Татьяна Умрихина: "Туризм существует, пока существуют памятники"

Татьяна Умрихина: 'Туризм существует, пока существуют памятники'

25 сентября 2015 г. в 00:01

Автор: Александр Беланов, режиссёр-кинодокументалист, Москва(все материалы автора)

"Где деньги?" – вопрос для крымской действительности не праздный. Но впервые он был задан не местным чиновникам, которых за последние полгода не пинал разве что ленивый, а федералам. Президент РФ Владимир Путин на недавнем заседании президиума Госсовета напомнил, что недошедшие до Крыма 1,6 миллиарда рублей – "это реализация тех договорённостей и той просьбы, которая прозвучала от деятелей культуры Крыма, когда мы с ними встречались в прошлом году!"

На вопрос, поставленный президентом, министр культуры Владимир Мединский ответил... вопросом: "Где деньги?"

Сразу вспомнилось из Михаила Лермонтова: "Всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно".

Вот и газета "Новый Крым" решила поделиться "рецептами выживания" очагов крымской культуры, для которых "деньги расписаны, но в течение 12 месяцев так и не дошли..."

Первым собеседником нашего специального корреспондента, московского телепублициста Александра Беланова стала генеральный директор "Восточно-Крымского историко-культурного музея-заповедника" Татьяна Умрихина.

– Татьяна Викторовна, ровно год назад вы встречались с Владимиром Путиным, беседовали о будущем Крыма. Какие задачи ставил президент, какими планами вы с ним делились?

– Встреча с президентом состоялась 14 августа 2014 года. Уже 2 октября глава государства подписал перечень поручений по итогам встречи.

Мы все прекрасно понимаем: с запуском "Крымского моста" именно Керченский полуостров начнёт интенсивно осваиваться. Здесь и транспортная инфраструктура, энерго- и водоснабжение, система связи и массовых коммуникаций. Встаёт вопрос: кто разработает систему программных мероприятий по сохранению, изучению и популяризации культурного наследия?

– Что из запланированного получается воплотить в жизнь, а на чём споткнулись по независящим от вас причинам?

– Основной проблемой, требующей решения на правительственном уровне, следует признать длительный процесс оформления правовой документации на имущество и земли историко-культурного назначения. Мы на тех же правах, что и индивидуальные пользователи: проходим кадастровый учет, государственную регистрацию, выстаиваем очереди и можем в один заход оформить только два памятника. У нас должны быть преимущества – мы оформляем включение в единый государственный реестр объекты культурного наследия.

Теперь о хорошем. Главным результатом научной работы можно считать новую концепцию развития Керченского заповедника с долгосрочными перспективами развития.

– Концепция развития – это важно! А есть что-то, что уже  можно, как говорится, руками потрогать?

– 2014 год... Празднование 250-летия Государственного Эрмитажа началось именно в Керчи. А как по-другому? Напомню, что на Тмутараканском камне, который хранится в Эрмитаже, кириллической надписью на древнерусском языке высечено, как измеряли Керченский пролив. Керчь (Пантикапей, Корчев, Чарша) – древнейший город на территории современной России, столица Боспорского царства.

– Мы – Европа, потому что Крым – наследник античной культуры!

–  Именно! Сегодня это "лозунг дня" на всех научных конференциях по проблемам музейного дела и охраны археологического наследия, которые мы провели сразу после референдума о воссоединении Крыма с Россией. Дальше – открытие двух юбилейных выставок, презентация совместного археологического проекта "Нимфей". А уже в этом году наш заповедник стал учредителем ещё двух международных конференций.

– Василий Лановой, Александр Голобородько, Аристарх Ливанов... Чем этих культовых русских актёров театра и кино словно магнитом притягивает древняя Керчь?

– Наши любимые артисты – в жюри Международного фестиваля античного искусства "Боспорские агоны", который в семнадцатый раз прошёл на крымской земле. Пять насыщенных фестивальных дней, объединенных темой "Семь чудес древнего города". Программа фестиваля составлена по образцу древнегреческого праздника в честь бога Диониса, а проводится он по принципу древнего соревнования – агона.

– Как всё это сказывается на бюджете города-героя?

– Мы перевыполнили все плановые показатели! И это притом что количество бесплатных посетителей, к примеру, в Мемориальный комплекс "Аджимушкай",  возросло в три раза.

– На "Вахту памяти" в 2015 году должны были собраться 10 поисковых отрядов, в том числе и с Украины.

– 15 мая у мемориального комплекса "Героям Аджимушкая" состоялась торжественная церемония открытия "Вахты памяти "Крымфронт. Аджимушкай – Эльтиген – 2015". Планировалось участие и поисковиков из Херсона, но, к сожалению, возможность их приезда позднее не подтвердилась. Всего в "Вахте памяти" приняло участие 100 человек.

Две недели поисковые отряды работали в трудных полевых условиях. Но результат стоил того. На северо-восточной стороне дороги Аджимушкай – Глазовка было обнаружено неизвестное захоронение бойцов времен Великой Отечественной войны. По политдонесениям удалось установить, что это бойцы 242-й Таманской Краснознаменной ордена Суворова 2-й степени горно-стрелковой дивизии. Ордена Красного Знамени дивизия была удостоена за освобождение Керчи.

Всего за 2015 год найдены останки 124 бойцов. По донесениям известно около 230 имен.

 – Какова сама история "Вахты памяти", кто стоял у её истоков, кому мы обязаны в большей степени итогами проделанной работы?

– О, вспомнить нужно многих! История военно-поисковых экспедиций, проводимых в Аджимушкайских каменоломнях, насчитывает более 40 лет. Тогда, в 1972 году, по инициативе городского музея и редакции журнала "Вокруг света" впервые была проведена поисковая экспедиция "Аджимушкай". Целью поиска стал легендарный архив подземного гарнизона Центральных каменоломен.

– Да, легендарный архив! О его поисках можно снимать фильмы.

– Под руководством научного сотрудника музея С. М. Щербака (впоследствии первого директора музея истории Обороны Аджимушкайских каменоломен) работали молодежные поисковые отряды из Одессы, Челябинска, Миасса, Ростова-на-Дону, Симферополя, Керчи. В состав экспедиций входили студенты и общественники, геологи и рабочие, связисты и реставраторы, и, наконец, оставшиеся в живых участники Обороны. Кстати, научным руководителем на протяжении ряда лет, как и ныне, является Всеволод Валентинович Абрамов, историк, совершивший настоящий гражданский подвиг. Нам удалось получить его архив, согласие на сотрудничество и издание монографии по Аджимушкаю.

Кстати, раньше экспедиционные отчеты публиковались на страницах городской газеты каждый год. Работу экспедиции освещал журнал "Вокруг света", специальный корреспондент А. Гайвоненко, член одесского клуба спелеологов.

– Затем, если не ошибаюсь, аджимушкайским отрядом поисковиков руководил Константин Пронин.

 – А его сменил руководитель отряда "Поиск" Ростовского государственного университета Владимир Щербанов, который позднее возглавил (1995 год) межрегиональный поисковый Центр "Южный рубеж", объединивший поисковиков юга России. Именно под патронатом Центра "Южный рубеж" Керченский историко-культурный заповедник (руководитель экспедиции Владимир Симонов) проводил военный поиск в Аджимушкае. Не будем сейчас оценивать результаты этих экспедиций, которые наряду с успешным поиском не были честны и добросовестны по конечному результату – не захоронили, бросили останки за несколько лет исследований – 39 мешков, утаили результат – не сдали отчеты и находки в музейное учреждение, проявили непорядочность, нечистоплотность. Оценка – дело официальных ведомств. И, я думаю, она последует.

Но если военно-поисковое движение – действенное средство патриотического воспитания, то его основой являются положительная мотивация, а не примеры военного мародерства.

– Алексей Чалый предложил развивать кластер историко-патриотического туризма в Севастополе. А что Керчь? И почему до сих пор два города-героя и город воинской славы Феодосия не объединились в решении одних и тех же проблем?

– А в Керчи разработан и действует кластер историко-патриотического туризма. С начала года "Маршрут Победы" объединяет города Крыма и сейчас активно работает.

Наша часть "Маршрута Победы", "Город-герой Керчь" включает два военных музея – Аджимушкай и Эльтиген, картинную галерею, крепость Керчь, а также памятники и братские могилы, расположенные на территории города. Кстати, именно Керчь привлекает туристов военно-патриотической тематикой, именно за этим приезжает основная часть туристов, а для заповедника этот кластер является основным источником доходов от экскурсионной деятельности.

– Керчь, Пантикапей, Корчев – древнейший город на карте современной России! Что сделано и что надо сделать, чтобы столица Боспорского царства стала Меккой для любителей истории в России и за её пределами?

– А чтобы "начать", необходимы хорошие информационные центры как при въезде в город, так и внутри мест сосредоточения отдыхающих, необходимо прекратить пагубную практику туроператоров игнорирования Керчи, необходимо включение Керчи в общий крымский маршрут.

Нужны основные составляющие, которые сегодня отсутствуют: гостиничная индустрия, транспортная инфраструктура, индустрия питания, индустрия развлечений, инфраструктура туроперейтинга. Мы один из древнейших городов России, упрочивший за собой статус "музея под открытым небом", города тысячи легенд!

 – Для обзора только в составе Заповедника 16 музейных объектов и недели не хватит. Необходимы многодневные экскурсионные программы. Они есть?

– Разрабатываем! За пределами городищ и буферной зоны должны быть построены гостиницы, сувенирные, чайные лавки... Эти объекты могут быть соединены единым маршрутом, а чтобы памятники стали достоянием многих, должно проявить заботу о тех, кому удобно добраться по суше, а кто может приплыть по воде… Кстати, лучший обзор – с моря! Надо возродить каботажное плавание.

– Археологический сезон и открытия порой дают объекты удивительной сохранности: контуры помещений, архитектурные элементы… Где хранить эти подарки Пантикапея, Нимфея?

–  Вы правы. Всё это заставляет нас включать в план работы создание новых музейных площадок, работу по консервации. Археологические памятники высокой сложности и проведение консервационных работ, а уж тем более по музеефикации – чрезвычайно дорогостоящее мероприятие. Реализация мероприятий по восстановлению памятников в огромной степени зависит от финансовой ситуации в республике. Да, музей-заповедник осуществляет заботу о памятниках, в том числе и за счет собственных средств, получаемых от основного вида деятельности – экскурсий. Но забота должна быть общая. Туризм существует, пока существуют памятники. Необходимо общественно-государственное партнерство!

фото Александра Беланова

Просмотров: 764




Новости по теме

Читайте также