"Метод Ларенкова": прошлое встречается с настоящим

фотоработы Сергея ЛАРЕНКОВА

24 июня 2016 г. в 22:03

Автор: Алексей Васильев(все материалы автора)

Его имя больше известно, как это водится на Руси, за пределами Родины: выставки его работ проходили в Вене, Праге, Париже, Берлине, Дрездене, Лейпциге, Магдебурге, Гамбурге, Пекине. Зарубежные искусствоведы даже термин придумали в честь героя нашего рассказа: "метод Ларенкова". С каждым годом всё больше фотографов используют этот метод, возможно, и не зная об авторстве. Суть метода Ларенкова заключается в совмещении прошлого и настоящего – старых фотографий с новыми снимками, сделанными с той же точки и с тем же ракурсом, что и фото давних лет.

При всём этом Сергей Ларенков, основатель жанра исторической фотореконструкции – таймерографии, автор более тысячи уникальных работ, не считает себя мэтром фотографии:

– Я питерский морской лоцман, – уточняет он. – Фотореконструкция, конечно, для меня больше, чем хобби – но не больше, чем основная работа.

Ларенков использует не только кадры, ставшие знаменитыми на весь мир, но также малоизвестные, сделанные с обеих воюющих сторон (обычно исторические фотографии ему предоставляет Российский государственный архив кинофотодокументов в Красногорске). Секретами творчества мастер охотно делится со всеми желающими и приветствует продолжателей его стиля (в Крыму по методу Ларенкова работает Александра Николаева):

– Я работаю с простым зеркальным цифровиком Nikon D5000. Главное – к аппарату иметь хороший объектив, чтобы была возможность снимать "на широком фокусе", тогда старая фотография или открытка легко помещается внутри современного "широкого" снимка. Затем приходится поколдовать в фотошопе – и работа готова!

Впрочем, не всё так просто. Прежде, чем нажать на кнопку спуска фотоаппарата, нужно немало часов провести в архивах в поисках требуемой старинной фотографии. А затем найти "в натуре", с точностью до сантиметра, место, с которого десятки лет назад этот снимок был сделан. Помогают штурманские методы по створам и пеленгам.

Десятки работ Сергея Викторовича, коренного питерца, семья которого пережила блокаду, посвящена именно этим трагическим дням:

– Для Ленинграда блокада – самая страшная страница в его истории, – убеждён фотограф.

Рассматриваем снимки. Улицы нынешнего Санкт-Петербурга. Зелёный сигнал светофора, дорожные знаки, спешащий прохожий и старая трафаретная надпись на стене: "Граждане! При артобстреле эта сторона улицы наиболее опасна". Ещё снимок, обувной магазин, на витринах надписи – скидки… На сколько процентов, разобрать сложно: половина витрины уже заложена мешками с песком – ожидается …артобстрел.

Наиболее впечатляют кадры, где наши современники идут беззаботно по тротуару, а рядом чёрно-белые люди-призраки везут на санках трупы своих родных…

– Фотографией увлекаюсь с детства, – рассказывает Сергей Викторович. – А тем, чем занимаюсь сейчас, – около пятнадцати лет… Первая выставка состоялась в школе, где училась моя дочь. Собственно, я и начал это делать для детей. Ведь школьникам сейчас в России историю Великой Отечественной войны рассказывают не в полной мере. На это отведено всего лишь несколько уроков. Хотелось сделать своего рода учебное пособие, чтобы дети наглядно могли представить, что такое война.

Четыре года назад я пригласил Сергея Ларенкова в Крым, он с радостью принял это предложение, причём признался, что собрался по пути посетить Киев и Одессу, чтобы сделать фотоколлажи и в этих городах. В
2013 году в Киеве, в Российском центре науки и культуры, открывалась выставка работ Ларенкова "Перелом". На вернисаж был приглашён и автор:

– Это была третья выставка в Киеве, – вспоминает Ларенков. – Меня всегда встречали хорошо в этом городе, но последняя выставка проходила в дни, когда на майдане уже жгли покрышки. Вернисаж должен был состояться в Музее истории Киева, это в ста метрах от майдана. На открытие пригласили ветеранов Великой Отечественной, блокадников, волей судьбы живущих в украинской столице, прессу… Но в последний момент, чтобы не рисковать, мероприятие перенесли в Российский центр.

– Разумеется, я прошёлся и по майдану, – продолжает Сергей Викторович. – История творилась у меня на глазах, это похлеще фотоколлажей! Правда то, что происходило, на-
стораживало. Ещё призрак фашизма не завладел городом, но настроение было тревожное. Я видел эти одержимые лица. Я видел, как по бутылкам разливали горючую смесь. Ещё в прошлом году я гулял здесь же и фотографировал радостных футбольных фанатов, собравшихся у больших экранов на майдане, чтобы болеть за своих: в Киеве тогда проходил чемпионат Европы по футболу. И вот, год спустя, я с тех же точек снимал уже другую толпу. Собираюсь ли я сейчас делать современные киевские или донецкие фотоколлажи? Нет. Я занимаюсь той историей, которая не кровоточит, не нарывает. Я бы лучше переснял Грозный – каким он был тогда и каким стал сейчас. А делать украинские коллажи, пока не закончится война и не утихнет боль, я не стану…

О работе в Крыму Ларенков рассказал обозревателю "НК" с большей радостью и оптимизмом:

– Поездка в Крым была интересной и плодотворной. Спасибо крымчанам, помогавшим мне в этой экспедиции: Игорю Азарову, вам, Алексей, Ирине Вдовиченко, Игорю Самохину и многим другим. Уникальных кадров военной поры в Симферополе мы нашли немного. На некоторые фотографии – с расстрелянными, повешенными – я, по этическим соображениям, коллажи монтировать не стал. Но всё равно: то, что сделал в столице Крыма, вышло, на мой взгляд, неплохо. Очень хорошо поработал в Севастополе – там было где развернуться! А в Керчи даже произошла мистическая история. Я должен был найти точку съёмки, с которой в 1943 году фотограф запечатлел фрагмент высадки Керченского десанта. По морской карте я нашёл нужный мыс, но как найти точное место на однообразной многокилометровой прибрежной полосе? Я медленно брёл вдоль береговой линии – и внезапно будто кто-то меня подтолкнул! Тут же спустился к морю и мгновенно нашёл нужную точку! Считаю этот случай невероятным, ведь даже во время съёмок в знакомом с детства Питере я в поиске точки съёмки выезжал на место по пять раз. И вот такие случаи, когда буквально кто-то ведёт меня к нужному месту, происходили неоднократно.

Мой собеседник от всего сердца приветствовал возвращение Крыма в родную российскую гавань:

– В Феодосии живёт мой товарищ, тоже лоцман, он рассказал трогательную историю про то, как во время референдума голосовали крымчане. У этого лоцмана соседка – очень пожилая женщина, ей, наверное, за девяносто было. Из дома несколько лет не показывалась. И тут все смотрят – она ковыляет на избирательный участок. Ей говорят, мол, бабушка, да комиссия к вам домой приедет, дома и проголосуете! А та отвечает: нет, в Россию я должна прийти своими ногами!

Ларенкову хорошо известна ситуация и в нынешнем Крыму:

– Я понимаю, что эйфория Крымской весны понемногу проходит, особенно когда крымчане сталкиваются с российской бюрократией. Как бороться с бюрократами и продажными чиновниками, я не знаю. Да и не моё это дело. Этим занимается, образно говоря, Главный Лоцман Страны. Дай бог ему удачи!

Сергей Викторович не любит говорить о политике. Поэтому наш разговор возвращается к истории, искусству, творческим планам:

– Есть желание снова поработать в Крыму. Причём не только по теме Великой Отечественной, но и по Крымской войне. А вообще, Крым – это такой многослойный исторический бутерброд, над каждым слоем которого можно работать и оживлять эпохи посредством фотографии.

P.S. Редакция "НК" обращается к читателям с просьбой: если у кого-то в домашнем архиве сохранились крымские фотографии военной поры (на которых запечатлены люди и узнаваемые здания), и вы готовы бесплатно позволить их перефотографировать и передать Сергею Ларенкову, напишите, пожалуйста, в редакцию газеты, позвоните по номеру
+7(978)-009-33-55 или пришлите в электронном виде на адрес vasiliev@inbox.ru "Для Ларенкова". Мы передадим!

Просмотров: 1125




Читайте также