Мирному грузчику в Евпатории взрывом оторвало руку

daqache.com

2 марта 2017 г. в 11:02

Автор: Анатолий Ярмолюк
источник: авторская статья
Во время сортировки металлолома у грузчика в руке взорвалось неопознанное взрывное устройство.

 

Это случилось 16 января нынешнего года в Евпатории, на территории ООО "Крымвтормет", расположенного по улице 51 Армии, 18. Данное предприятие занимается сбором и переработкой черного и цветного лома. В тот день грузчик предприятия Николай Музыка сортировал цветной металлолом.

И вдруг – взрыв…

– Такого рода работа – обычная для грузчика, – рассказывает Николай Музыка. – Я приступил к работе и скоро обнаружил некое непонятное для меня устройство – небольшую коробочку с торчащим из нее проводком. Коробочка была прикреплена к какой-то железке. Ни о чем таком не подозревая, левой рукой я взял коробочку, а правой – ударил по коробочке молотком. Из коробочки раздалось шипение, а затем произошел взрыв…

В результате неожиданного взрыва Николай Музыка получил множественные (к счастью, легкие) осколочные ранения лица и тела, но самое главное – взрывом ему искалечило кисть левой руки. Да так, что пришлось вызывать скорую помощь. Грузчик Николай Музыка был доставлен в больницу, где ему ампутировали кисть. 35-летний молодой человек остался калекой.

Вопросы, вопросы…

А из этого, понятное дело, следует превеликое множество вопросов. Откуда взрывное устройство появилось на территории предприятия "Крымвтормет"? Что это за взрывное устройство? Что предприняли в связи с произошедшей трагедией евпаторийские правоохранительные органы? Что предприняло руководство ООО "Крымвтормет"? Как отнеслась к случившемуся общественность? Как в данный момент чувствует себя пострадавший? Ну и так далее…

Начнем с общественности. Вы, наверное, будете удивляться, но нигде и никак, ни по каким информационным каналам сообщений о произошедшей трагедии не последовало. А ведь, казалось бы, весть о случившемся несчастье мигом должна была разнестись по Крыму. В конце концов, не каждый день крымским грузчикам взрывом отрывает руки. Но… Из чего сам собою напрашивается единственно возможный ответ. Это молчание было из-за того, что безмолвствовали первичные источники информации. В данном случае – евпаторийская полиция.

Здесь, конечно, кто-то может возразить в том смысле, что молчать – это право полиции. Тайна следствия, то-се… Да, конечно, такое право у полиции имеется. Но, вместе с тем, полиция должна была произвести тщательное расследование применительно к случившейся беде. Ну так производила она его или нет?

Расследование. Начало…

Производила. Вот что по данному поводу рассказал сам Николай Музыка:

– Ко мне в больницу, уже после того, как мне отняли кисть руки, пришел полицейский в форме старшего лейтенанта. Ни своего имени, ни должности он не назвал. Он сказал, что проводит расследование по факту взрыва. Я рассказал ему все, как было. Но старший лейтенант повел себя как-то странно. Он принялся уговаривать меня изменить показания, будто бы я никогда не работал грузчиком в ООО "Крымвтормет" и в тот день, 16 января, я случайно зашел на территорию базы и принес с собой взрывное устройство, по которому непонятно для чего стал бить молотком, пока оно не взорвалось у меня в руках. Разумеется, я отказался давать такие показания. Старший лейтенант ушел, и больше я его не видел. Но зато на следующий день ко мне пришел один мой коллега-грузчик, который, к моему немалому удивлению, также принялся уговаривать меня, чтобы я изменил показания. По сути, он уговаривал меня сделать то же самое, что и старший лейтенант. Правда, здесь он говорил якобы от имени руководства ООО "Крымвтормет". Мол, оно, руководство, в обмен на такие показания якобы даст мне денег, официально трудоустроит, изготовит протез… Но я и в этот раз не стал давать ложные показания. Больше ко мне никто не приходил. Через две недели я выписался из больницы без руки и уехал домой – в село Воинку, что в Красноперекопском районе.

Знаю – не знаю…

Здесь возникает еще один, хотя и побочный, но, вместе с тем весьма интересный вопрос. Сам Николай Музыка утверждает, что он работал грузчиком в ООО "Крымвтормет", начиная с 2007 года. Правда, без официального трудоустройства, которое, к слову, ему никто никогда и не предлагал. А просто Николаю и еще нескольким таким же, платили в день по 700 рублей, и работали они ежедневно с одним выходным в неделю.

А вот руководитель ООО "Крымвтормет" Павел Козка категорически утверждает, что Николай Музыка не работал на предприятии ни дня – ни официальным образом, ни каким-либо другим. Заходил, правда, иногда на территорию предприятия в поисках случайного заработка и уходил обратно. А так Павел Козка Николая Музыку знать не знает, и слыхом о нем не слыхивал.

– Вот так и в этот раз, – излагает свою версию событий Павел Козка. – Территория у нас не охраняется, к нам, в принципе, может зайти любой желающий. Ну и, значит, зашел и этот молодой человек. И, наверное, принес с собой какую-то железяку, по которой, будучи на территории предприятия, начал бить молотком… Я считаю, что никакой моей вины здесь нет. Мы не можем уследить за всяким, кто является к нам на территорию. Конечно, в принципе могло быть и так, что взрывное устройство попало к нам среди всяческого лома, который мы принимаем от населения. Оно, то взрывное устройство, было совсем маленьким, размером чуть больше спичечной коробки. А он по нему молотком… Почему я должен быть в этом виновен?

– Да как же он не знает и не слыхивал? – не согласен Николай Музыка. – Я ведь работаю там с 2007 года! Кто угодно может подтвердить! Все это время я получал деньги из рук самого Павла Васильевича Козки! И после этого он говорит, что меня не знает… Ну и ну!

– Хотя пострадавший мне и не знаком, но я готов пойти ему навстречу, – говорит Павел Козка. – Когда он вылечится, я готов войти в его положение и официально трудоустроить на своем предприятии. Например, охранником…

– После того, как мне оторвало кисть руки, все те грузчики, которые работали со мной вместе, тотчас же были официально трудоустроены, – парирует Николай Музыка. – Им даже повысили зарплату. Теперь они вместо 700 рублей за смену будут получать по 1000 рублей. Мне кажется, что Павел Васильевич просто испугался. Испугаешься тут – когда одному из его работников взрывом оторвало руку!

Преднамеренно не стану утверждать, кто в этом споре прав – Николай Музыка или Павел Васильевич Козка. Да и как выяснить? Тут, знаете ли, необходимо дополнительное расследование всяческими официальными компетентными органами, которые и должны вынести окончательный вердикт.

Хотя можно отчасти и порассуждать, задав пару-тройку риторических вопросов. Например, какой прок тому же Николаю Музыке утверждать, что он работал грузчиком на предприятии аж с 2007 года (хотя и без официального оформления), если, по утверждению Павла Козки, он там не работал и дня? Непонятно. А вот если Николай Музыка и в самом деле там работал и регулярно получал деньги из рук самого Павла Козки, и с ним произошел несчастный случай на производстве, то уж тут-то кое-что становится очень даже понятным. По итогам расследования взрыва могло статься, что Павлу Васильевичу Козке пришлось бы ответить за некоторые нарушения законов. Например, за то, что долгое время держит на своем производстве не оформленных официально работников и, возможно, не платит налоги. Или за то, что его работники не соблюдают правил безопасности при выполнении работ. Или за то, что он идет против воли правительства Крыма, которое объявило беспощадную войну теневой занятости. Теоретически, Павел Васильевич действительно мог испугаться…

Но, повторимся, мы принципиально не будем становиться  на чью-то сторону – вплоть до выяснения всех подробностей случившегося. Если таковые, разумеется, последуют.

Расследование. Продолжение…

А пока продолжим разговор о расследовании данного происшествия евпаторийской полицией. Передо мной – итоговый документ этого самого расследования, озаглавленный "Постановление в отказе в возбуждении уголовного дела", датированный 14 февраля 2017 года и подписанный двумя должностными лицами – работниками УУП ОМВД России по г. Евпатории старшим лейтенантом полиции Е. Б. Крими и майором полиции С. Н. Епифановым.

Да-да, по факту взрыва на территории ООО "Крымвтормет" с причинением тяжких телесных повреждений грузчику Николаю Музыке в возбуждении уголовного дела было отказано. "Обстоятельства, изложенные в настоящем материале, следует квалифицировать по ч. 1 ст. 118 УК РФ "Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности", – говорится в постановлении.

Здесь, пожалуй, нет особенных оснований сомневаться в незаконности данного документа. Однако некоторые моменты здесь все равно настораживают. Момент первый этического характера. Отчего-то в постановлении проводится упорная мысль о том, что потерпевший Николай Музыка никогда в своей жизни не работал в ООО "Крымвтормет". Вот не работал – и все тут! Об этом полицейским сообщает некто Рокитный О. В., официально трудоустроенный грузчиком на предприятии, то же самое утверждает мастер участка Коваль Д. С., в том же самом свято убежден и сам директор предприятия Павел Васильевич Козка. И только лишившийся руки Николай Музыка упрямо продолжает уверять, что он-таки уже десять лет работает грузчиком в ООО "Крымвтормет"… И вот вопрос: почему все же полиция столь убежденно встала на сторону руководства предприятия и в упор не услышала искалеченного Музыку? Отчего полиция не вникла в суть этих противоречий? И еще: подписавший постановление об отказе в возбуждении уголовного дела старший лейтенант Е. Б. Крими – уж не тот ли это старший лейтенант, который, со слов Музыки, уговаривал его изменить показания? А?

Имеются к постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела и несколько претензий сугубо юридического свойства. В частности, почему евпаторийская полиция не предприняла никаких действий, чтобы установить, что же это было за взрывное устройство и какими путями оно попало на территорию ООО "Крымвтормет"? Ведь помимо сугубо криминалистического интереса, здесь присутствует еще и политический интерес. В Крыму живем, не где-нибудь. А вдруг это попытка террористического акта? Или еще что-нибудь не менее скверное?

Правда, сами евпаторийские полицейские в постановлении объясняют свое нежелание выяснять подобный вопрос следующим образом (стилистика постановления сохранена): "24.01.2017 года было вынесено постановление о назначении судебной технической экспертизы взрыва. При предоставлении материалов в устной форме было отказано в приеме материалов по назначенной экспертизе в связи с отсутствием акта специалиста-взрывника, участие которого необходимо при проведении первичного осмотра и изъятия предметов с места происшествия в случае дальнейшего назначения взрыва технической экспертизы".

Невзирая на стилистику, в общем и целом понятно: полицейские не пожелали выяснять, как взрывное устройство попало на территорию предприятия, потому что у них не оказалось под рукой специалиста-взрывника. Такая вот полицейская логика…

Видимо, несостоятельность своей логики полицейские все же осознают. Потому что в заключительной части постановления об отказе в возбуждении уголовного дела после пункта 1, в котором сказано об отказе "в связи с отсутствием события", в пункте 2 говорится нечто совсем обратное: "Руководствуясь п. 4 части первой ст. 40.1 УПК РФ, ходатайствовать перед прокурором г. Евпатории об отмене данного постановления, так как в ходе дополнительной проверки необходимо установить предмет, в результате воздействия которого гр. Музыка Н. В. были причинены телесные повреждения".

Прочитаешь – и руками разведешь. Для чего же было отказывать в возбуждении уголовного дела, если следующим же пунктом полицейские просят прокурора, чтобы он отменил это постановление? Вы что-нибудь понимаете? Казалось бы, доведи дело до логического окончания, установи все обстоятельства и причины и уж потом выноси постановление об отказе. Или, наоборот, возбуждай уголовное дело, ищи преступников и отдавай их под суд. Или, может, евпаторийские полицейские надеются, что евпаторийский прокурор, прочитав такое постановление, просто махнет рукой, да и ничего больше?..

Последние события

В настоящее время Николай Музыка живет у себя в Воинке и бегает по больницам, решая вопрос о назначении ему пенсии по инвалидности. Жить-то надо – тем более что у Николая на попечении 7-летний сын. Кроме того, на днях Николай написал жалобу прокурору Крыма с просьбой по справедливости разобраться с произошедшим с ним несчастьем и ожидает прокурорского ответа.

Что касаемо ООО "Крымвтормет", где, по утверждению Николая, он проработал 10 лет, то никто оттуда ему не звонил и не приезжал.

P.S. Мы будем следить за развитием событий и расскажем читателям, чем и как завершилась эта история.

Анатолий Ярмолюк

Просмотров: 466




Комментарии (0)

Добавить комментарий







Новости по теме

Читайте также