, – отмел все сомнения космонавт. – Все же фиксируется – телескопами, через радиосвязь, пеленгацию. Что касается гуляющих по интернету "разоблачительных" видео, то скажу одно: сегодня наших людей просто развращают всякой бульварщиной. И, к сожалению, многие такие сомнительные откровения принимают на ура.

А вот к вопросу, верит ли он в гороскопы, Валентин Лебедев отнесся неожиданно серьезно.

– Когда мы еще находимся в чреве матери в определенном месте на Земле, которая в этот момент взаимодействует с Солнцем, планетами, уже печатается наша судьба. Изначально она у каждого прекрасна, каждому несет колоссальный потенциал. Но дальше все зависит от нас – сумеем ли мы остаться верными себе или отравим жизнь подлостью, изменой… Я знал многих людей, которые поднимались высоко за счет других, а потом падали. Модно сейчас стало и по пять раз жен менять. Считаю, жизнь у человека одна, и семья должна быть одна. Вообще, я счастливый человек: всю жизнь занимаюсь любимым делом, люблю одну женщину, могу честно смотреть людям в глаза и говорить то, что думаю!

Лебедев Валентин Витальевич. Родился 14 апреля 1942 года в Москве. Впервые заявление в отряд космонавтов написал в 1963 году, будучи ещё студентом. Первый космический полет совершил 18–26 декабря 1973 года совместно с Петром Климуком в качестве бортинженера "Союза-13".

 В 1982 году на космическом комплексе "Союз-Т" – "Салют-7" – "Союз-Т7" совершил рекордный по длительности 211-суточный полет.

 С 1989 года – заместитель директора Института географии АН СССР по научной работе, в настоящее время – директор Научного геоинформационного центра Академии наук (НГИЦ РАН).

 Автор 184 научных работ, в том числе 10 монографий и 26 изобретений, внедренных в космических системах "Союз" и "Салют", а также уникальных книг "Мое измерение" и "Материалы научных исследований на борту орбитального комплекса "Салют-Т5" – "Салют-7" – "Прогресс", в основу которых положен дневник космонавта о жизни на станции во время длительного, 211-суточного полета. Награжден орденами и медалями СССР и других стран, а за работу по советско-французской космической программе – орденом Почетного легиона. Почетный гражданин многих городов России и штата Техас (США).

фото: Марины Гусаровой

Просмотров: 355





Новости по теме

Читайте также