Александр Юрьев: как создавался Антикоррупционный комитет при Совмине Крыма и почему он не стал примером для всей страны

2 марта 2017 г. в 13:00

Автор: Лилия Диденко(все материалы автора)
Интервью с крымским общественником Юрьевым Александром Юрьевичем о том, как в Крыму создавался Антикоррупционный комитет и почему сфера ЖКХ не позволила комитету стать примером для всей России

В апреле 2014 года в Крыму начиналась работа по созданию  Антикоррупционного комитета при Совете министров Крыма под руководством  Владимира Мерцалова. Тогда все было на волне  патриотизма, но нужно было работать с кадрами. Конечно же, все понимали, что этот комитет не может подменять собой правоохранительные органы. То есть комитет совместно с кадровой службой Совмина проводил кадровую проверку. Нужно было проверять родственные связи, конфликты интересов от  уровня министров до уровня специалистов. Подбор кадров на должности министров, замминистров, начальников управлений и подразделений С. Аксенов поручил Мерцалову. "В. Мерцалов пригласил меня", – рассказывает Александр. Регистрация комитета заняла у нас 3 месяца, и в июле мы начали работать. Все это время работали на энтузиазме, без зарплаты.

Желающих работать в этом комитете было очень много. "Украинские чиновники со стажем" очень хотели, чтобы их друзья-родственники вошли в состав комитета. Обязательным условием прохождения в штат сотрудников комитета было прохождение тестирования на полиграфе. С мая 2014 года все претенденты на должность в комитет стали проходить полиграф. Это все было открыто, и зрители, сидящие в студии, могли видеть, как реагирует полиграф на ответы. При этом тестируемый не видел, как полиграф реагирует на его ответы. Вопросы для полиграфа согласовывались с Аксеновым. Вопросы были приблизительно такими: "Идёте ли вы в работать комитет, чтобы лоббировать свои интересы?", "Будете ли вы брать взятки?" Работа с полиграфом проходила под руководством высококвалифицированного специалиста по линии спецслужб, и по итогу специалист давал заключение – "рекомендуют" или "не рекомендуют" этого человека на данную должность.

 "Судя по тому, что меня приняли на работу в комитет, можно сделать вывод, что тест на полиграфе я прошел", – говорит А. Юрьев.  "Я хочу сказать, что 80% претендентов тест с полиграфом не прошли. На тот момент в штат вошло только 7 человек", – подводит итог прошедший счастливчик. Видимо, не все были искренними патриотами. Кстати,  4 человека, которых "не рекомендовали", после ухода команды Мерцалова-Юрьева из комитета были приняты в штат.

 Положение о комитете летали согласовывать в Москву напрямую в Администрацию Президента РФ. Это был эксперимент в рамках всей страны. Впервые это создавалось в Крыму, и контролировался этот процесс из Администрации Президента начальником Управления Президента Российской Федерации по вопросам противодействия коррупции Олегом Анатольевичем Плохим, чтобы не было противоречий с российским законодательством. Тогда Москва сказала крымским патриотам, что если этот эксперимент себя оправдает, то как прецедент через год это пойдет по всей стране.

Как стало и как было

"Я так понимаю, что в Крыму этот  комитет себя не оправдал, раз это так и не стало примером для подражания. В администрации сейчас "не очень" смотрят на нынешний состав комитета, потому что они помнят наш состав. Комитет имел полномочия согласовывать кадровые листы. Ничего сверхсложного там не было, никаких спецслужб. Мы делали запросы в кадровые отделы, туда, где человек ранее работал. Но основным критерием был Интернет и соцсети. В Интернете можно узнать и о человеке, и о его родственниках, друзьях, чем человек жил, где работал, компромат, слухи. Тогда у нас были громкие  дела по линии Минздрава Крыма. Главврачи тогда настолько испугались громких разоблачений, что начали кормить больных как положено, лечить начали как положено – бесплатно! Вы думаете, нам не предлагали денег? Предлагали! Мы говорили им сразу: ты можешь нам ничего не предлагать, ты уволен! Писали представление и всё. Все стали звонить, пытались как-то поговорить. Мы приходили к Аксенову С., он нам говорил: "Работайте, не беспокойтесь!"– поделился воспоминаниями Александр.

ЖКХ оказалось сильнее Антикоррупционного комитета.

"Занялись сферой ЖКХ. Приходишь в МУП, а там муж – директор, сын – первый зам, а жена – главный бухгалтер. Такой себе семейный подряд. Стали запрашивать документы в подразделениях сферы ЖКХ, появилось много других особенностей и нюансов, и тут уже не на шутку занервничала вся эта "старая гвардия". Начался какой-то очень непонятный для нас процесс. Сначала В. Мерцалову  предложили сменить место работы. Потом мне предложили уйти. Я тогда честно сказал, что если все тут так плохо, то я озвучу это на совещании. Если, озвучив это на совещании один раз, второй раз, я окажусь неуслышанным, то я могу озвучить и в эфире. И весь тот энтузиазм в нас стали гасить. "Вот этого не тронь, это нельзя делать".

– Кто гасил этот энтузиазм?

– Старые кадры, которые повылазили и потом оказались в чиновниках. Сейчас они  начальники. Многие тогда пугали С. Г. Доничем. Когда я разговаривал об этом с С. Г. Доничем,  он голову опускал и говорил: "Не слушай". И вот так наша команда проработала три месяца…

О работе медперсонала в государственных медучреждениях и в "Генезисе"; количестве переданных дел за год работы нынешнего комитета (как при первом составе за месяц); о принятии О. Казурина на работу в Совмин и его аресте в аэропорту; о навязывании сильному лидеру политических решений – действительно ли при этом лидер сильный?; о кадровом вопросе; об утренних встречах с общественностью; об общественных советах и карманных экспертах; о работе Министерства информации, внутренней политики и связи, монополии в связи, почему в Крыму мнение экспертов "не актуально"; почему крымчане устали от освоения денег, почему власть не слышит крымчан и других интересных вещах, происходящих в Крыму, смотрите в полном видеоинтервью.

 

Просмотров: 437




Комментарии (0)

Добавить комментарий







Новости по теме

Читайте также