"Республика Крым могла состояться 20 лет назад…" "Крымская весна" в объективе Юрия Розгонюка

17 октября 2014 г. в 14:31

Автор: Алексей Васильев(все материалы автора)

"Новому Крыму" всего два месяца, но у нас уже появились свои верные и преданные читатели. Один из них – симферополец Юрий Розгонюк. Что нравится ему в нашей газете?

 – Корреспонденты "НК" не новые люди в журналистике: они писали и пишут правду, не подстраиваясь ни под кого, – объясняет Юрий Дмитриевич. – И пусть я не всегда согласен с их точкой зрения, но меня подкупает честность этих журналистов. Мне нравится хороший классический слог газеты без перехода на вульгарничанье. Даже некий академизм, но без занудства.

 

Дежурный по весне

Хороший журналист может написать интересную статью о жизни любого человека: для нас неинтересных людей нет. Если вы захотите, чтобы мы поведали историю вашей семьи всему миру, свяжитесь с редакцией. Но сегодня наш рассказ о бывшем хирурге, доценте, преподавателе, депутате ВС Крыма первого – второго созывов и летописце "Крымской весны".

Шесть лет уже Юрий Дмитриевич на пенсии, но он не коротает время заслуженного отдыха у телевизора. Розгонюк – борец. Но с кем боролся наш читатель?

– Всю жизнь я cражался за русский Крым, – отвечает на вопрос герой нашего рассказа. – В дни "Крымской весны" перед всеми нами возник вопрос жизни и смерти: будет Крым фашистским или нашим. У меня появилось свободное время и внутренняя необходимость реализовать себя в гуще судьбоносных событий… Я даже старался держаться поближе к вооруженным вежливым людям, чтобы, если понадобится, подобрать выпавший из рук автомат и продолжить бой, – очень серьезно говорит Розгонюк.

К счастью, не понадобилось. Но все дни, вечера и ночи "Крымской весны" Юрий Дмитриевич фиксировал на свой айфон. Сняты десятки тысяч кадров (некоторые представлены на этом развороте), сотни видеозарисовок (пригодился юношеский опыт снимать фото на "Смену" и "Зенит" и кино на камеру "Кварц-2"). Видео этих тревожных дней, снятых крымчанином, использовалось в авторской программе московского журналиста Андрея Караулова. Да и фото разлетелись по всему свету. Вот только маститые фотографы смотрели на "деда с мобилой" скептически, но он не обращал на них внимания: cнимал не ради денег – для истории.

 

Нормальная анатомия

История же самого фотографа-энтузиаста началась, как он сам говорит, "в первой половине XX века". Родился в 1948 году в семье фронтовиков, прошедших всю войну с 1941 по 1945 гг. (отец был заместителем Киевского военкома). Поколесив по Союзу, в 1955 году его отца назначили начальником штаба тыла Таврического военного округа, и семья осела в Симферополе. Юра закончил среднюю школу № 1, до армии шоферил на автобазе связи, после службы (войска ПВО) проработал немного водителем "скорой помощи", затем поступил в Крымский медицинский институт. Закончил с отличием в 1976 году.

– Я даже Ленинским стипендиатом был, – улыбается рассказчик, – это существенный момент. Дело в том, что "ленинская" стипендия – 90 рублей – оказалась выше, чем моя предыдущая зарплата водителя "скорой" (72 рубля).

Юрий Дмитриевич закончил мединститут по специальности "хирургия". Но по распределению так и не уехал – был оставлен для научной работы в институте. Занимался и преподаванием, вёл курс "Нормальная анатомия".

– Научная работа (я защитил её в 1983 году) называлась "Морфология поврежденного спинного мозга при различных способах оперативного вмешательства", и надо же так случиться, что вскоре мне пришлось самому лечь на операционный стол с… повреждением позвоночника, – вздыхает Розгонюк. – Перенес три операции. Было ли страшно? Конечно! Ведь я знал всё, что пошагово будет делать со мной специально приглашенный хирург из Харькова – какие кусачки возьмет, какие болты применит…

 

Оранжевый медин

Операции прошли успешно, но моральная "операция", которой подвергся университет в годы украинской оккупации Крыма, оказалась куда как болезненней.

– В 2005 году к нам из Луцка приехал человек в оранжевом галстуке, он представился личным другом "президента Ющенка" и пообещал, что всех нас "заставит любить батькивщину", – вспоминает Розгонюк.

Новый завкафедрой всё сетовал, как это человек с такой прекрасной украинской фамилией "Розгонюк" может быть русским.

– Однажды он предложил мне читать лекции на украинском языке, – продолжает Юрий Дмитриевич, – а я читал на русском и на английском. Ответил, что согласен, но с условием, если он будет читать на английском мои лекции.

Понимания не случилось и по другим принципиальным вопросам. В 2006 году герой нашего повествования уволился. Но ушел он не только из-за "личных неприязненных отношений":

– Вместе с "другом Ющенка" прибыла целая команда, решившая прививать в университете т.н. европейские ценности, в том числе и в самом отвратительном их виде. Вы догадываетесь, о чём я? Что же касается методики обучения, то эти "спецы" с Западной Украины отвергли научную школу преподавания профессора Владимира Зяблова и начали внедрять болонскую систему (формальные тесты, беглые опросы, никакого общения со студентами и т.д.). Эта система создавалась для студентов из Африки, чтобы обучать их азам медицины, а незваные гости и к нам относились, как к дикарям… Зато диссертации пеклись, как блины, но не по принципу научной значимости, а согласно… политической целесообразности.

Заметим: вся эта ученая команда по-прежнему "трудится" в упомянутом вузе – благополучно получила российские паспорта и сменила галстуки.

 

Своими руками…

В большую политику Юрия Розгонюка привело всё то же, не всем понятное, желание служить Родине.

– В 1990 году пошел на выборы в Областной совет Крыма (с 1991 г. – Верховный Совет) самовыдвиженцем, – рассказывает Юрий Дмитриевич. – Одновременно из нашего мединститута выдвигалось в депутаты пять профессоров. В результате прошел один я, ассистентишко… Более того, и на следующих выборах я снова победил! Однако этим я поставил точку на своей карьере – доцентом стал только через двадцать лет после защиты диссертации, последним…

По словам нашего героя, число депутатов обл­советов было около двухсот, но только человек тридцать реально хотели служить народу, а не защищать свой бизнес.

– Среди честных и порядочных людей особенно выделялись Борис Кизилов и Юрий Мешков, – поясняет Розгонюк. – Юрий Александрович отличался умом особого склада, фанатичной любовью к Родине, бескорыстием и абсолютным бесстрашием… Когда Мешков стал президентом Крыма, я познакомился со Светланой Савченко и вашим нынешним главным редактором, а тогда пресс-секретарём Мешкова Игорем Азаровым. Игорь Вадимович мне сразу приглянулся – было видно, что это светлый ум, к тому же патриот, работающий, как и президент, не за деньги, а за процветание Крыма.

А дальше началась война против Мешкова. По словам Розгонюка, "всё развалилось из-за корысти одного человека", пожелавшего стать главнее президента. Начались споры, драки, разделы на фракции… В конце концов Мешкова просто оболгали.

– Не будь этой крысиной возни, Республика Крым могла бы появиться в составе России не в 2014 году, а на двадцать лет раньше! – убежден Юрий Дмитриевич. – А так "профессиональные русские" погубили всё своими руками…

 

…Это были несколько мгновений из жизни нашего симферопольского читателя и человека с активной жизненной позицией Юрия Розгонюка.

Давайте читать "Новый Крым", писать в "Новый Крым" и строить новый Крым вместе.

Просмотров: 502




Новости по теме

Читайте также